Константин Добрынин: Ленин: труп или экспонат

В коллегию адвокатов обратились прямые потомки В.И. Ленина, проживающие сейчас во Франции.

Константин Добрынин
Константин Добрынин, адвокат, Pen&Paper
Их имена пока не могу разглашать по этическим соображениям, но сомнений в том, что эти лица – настоящие правнуки основателя СССР, у меня нет – ими предъявлены соответствующие документальные доказательства и заверения. Они хотели бы добиться перезахоронения В.И. Ленина в Париже (на Монпарнасом кладбище, где у них есть необходимые возможности). Контрагенты просили меня прояснить правовой статус тела Ленина в Мавзолее на Красной площади в Москве и обрисовать спектр возможностей перемещения тела в том или ином направлении, а также изменения его статуса.

Пришлось разбираться.

Кстати, вчера, 21 января – была годовщина смерти Владимира Ильича, с чьим именем на устах прошло детство многих из нас, включая автора этих заметок. 

И потому – дополнительный повод проанализировать и понять, какой в будущем может и должна быть судьба тела Ленина.

Самое очевидное-невероятное, что удалось выяснить за время беглого анализа – это то, что четкий правовой статус этого покойного отсутствует.

Фактически имеет место пробел в правовом регулировании, дающий возможность для всевозможных инсинуаций, спекуляций, идолопоклонства и мракобесия вроде аналогий со святыми мощами. 

Такое положение в цивилизованной стране 21 века, именующей себя правовым светским государством, терпимо быть не может. Следовательно, пробел должен быть ликвидирован путём отнесения этого объекта к одному из возможных видов объектов правового регулирования, а именно: если это труп человека – он должен быть захоронен в соответствии с законом о погребении; если это объект исторического наследия – то должен экспонироваться как музейный экспонат, в том числе и на платной основе. Решить это должен законодатель с учётом результатов экспертного и общественного обсуждения, которое давно пора инициировать.

И вариантов здесь всего два.

Первый: захоронение (или перезахоронение).

У нас есть Федеральный закон «О погребении и похоронном деле», согласно которому под «погребением» понимаются обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. 

Погребение может осуществляться путем предания тела земле, огню и воде. Погребение не означает исключительно закапывание в землю. Тело может быть захоронено также в «иных зданиях и сооружениях, предназначенных для осуществления погребения умерших». Одним из способов погребения является захоронение в склепе.

В соответствии со ст. 4 этого же закона местами погребения являются отведенные в соответствии с этическими, санитарными и экологическими требованиями участки земли с сооружаемыми на них кладбищами для захоронения тел умерших, стенами скорби для захоронения урн с прахом умерших (пеплом после сожжения тел умерших), крематориями для предания тел умерших огню, а также иными зданиями и сооружениями, предназначенными для осуществления погребения умерших. 

Места погребения могут относиться к объектам, имеющим культурно-историческое значение.

Создаваемые, а также существующие места погребения не подлежат сносу и могут быть перенесены только по решению органов местного самоуправления в случае угрозы постоянных затоплений, оползней, после землетрясений и других стихийных бедствий.

Исторически гроб с телом В.И. Ленина было решено «сохранить в склепе, сделав последний доступным для посещения», в целях предоставления всем желающим, которые не успеют прибыть в Москву ко дню похорон, возможности проститься с вождем. 

Данное решение было принято ЦИК Союза ССР и закреплено в его постановлении от 25.01.1924. Скорее всего, эта мера была временная, о чем свидетельствует, например, выбор слов в самом постановлении: «сохранить», а не «захоронить». Да и термин «склеп» использован в постановлении ЦИК в необычном значении, поскольку в обычном склепе открытый гроб с покойником не устанавливают, и посетители внутрь склепа не ходят. Было бы логично полагать, что через какое-то время после того, как все желающие простились бы с вождем, тело Ленина должно было быть захоронено в соответствии с законом. В самом деле, вряд ли под «не успевшими прибыть в Москву ко дню похорон» ЦИК мог иметь в виду людей следующих поколений, которые в момент смерти вождя мировой революции ещё не родились.

