АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Любовь Лунева: Каждый выбрал, на какой он стороне 3

Как ни парадоксально, но празднование Дня Воли удалось. Были люди, были нелюди, было зрелищно.

Любовь Лунева
Любовь Лунева, Журналист, правозащитник
Правда, важно увидеть главное – что наш Минск стал другим. Не то, чтобы город изменился. Просто вдруг всё встало по своим местам. Как-то вдруг стало понятно, что власть оказалась в ситуации из старой еврейской поговорки: "Как ни поступишь – будет еще хуже"...

Ну и в самом деле, что было бы, если бы не появился тот самый злополучный декрет №3 и упорный отказ прислушаться к аргументам в пользу его отмены? Вышли бы на улицы городов не партийные оппозиционные кадры, а никому ранее неизвестные люди? Посадили бы превентивно по надуманным обвинениям под три сотни оппозиционеров накануне празднования Дня Воли?  

Ну, а уже 25-го власти сделали неслыханный подарок демократическому сообществу, умудрившись выбрать для себя самую неудачную тактику из всех возможных. Почему? Да потому что даже школьники спрашивали: "А чего Лукашенко так испугался? Боится народа?.." 

Школьники заговорили о политике!.. Есть ли смысл повторять то, что говорили пожилые дамы с корзинами и пакетами, которые ехали в троллейбусах с Комаровского рынка, а им не давали выйти на своей  остановке на улице Якуба Коласа?.. 

Автоматчиков в центре города не комментировал только ленивый. 20 лет праздновали в Минске День Воли. Бывало всякое -- от тихой мирной демонстрации до автозаков с бронетранспортёрами (когда сам министр внутренних дел Сиваков носился по площади Якуба Коласа и давал команду задерживать журналистов и дипломатов). Но... В этот раз всё было по-другому. 

Да, не давали собраться. Да, хватали людей и кидали в автобусы и автозаки. Да, били дубинками и на глазах очевидцев, и потом в автобусах и автозаках. Рвали одежду, разбивали смартфоны... Вроде бы один из знакомых сценариев, если бы не одно "но". Люди. Люди изменились! 

Я это даже не сразу смогла понять. Видела все акции оппозиции, начиная с самых первых, перед кончиной СССР и на заре демократии. И 25 марта меня долго не покидало чувство, что вроде бы ничего нового, но что-то не так. 

Да! Не так! 

Ведь раньше всегда во время жёстких зачисток люди кричали, обвиняли тех же омоновцев в зверствах, стыдили, доказывали им что-то… А в этот раз реакция была совсем другая.
 
...На пятачке на площади Калинина люди просто стоят и смотрят на кордон из омоновцев. Рядом автобусы с задержанными, туда периодически забрасывают то парня, то девушку, то пожилого человека, которых выхватывают из толпы. Но люди стоят. 

Конечно, звучали и "Ганьба!" и "Жыве Беларусь!". Но никто не уходил, тем более – не разбегался. А потом начали аплодировать – просто хлопать "показательным выступлениям силовиков", смеясь в лицо. 

Вдруг появился какой-то пьяный парень, подбежал к цепи омоновцев, что-то им выкрикивает и убежал. За парнем кинулся некто в трениках, со всего маху врезал кулаком в челюсть, тот упал, а омоновцы кинулись на людей. Нападали втроём, вчетвером, били дубинками, тащили в автобус. Но… не звучало никаких криков ужаса, как это было раньше. Никакой паники. Только злость. 

"Напаковав" автобус, омоновцы уселись на места впереди, а всем задержанным приказали стоять в задней части. Но можно было и не приказывать. Люди как-то сами установили границу: вы – там, мы -- тут, мы от вас давно на дистанции. 

Помогли подняться тем, кто, избитый, оказался на полу. Вдруг какая-то пожилая женщина достала из сумочки аккуратненький носовой платочек с кружевом и, молча, стала вытирать грязь с лица какого-то незнакомого парнишки. Так бы мама вытирала своего ребёнка или бабушка – внука… А парень стоял покорно, будто чистое лицо это теперь для них обоих было самое главное… 

Или другая картинка. 

Мужчина, с виду лет под 70, вслух констатировал, что его телефон растоптали.  И тут же потянулись руки с телефонами: "Берите, звоните!" 

