АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Владимир Новосяд: НесЧастный вопрос

Если переиначить известную фразу и закольцевать ее исключительно строительной тематикой, то в современном Минске бесконечно можно наблюдать за тремя вещами: обсуждением генплана, внезапным приходом на рынок новых застройщиков и вечными спорами вокруг сноса частной застройки.

Безусловно, все эти процессы отражаются и на изменении законодательной базы. Например, лет 7-8 назад, когда в Минск пришли девелоперы с большими кошельками и у них появилась возможность лупить хорошую маржу, в жилищное законодательство были внесены определенные изменения. Например, раньше при сносе частного объекта учитывались пожелания собственника на предмет обмена: если проживающие доказывали, что живут в одном доме разными семьями и ведут раздельное хозяйство, государство могло выделить несколько квартир. 

Сейчас такого нет: полученный взамен метраж должен равняться метражу сносимого жилья, и никак иначе.
Еще одно изменение: если раньше собственник имел возможность остаться жить в районе, прилегающем к месту сноса, или в районе, по условиям и инфраструктуре сопоставимым с тем, что был прежде, то теперь лишь указано, что он имеет право на жилье в одноименном населенном пункте. Например, у тебя сносят частный дом в центре города, недалеко от театра музкомедии, а жилье взамен предоставляют в Шабанах. Ты возмущаешься, а у тебя интересуются: один населенный пункт? Один! Так какие еще могут быть вопросы?

Все делается для того, чтобы свободно дышалось иностранному инвестору. Хотя, по сути, это наши же деньги: они были в стране, ушли, а затем вернулись под другим налогом и с другими рисками. Власти всех уровней пытаются блюсти интересы застройщика: население никоим образом не участвует в обсуждениях планов, оно никак не влияет на свое будущее на этой территории. 

Людей просто информируют по поводу перспектив и знакомят со всеми административными документами: приходит к ним представитель отдела архитектуры районной администрации или чиновник из Мингорисполкома (чин зависит от скандала, разгорающегося на пятне застройки) и рассказывает, чего им  ждать. 

Никакого голосования, просто постановка перед фактом - гражданам отстоять свои интересы практически  невозможно. Это кардинально отличается от того, что я видел за рубежом: лет 5 назад в одном из кварталов Стокгольма хотели построить гипермаркет, но население проголосовало против строительства объекта в их районе и муниципалитет принял это как данность.

В конфликтах с частным сектором ключевой момент заключается в том, что у человека в собственности дом, но земля-то ему не принадлежит. У каждого объекта, согласно законодательству, есть землеотвод, по которому дают землю в пользование, но не во владение. Человек заявляет: «Построил за свои деньги, плачу налоги, не имеете права». А ему в ответ: «Земля-то не твоя, поэтому будь любезен - ознакомься с правилами, по которым мы тебя отселяем».

По правилам застройщик может предложить либо оплатить стоимость объекта (есть свои методики расчета: например, при наличии приусадебного участка, грубо говоря, считают в т.ч. кусты и деревья), либо предоставить взамен метры в многоэтажном доме. Поэтому много зависит и от поведения застройщика: если он с пулей в голове, не задумываясь отправит в какие-нибудь Шабаны или Каменную Горку; если заботится о своей репутации, понимает, что ему еще работать на этой территории и ему не все равно, что о нем говорят, он будет вести переговоры с населением посредством своих юротделов.

Сохранить жилье, если оно располагается в лакомом для многоэтажной застройки месте, практически невозможно, но при этом построить новый индивидуальный дом в городской черте возможно: Совмин своим постановлением N1113 от 29.12.2016г. поручил Мингорисполкому обеспечить в 2017г. объем строительства индивидуальных жилых домов общей площадью 20 тыс. кв.м. 

Но где эти метры в таком объеме? Можно с большой долей вероятности предположить, что в Дроздах, Цнянке и в других местах, где проживают чиновники высокого ранга и представители крупного бизнеса. 

Просто так прийти в администрацию, потрясти текстом постановления - это ничего не даст. Вопрос о приходе на пятно застройки богатого иностранного инвестора решается, как правило, на уровне межправительственных рабочих комиссий, подобные инвестпроекты утверждаются главой государства. Так кто из чиновников полезет решать вопросы по возможному строительству индивидуальных объектов на той или иной территории?

А упомянутое постановление, на мой взгляд, нужно было для того, чтобы создать нормативно-правовую базу для строительства в Дроздах, Веснянке, где живут те, кто управляет страной: все незаконное должно стать законным. Тем более есть ряд особенностей: физлицу невозможно построить индивидуальный объект - земля передается юрлицу, которое занимается строительством. А там уже давно расписано, кто, что, кому именно строит и за какие деньги.

Вроде бы у нас все подчиняется генплану, который готовит большое количество толковых специалистов, но по итогу нередко оказывается, что они делают свою работу зря: если кому-то сверху приспичит забабахать коттеджную застройку или «посадить» возле цирка «недогостиницу» - все можно пересмотреть. 

У нас при всех генпланах нет концепции, мы становимся похожими на барахолку. Например, как бы многие ни относились к мэру Москвы Сергею Собянину, он взял тем, что начал сносить все наследство своего предшественника Юрия Лужкова, - и город задышал. У нас такое пока невозможно, да и генплан не учитывает почему-то количество населения, что есть в Минске.

Я разговаривал со специалистами, которые утверждали, что столько людей должно жить на территории, в 5 раз больше нынешней. Плотность населения сказывается на физическом и психическом состоянии людей: мы задыхаемся, становимся нервными. 

Да и принцип колец вокруг Минска рано или поздно задушит город - в Европе от этого уже давно отказались. Тот же Париж живет по принципу диагонали, и, въезжая в него, ты не поймешь, где город когда-то заканчивался, а где начинается. Развязки, естественное продолжение дорог - это кровеносные сосуды, дающие возможность нормально жить.

Мы - совсем другие: меня, когда я жил в Серебрянке, сосед всегда спрашивал: «Ты сегодня в город поедешь?». Мы ментально совершенно другие, со своими фобиями, комплексами и традициями. Измениться в кратчайшие сроки вряд ли что-то поможет, в т.ч. очередной составленный чиновниками генплан.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».