Однако имеет право на существование и иная трактовка: Постановлением ЦИК определено именно место погребения – склеп, который со временем предполагалось закрыть. 

Тем более что сооружен он был «у Кремлевской стены, на Красной площади, среди братских могил борцов Октябрьской революции». Таким образом, само расположение склепа (а впоследствии и Мавзолея) среди братских могил может означать намерение ЦИК Союза ССР именно «захоронить» Ленина в склепе (мавзолее).

Что не вызывает сомнений – так это то, что при любом толковании намерений ЦИК ССР, тело В.И. Ленина не предполагалось использовать в качестве музейного экспоната. 

Однако, как мы все знаем, оно не используется в этом качестве только де юре, де факто же – более чем.

В то же время, все музейные предметы подлежат учету (ст. 6 Федеральный закон от 26.05.1996 N 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации») и включаются в Государственный каталог Музейного Фонда. 

Мы проверили – тело В.И. Ленина в список не внесено.

Более того, законодательство нашей страны ни исторически, ни в настоящее время (ст. 218 ГК РФ) не предусматривает оснований для возникновения права собственности на человеческие останки.

В 1990 году Мавзолей Ленина в составе Красной площади и Московского Кремля был внесен в список объектов Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, но именно как памятник выдающейся монументальной советской архитектуры. 
Тело Владимира Ильича, находящееся в этом памятнике, к объектам культурного наследия ЮНЕСКО не отнесено, что также подтверждает тот факт, что оно не является музейным экспонатом.

К тому же, если придерживаться версии о захоронении Ленина в склепе, а затем и в Мавзолее, то просто так вытащить тело из места погребения для его экспонирования где-то ещё нельзя – есть риск претерпеть от ст. 244 УК РФ, предусматривающей ответственность за «Надругательство над телами умерших и местами их захоронения».

В любом случае, этот сакраментальный вопрос – «что делать?», должен быть решен либо специально созданной для этого комиссией, либо на референдуме. 

Что касается комиссии, то у государства есть соответствующий опыт – можно создать Правительственную комиссию (по аналогии с комиссией Б.Немцова по останкам царской семьи), она и проработает этот вопрос, собрав всех необходимых специалистов. Бориса Немцова, увы, с нами больше нет, но правительство-то и вице-премьеры в нём вроде бы по-прежнему есть.

Вариант второй: экспонирование в музее.

Для целей экспонирования в качестве музейного экспоната тело Ленина может быть признано мумией. 

Ещё раз – признано мумией.

Мумия, в отличие от трупа, может быть музейным предметом, то есть культурной ценностью, качество либо особые признаки которой делают необходимым для общества ее сохранение, изучение и публичное представление. 

Последнее, кстати, как мы уже отметили, фактически происходит уже сейчас. Культурные ценности – это предметы религиозного или светского характера, имеющие значение для истории и культуры и относящиеся к категориям, определенным уже в законе «О вывозе и ввозе культурных ценностей». Этот перечень достаточно обширный, полагаем, что «наш» труп может попасть под понятие «составные части и фрагменты архитектурных, исторических, художественных памятников и памятников монументального искусства» или «другие движимые предметы, в том числе копии, имеющие историческое, художественное, научное или иное культурное значение, а также взятые государством под охрану как памятники истории и культуры».

Музейные предметы и музейные коллекции, в том числе включенные в состав Музейного фонда РФ, независимо от того, в чьей собственности или во владении они находятся, подлежат государственному учету. 

Государственный учет состоит из первичного и централизованного учета.

Первичный учет осуществляется государственными и муниципальными музеями, государственными и муниципальными организациями, во владении или в пользовании которых находятся музейные предметы и музейные коллекции, в том числе включенные в состав Музейного фонда Российской Федерации (далее – «МФРФ»). 

