АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Александр Федута: Первый за столом 18

Пока вся страна с напряжением следила за "Маршем рассерженных белорусов", произошла небольшая неожиданность.

Нет, я не о том, что заместитель главы Администрации президента не встретился с просившим его об этом (и получившим обещание) жителем города Лиды

Я о другом.

Именно в момент проходившего на Октябрьской площади белорусской столицы митинга началось формирование оппозиционной делегации на предполагаемый «круглый стол». Тот самый, о возможности которого говорил главный редактор «Народной Воли» на встрече с президентом, за что и был подвергнут со стороны независимых наших аналитиков «жэстачайшай» критике.

Не помните? Напомню. Николай Статкевич поставил на голосование резолюцию о делегировании ему и ближайшим товарищам (список также был оглашен) полномочий на переговоры с властью. Мандат был сформулирован чрезвычайно расплывчато, это правда, но смысл его всем был понятен. И полномочия были даны поднятием рук.

Сейчас у бывшего политического заключенного есть право оказаться за тем самым «круглым столом», над возможностью организации которого обещал задуматься собеседник Иосифа Середича. И целесообразность которого значительная часть оппозиции отрицала довольно-таки громогласно.

Что из этого следует?

Прежде всего то, что самый радикальный, пожалуй, из освобожденных оппонентов Лукашенко выразил-таки готовность поговорить на подобном публичном мероприятии. А поскольку число участников  митинга 18 февраля несколько превышало реальную совокупность членов всех оппозиционных партий, то, скажем прямо, один собеседник у власти появился. Причем достаточно громогласный.

А это, в свою очередь, означает, что власть может оттягивать до некоторого времени организацию подобного диалога, но совсем отказаться от него она не может. Потому что теперь даже если все государственные рупоры будут дружно орать о том, что говорить власти по-прежнему не с кем, выглядеть для внешних наблюдателей это будет исключительно как шаг назад. Дескать, испугались Статкевича и пошли на попятную. Благо, Статкевич одним рывком как бы перетянул политическую инициативу на себя.

То есть перетянуть ее назад – к себе – власть может. Но лишь одним способом: сделав еще один шаг по реализации «плана Середича». Например, сформировав рабочую группу по разработке регламента и повестки дня мероприятия. Это позволит ей еще некоторое время ни с кем, кроме этой самой рабочей группы, не разговаривать.

Но потом точно разговаривать придется.

Если только единственный (пока!) собеседник – Статкевич – не хлопнет дверью. А этот способен.

Это – что касается власти. Теперь – немного об оппозиции.

До сих пор у Статкевича была репутация радикала и чуть ли не маргинала. Неслучайно ведь большинство лидеров «старых партий» отказались встать с ним рядом, прогнозируя полный провал заявленной им акции в связи с выходом на «марш рассерженных белорусов» не больше трехсот человек. Но в минувшую пятницу он как бы конституировал свой статус в белорусском оппозиционном истеблишменте. Теперь не у него должны спрашивать, кого он представляет, а он получает возможность ставить вопрос кое перед кем:

– Собственно говоря, вы-то сами – кто? Мне полномочия на переговоры дали люди на площади, а вам?

Правда, сам Статкевич «привязался» при этом к идее ультиматума и к конкретной дате, до которой этот мандат действует, – до 25 марта. Причем Днем Воли распоряжаться в одиночку, как это было 18 февраля, он не сможет, а значит, вопрос продления мандата придется либо согласовывать с остальными возможными участниками процесса, либо переносить в какое-то другое место. Да и власть получает возможность заявить: те, кто голосовал за резолюцию 18 февраля и 25 марта, – разные люди. Так что не пудрите мозги, ищите новую форму легитимации своего мандата.

Пока же Статкевич за столом. И рядом со Статкевичем – в роли «конструктивной оппозиции» – неизбежно может оказаться Юрась Губаревич, едва ли не единственный из руководителей зарегистрированных оппозиционных структур, кто не только не отверг идею Середича о возможном «круглом столе», но и успел развить ее в своих комментариях и конкретизировать. Все остальные в это время благополучно распинались на тему, почему этого не будет.

Может, и не будет.

Но два места уже заняты.

То есть три. Место инициатора тоже.

Если присоединится Александр Григорьевич, можно будет и чаю выпить. И поговорить.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».