АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Михаил Пастухов: Нелегитимный суд

В этом нам с Олегом Волчеком довелось убедиться в Минском горсуде при рассмотрении частной жалобы на определение суда Ленинского района.

Михаил Пастухов
Михаил Пастухов, судья первого состава Конституционного суда РБ, доктор юридических наук, профессор
Цель и суть нашей жалобы

Видимо, читателям «Белпартизана» известно, что 4 июля с.г. судья суда Фрунзенского района Минска Евгений Писаревич подверг правозащитника Олега Волчека штрафу за его якобы участие в Марше нетунеядцев в феврале 2017 г.

Однако эта «победа» была поистине пирровой, поскольку в ходе административного процесса судья Е.Писаревич допустил немало нарушений Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях, а также норм профессиональной этики судьи. Мало того, что он отклонил практически все ходатайства О.Волчека и его адвоката А.Гилиева, он отказался прекратить процесс после завершения рабочего дня. 

При последующем рассмотрении дела состояние здоровья Олег Волчека, в прошлом – воина-афганца, ухудшилось. Он несколько раз просил отложить процесс, но судья Е.Писаревич раз за разом отклонял ходатайства. Только благодаря инициативе правозащитника Андрея Бондаренко в суд была вызвана скорая помощь, которая констатировала у Волчека гитертонический криз. По рекомендации врачей Волчек поехал с ними для дальнейшего лечения.

Нас больше всего удивило, что и отсутствие О.Волчека судья Е.Писаревич настоял на продолжении процесса. Вердикт по делу был оглашен в 20.30.

Оставшиеся в зале заседаний граждане – друзья и единомышленники Волчека, в том числе и автор статьи, были сильно возмущены действиями судьи Е.Писаревича. Они решили написать коллективную жалобу на поведение судьи в адрес председателя Верховного суда В.О.Сукало, что и было сделано на следующий день.

Ответ из инстанции

Спустя месяц, 3 августа с.г., нами был получен ответ за подписью зампредседателя Верховного суда Р.Г.Анискевича. В ней отмечалось, что «...по результатам проведенной проверки оснований для привлечения к дисциплинарной ответственности судьи Е.В.Писаревича не имеется». В ответе также разъяснялось, что в случае несогласия с решением можно жаловаться в суд Ленинского района Минска (по месту расположения Верховного суда).

Конечно, мы пожаловались и вот по каким причинам. 

Во-первых, мы посчитали, что при рассмотрении дела об административном правонарушении судья Е.Писаревич преднамеренно вынес незаконное судебное постановление.  В частности, это выразилось в том, что было допущено нарушение статьи 4.1 ПИКоАП, которая гарантирует лицу, в отношении которого ведется административный процесс, право представлять доказательства, ходатайства. Такой возможности О.Волчек был лишен. Судья Е.Писаревич отказался завершить процесс после окончания рабочего дня, а также не вызвал «скорую помощь», когда Олегу Волчеку стало плохо. 

Во-вторых, при проведении судебного разбирательства судья Е.Писаревич допустил нарушение норм профессиональной этики. Во всяком случае, он не основывал свою деятельность на принципах гуманизма, законности, беспристрастности, профессионального долга, чести и достоинства. Он проигнорировал норму Кодекса чести судьи Республики Беларусь о том, что «никакие ссылки на «высшую справедливость» и «целесообразность», чьи-либо интересы и другие обстоятельства не могут признаваться приоритетными по отношению к Конституции Республики Беларусь и другим актам законодательства. При осуществлении правосудия судья должен руководствоваться законом и своей совестью».

В-третьих, мы также не согласились с выводом Р.Г.Анискевича о том, что «...не нарушены судом права и свободы лиц, присутствующих в судебном заседании по указанному делу». Дело в том, что зале заседаний присутствовали неустановленные лица, которые сначала открыто, а потом – скрыто вели съемку присутствующих лиц. Возможно, что это было связано с посещением процесса спецдокладчиком ООН по ситуации с правами человека в Беларуси Миклошем Харашти. Но и после его отбытия «неустановленные лица» остались и делали «свою работу» нагло, не реагируя на возмущенные замечания граждан. Судья Е.Писаревич отказался устанавливать личности указанных лиц, а равно удалить их из зала заседаний.

Решение судьи И.Я.Бролишс

Нам ничего не оставалось, как последовать совету Руслана Анискевича и обратиться в суд Ленинского района, который почему-то размещается не на территории Ленинского района, а, как говорят, у черта на куличках. За одну жалобу нам пришлось заплатить «двойную дань» и никто не мог разъяснить, на чем основана такая «заведенка».

Однако суда не было. По почте нам прислали определение судьи И.Я. Бролишс (видимо, дочери того Бролишса, который проводил расследование по факту избиения депутатов Верховного Совета в ночь с 11 на 12 апреля 1995 г., да так и не добился получения видеоматериалов из администрации президента. Дело до сих пор пылится где-то на полке Прокуратуры. – Авт.). 

В нем нам разъяснили, что суды не рассматривают жалобы на действия судей общих судов. Поэтому со ссылкой на п.1 ст.245 ГПК нам отказали в возбуждении дела «...в связи с отсутствием у заявителя права на обращение в суд, если исковое заявление не подлежит рассмотрению в судах в виду его неподведомственности».