Когда стоишь совсем рядом, услышать разговор не сложно. "Привет. Со мной всё в порядке. Я тут немного задержан. Ну, ты только не волнуйся. Я в автобусе и нас везут куда-то, наверно, в милицию". 

В ответ: "Я так и знала! Просила же как человека: не ходи. У тебя же сердце. Послушай, скажи им, что у тебя была операция. Покажи шрам. Попроси остановиться и выходи. Стой там, а я к тебе приеду на такси и заберу". 

Мужчина пытается успокоить: "Боюсь, что это невозможно. Но я им, конечно, скажу. Ты только зря не волнуйся. Тут очень приличные люди вокруг меня. Нас очень много. Компания пристойная. Я обязательно приду домой. Только не знаю во сколько... Как только отпустят. Если что, ложись спать. Не бегай, не звони, не ищи. Тебе "они" всё равно ничего не скажут. Всё будет нормально. Только не реви". 

Жена, наверное, ревела, но мужчина выпустить его даже не просил. 

Или третья картинка. По дороге выясняется, что эти милиционеры совсем не знают города. Когда кто-то из задержанных сказал, что приехали в Дражню, один омоновец встрепенулся и спросил у товарища: "Эти про какую-то Дражню говорят. Мы что, не в Минске?..".  

Какая-то женщина не выдержала: "Из каких деревень вас сюда привезли?" Но ее тут же одернули: "Да какая разница откуда их понавезли? Нет смысла  что-то доказывать, объяснять. Всем всё понятно.  Не надо вообще с ними разговаривать".  

Вот это и произошло! Каждый выбрал, на какой он стороне, и даже не тратит силы на бессмысленные эмоции и разговоры. Помните, как было после событий в Украине? Как все спорили, кричали, доказывали... Страсти не стихали почти год, доходило даже до разводов в семьях. 

А потом просто появились два новых определения – "вата" и "укроп". И теперь достаточно кому-то сказать: "Этот -- вата". И сразу понятно, что говорить с "этим" -- не о чем. 
Вот как-то и мы так поделились. Говорить не о чем, игнор.

В понедельник в судах это было особенно заметно. Помню, раньше в судах кипели страсти, люди пытались что-то доказать судьям, возмущались, протестовали, заявляли ходатайства. А теперь... 

Понедельник. Полдень. В Первомайском суде судят Яну Безлюдову. У неё дома остался полуторагодовалый ребёнок. И в субботу, и в воскресенье её мама и бабушка приезжали в спецприёмник на Окрестина и объясняли, что женщину по закону должны отпустить. Но всё оказалось бесполезно. 

На суде молодая мама абсолютно спокойно констатировала, что протокол о задержании написали псевдосвидетели, что увидела она этих товарищей только в РУВД, что задерживали её совсем другие, что порвали куртку, били дубинками и ногами…  Она даже не взывала к справедливости суда.

- Вас не смущает, что есть видео, как меня задерживают? И что это были не вы, и задерживали меня не в том месте? Вы понимаете, что даёте лживые показания? Вам всё равно? – спокойно спросила она. 

Ответом было молчание. 

Судья тоже мило улыбалась. Ее тоже ничего не смущало. Всем все понятно. Даже слишком. И каждый выбрал, на какой он стороне.

Но вот вопрос: хорошо это или плохо? 

Хорошо ли, когда народ не верит ни одному слову министра ведомства, которое по идее должно защищать граждан. 

Не верят, не доверяют и просто презирают его подчинённых. Которые сначала под телекамеры яростно избивают задержанных, разбивают вдребезги их телефоны, угрожают и оскорбляют, а потом на суде рассказывают, что это "задержанный вёл себя агрессивно, ругался матом и хватался за форменную одежду". 

Хорошо ли это, когда судья публично позорит и себя, и правосудие? И в присутствии журналистов выносит решение, что задержанный сам бился головой о машину и получил травмы (как было с Алесем Логвинцом) , или что Дениса Садовского задержали "в районе Академии наук на улице Козлова" (между которыми две станции метро). 

Я не припомню такого демонстративного размежевания в обществе. 

Я не припомню такой злости и брезгливости по отношению к представителям власти. 

Я не припомню такого ощущения, что люди просто сжали зубы, чтобы все-таки пройти дорогу, которую нужно пройти.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».