Первичный учет включает в себя: экспертизу культурных ценностей в целях отнесения их к музейным предметам и музейным коллекциям; первичную регистрацию музейных предметов и музейных коллекций, подлежащих включению в состав МФРФ. В государственных и муниципальных музеях экспертиза культурных ценностей и экспертиза музейных предметов и музейных коллекций, в том числе включенных в состав МФРФ, в целях ФЗ проводятся уполномоченным коллегиальным органом музея, в собственности или во владении которого находятся музейные предметы и музейные коллекции, в том числе подлежащие включению в состав МФРФ.

В соответствии с законодательством, музейные предметы и музейные коллекции, включенные в состав государственной части МФРФ и находящиеся в государственной собственности, могут передаваться в безвозмездное пользование государственным и муниципальным музеям и другим организациям с разрешения федерального органа исполнительной власти в сфере культуры на основании соответствующих договоров в порядке, установленном Правительством РФ.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 10.08.2017 N960 «Об утверждении Положения о передаче музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации и находящихся в государственной собственности, в безвозмездное пользование государственным и муниципальным музеям и другим организациям», музейные предметы и музейные коллекции передаются музеям и другим организациям в безвозмездное пользование с разрешения Министерства культуры РФ. 

Соответствующее разрешение оформляется приказом Министерства культуры РФ. Музейные предметы и музейные коллекции передаются музеям в целях осуществления просветительской, научно-исследовательской и образовательной деятельности, их учета, хранения, изучения и публичного представления. Музейные предметы и музейные коллекции, находящиеся в федеральной собственности, передаются в безвозмездное пользование музеям и другим организациям на основании договоров, заключенных Министерством культуры РФ и соответствующим музеем или другой организацией.

Если считать, что обсуждаемый нами труп является мумией, то есть «сохранённым бальзамированием телом умершего человека, подвергнутым специальной химической обработке, в результате которой прекращается или замедляется разложение тканей», то весьма вероятно, этот факт может быть установлен юридически (например, путём принятия соответствующего ненормативного или что лучше – судебного акта на основе экспертного исследования), после чего, вероятно вопрос об обязательном захоронении утратит актуальность.

Таким образом, ФСО (в ведении которой находится Мавзолей) может передать труп или мумию или мумифицированный труп ) Ленина на экспертизу в музей на предмет его культурной ценности (в целях первичного учета). 

Далее, если труп будет признан таковым, он проходит первичную регистрацию. До передачи трупа в музейный фонд, ФСО должна будет обратиться за получением разрешения на такую передачу в Министерство культуры РФ (все процедурные моменты уже благополучно установлены в Постановлении Правительства от 10.08.2017 N960).

Вот о таких двух юридических возможностях я и поведал потомкам Ленина, а заодно и всем вам, потому что – да, конечно, воля прямых потомков имеет большое значение в таком деле. 

Но всё-таки Ленин – крупнейшая фигура российской истории. И его (пере)захоронение или иное использование – важный политической акт. Потому мы должны как можно быстрее прийти к консенсусу не только относительно правового статуса мавзолейного тела, но и его перспектив как историко-политического символа. Мое личное мнение: Ленина надо убрать с Красной площади, чтобы тем самым символически проститься навсегда с тоталитаризмом, ярчайшим воплощением которого был и остаётся покойный коммунистический вождь. И решать это должны не только его родственники по крови и по духу, но активная мыслящая часть российского общества в целом.

Конечно, нынешние правители России едва ли пойдут на (пере)захоронение Ленина; они слишком консервативны и не хотят бередить коллективную душу 15-20 млн. (экспертная оценка) избирателей, зверски ностальгирующих по советским временам (часто по принципу «тогда трава была зеленее, а чукчу девушки любили», но всё же) и считающих Ленина носителем тотального добра. 

Но решать вопрос всё равно придётся. Отделаться от цепких фантомов тоталитаризма, которые по сей день сжимают нас в своих костлявых объятиях, иначе не удастся.

Вот такие вот заметки по следам 21 января 2018 года.

P.S. В тексте правда всё, кроме нашедшихся родственников Ильича. Мне же надо было, чтобы этот нудный юридический текст вы прочитали до конца.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».