Надеюсь, что читатели поняли, почему суд Ленинского района не посчитал возможным принять нашу жалобу к рассмотрению. Если нет, то прочитайте еще раз. Снова не поняли? Тогда хочу вас успокоить: мы с Волчеком тоже не поняли. Ведь мы просили разобраться с поведением судьи Е.Писаревича, а нам говорят: судья – лицо священное и неприкосновенное. Жаловаться на него не положено, даже если он нарушает закон и элементарные правила приличия.

Снова суд – Минский городской

Конечно, мы обжаловали решение судьи И.Я. Бролишс в Минский городской суд. Заранее попросили вызвать для объяснений судью Е.Писаревича, «наших» свидетелей, попросили выделить большой зал.

30 октября с.г. «премьера» состоялась. К нам вышли три судьи-женщины: Наталья Бабкина, Елена Шемет и Марина Козлова. Одна из них – Наталья Бабкина – почему-то оказалась «старшей» - председательствующей.

Понятное дело, что все шло в соответствии с установленной процедурой. Мы с О.Волчеком повторили наши ходатайства: вызвать судью Е.Писаревича (место его работы находилось в том же здании. – Авт.), допросить «наших» свидетелей, которые пришли с нами в суд. Однако судьи отказали в наших ходатайствах, мотивируя это тем, что они есть суд второй инстанции, где не допускаются свидетельские показания.

Нам было предложено «двигаться дальше». Тогда мы использовали еще один «маневр» - попросили ознакомиться с материалами дела. Судьи-женщины дали нам полчаса на «чтиво», и нас повели в сопровождении молодого человека (почему они везде ходят как тени, напоминая нам, что мы – под контролем власти и только относительно свободны. – Авт.).

Дело было «худенькое». В нем даже не было нашей первоначальной жалобы на действия судьи Е.Писаревича. Мы обратили внимание на то, что дело не было «расписано» конкретным судьям. Получается, что они – самозванцы, в том числе и председательствующий.

С этим мы вернулись в процесс и заявили отвод суду как нелегитимному. Они, конечно, ушли... Потом вернулись и, ничтоже сумняшися, прочитали решение о своем праве вести процесс (на самом деле, кто они такие – нынешние судьи? В чем состоит их легитимность? На чем основана их независимость? Почему они сами разрешают ходатайства о своем отводе? На каком основании нам присылают в процесс неизвестно каких судей? Почему их, а не других? Где здесь логика? – Авт.). 

Нам ничего не оставалось, как «вступить в бой»? Я как судья Конституционного суда и профессор права рассказал судьям о том, что нам – гражданам – гарантируется право на обращение в суд и судебную защиту. Упомянул и международные акты, которые обязывают власти (правительства) обеспечить гражданам эффективные средства правовой защиты, в том числе права на компетентный, независимый и беспристрастный суд. Я также выразил свое несогласие с решением судьи Бролишс И.Я., которое лишило нас права на судебную защиту и, по сути, оградило судью Е.Писаревича от наших притязаний. 

В ходе выступления я вспомнил пример 20-летней давности, когда А.Лукашенко освободил меня от должности судьи Конституционного суда своим указом с формулировкой «в связи с окончанием его полномочий судьи», хотя парламент (Верховный Совет 12-го созыва) избирал нас на 11 лет. Я тогда обратился в суд Ленинского района по месту расположения президентской резиденции. Тот отказал мне в рассмотрении жалобы. 

Следующей инстанцией стал Мингорсуд. Там мою «челобитную» рассматривали три судьи-женщины. Они также развели руками и написали: жалоба на президента рассмотрению в судебном порядке не подлежит. Пришлось жаловаться в Комитет ООН по правам человека. Процедура оказалась длительная (пять лет). 

Правда, решение КПЧ меня удовлетворило. В нем констатировалось, что мои права как судьи были нарушены, А.Лукашенко допустил вмешательство в дела судебной власти, меня предлагалось восстановить в правах судьи и выплатить компенсацию. С той поры (с 2003 года) жду, когда решение КПЧ будет выполнено, периодически пересчитываю сумму компенсации, подумываю, с кого ее взыскать...

Олег Волчек был более жесток в своих оценках. Он открыто возмутился тем, что суд не желает считаться с нашими доводами и поэтому он высказал недоверие составу суда. 
Судьи удалились. Решение было предсказуемое: действия судей не подлежат рассмотрению в судебном порядке «ввиду неподведомственности».

Ну что ж, дорога в Комитет ООН по правам человека у нас проложена. Хоть далеко и долго, но зато надежно.
Тем не менее, из судебного процесса мы извлекли ряд полезных выводов: 1) в Беларуси нет легитимных и независимых судов, их надо создавать в ходе судебно-правовой реформы; 2) граждане должны иметь право на обжалование в суд незаконных действий и решений любых органов власти и должностных лиц, для чего нужна административная юстиция по примеру других европейских стран; 3) следует предусмотреть иной порядок разрешения ходатайств об отводе судей; 4) судьи должны назначаться в процесс по какому-то понятному принципу (например, по дням недели, по жребию); 5) суд второй инстанции должен рассматривать жалобы граждан по существу с исследованием всех материалов дела, в том числе показаний свидетелей, и вынесением нового решения.

А еще нам надо ввести должность уполномоченного по правам человека, чтобы можно было хотя бы пожаловаться на недостойное поведение судьи.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор, судья Конституционного суда первого состава (апрель 1994 – января 1997 гг.), заслуженный юрист Республики Беларусь


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».