АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Выборы-2019 Изменение Конституции Европейские игры в Минске Куропаты Беларусь-Россия Убийство Павла Шеремета

Михаил Пастухов: Дело об импичменте 8

Оно стало кульминацией в ноябрьских событиях 1996 года.

Михаил Пастухов
Михаил Пастухов, судья первого состава Конституционного суда РБ, доктор юридических наук, профессор
Как все начиналось? 

19 ноября 1996 г. в Конституционный суд поступило обращение от группы депутатов Верховного Совета Республики Беларусь о начале процедуры отстранения от должности Президента А.Лукашенко в связи с систематическим нарушением им норм Конституции и законов Республики Беларусь. В своем обращении депутаты отметили, что на протяжении 1995 - 1996 гг. Конституционный суд признал несоответствующими Конституции и законам Республики Беларусь 16 указов Президента. Как вопиющий факт попрания Конституции депутаты расценили также издание А.Лукашенко распоряжения № 259рп от 29 декабря 1995 года «О соблюдении норм указов Президента Республики Беларусь», в котором он предписывал органам власти не выполнять решения Конституционного суда о признании его актов неконституционными. К Обращению прилагались подписи инициаторов обращения на 73 листах, заверенные Председателем Верховного Совета С.Шарецким. 

Позднее, 21 ноября, от группы депутатов в Конституционный суд поступила дополнительная информация. В ней обращалось внимание на ряд неконституционных действий Президента при назначении на должность и освобождении от должности высших должностных лиц. Вместо согласования этих вопросов с Верховным Советом он освобождал их от должности и назначал на их места новых лиц единолично. Конкретно речь шла о Генеральном прокуроре, Председателе Правления Национального банка, Председателе Центризбиркома, заместителях Премьер-министра, министре обороны, министре внутренних дел, Председателе КГБ.

Депутаты обвиняли А.Лукашенко в срыве избирательной компании в мае 1995 г., а также в воспрепятствовании законной деятельности Верховного Совета Республики Беларусь 12-го созыва. По мнению депутатов, А.Лукашенко допустил ряд нарушений законодательства в период инициирования и подготовки республиканского референдума 1996 года. В частности, издал указ об отстранении от должности Председателя Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов В.Гончара.


Кто эти смелые депутаты, подавшие свои подписи за смещение А.Лукашенко с должности? Они достойны того, чтобы белорусский народ запомнил их имена. Они отдавали себе отчет в том, что бросают вызов власти, которая уже утвердила свои позиции и готова была уничтожить всех, кто вставал на ее пути. Вот список этих депутатов: 

Гриб М.И. , Шушкевич С.С, Калякин С.И., Савичев В.Н., Панкратенко А.И., Тереня Г.В., Войтехович Э.А, Богданкевич С.А., Новиков В.Н., Сосонко М.П., Скок В.В., Бекиш Н.И., Козловский В.А., Щукин В.А., Свирид И.В., Усюкевич Г.А., Лапуть Г.С., Волохонович А.Н., Шуляковский В.Н., Демидов Н.В., Грушевский М.К., Скрыган Е.Н., Гируть М.И., Терещенко В.И., Остапкович Н.В., Комяк Н.М., Кудинов В.А., Бусел Н.Д., Герасименко В.М., Боярчку И.В., Юнчик Л.Н., Кравченко П.К., Грязнова Л.Н., Нистюк В.П., Данейко П.В., Добровольский А.О., Русакевич Ф.Н., Лебедько А.В., Новосяд В. В., Шлындиков В.М., Ходасевич В.М., Манукова Т.А., Климов А.Е., Замковенко М.М., Майструк Л.К., Афанасьев М.С., Анушкин И.С., Абрамова О.М., Бухвостов А.И., Хомич В.К., Круговой В.К., Знавец П.К., Карпенко Г.Д., Пинчук С.Н., Прокопович Г.П., Лозовик Н.И., Беляков В.Л., Папруга В.А., Терешко И.И., Бусько В.И., Аполоник А.В., Башаримов В.С., Хрол В.П., Воронович М.М., Домаш С.Н., Попченко О.Д., Гончар В.И., Мельников К.Н., Невестенко П.И., Левшик С.С., Капшай А.Е., Грунов В.С., Киберман Г.С. 

Полномочными представителями от группы депутатов по данному вопросу были определены М.К.Грушевский, А.О.Добровольский и В.А.Щукин. 

Что происходило в суде? 

Сразу после поступления обращения депутатов в Конституционный суд к В.Тихине пришел на прием его «давний товарищ». Его визит затянулся на два с лишним часа. Я это утверждаю, поскольку с одним из судей пытался попасть к председателю на прием. И все это время он был занят. 

Когда мы вошли в кабинет, то увидели сумрачного В.Тихиню и высокого худощавого мужчину лет пятидесяти с мобильным телефоном в руке (это был Анатолий Мордашов, глава Белнефтехима, а еще ранее – управляющий делами ЦК КПБ. – Авт.). 

Как стало известно, В.Тихиня направился на встречу с А.Лукашенко. Это меня удивило и насторожило. Как можно идти на встречу, если к нам поступило предложение о начале процедуры отрешения президента от должности? После возвращения В.Тихиня собрал рабочее совещание судей и доложил о результатах своего визита. Со слов председа­теля получалось, что он предло­жил А.Лукашенко отменить его указы от 5 ноября 1996 г. №455 и от 7 ноября 1996 г. №459, другими словами, не настаивать на поправках в Конституцию. А.Лукашенко якобы согла­сился подумать и обещал дать ответ до пятницы. 

На вечер планировалась еще одна встреча с А.Лукашенко. После этой встречи В.Тихиня ничего нового не сообщил, а лишь повто­рил, что А.Лукашенко просил подо­ждать с решением суда до 22-го ноября. 

По требованию судей было принято решение о начале производства по делу «О нарушении Президентом Республики Беларусь А.Г.Лукашенко Конституции Республики Беларусь». Дальше была напряженная работа по подготовке дела к разбирательству, определены эксперты, которые должны были высказать свое мнение, вызывались свидетели для подтверждения фактов, представители сторон от Президента и от Верховного Совета. 

Тревожными сигналами для судей стали отказы некоторых депутатов от подписей под обращением в Конституционный суд. Позднее выяснилось, что листы с подписями депутатов были переданы В.Тихиней в администрацию президента. После этого с «подписантами» стали проводить «соответствующую работу». 

Судный день 

Утром 22 ноября мы узнали, что накануне ночью было подписано так называемое Соглашение об общественно-политической ситуации в Республике Беларусь, под которым поставили подписи А.Лукашенко, С.Шарецкий и В.Тихиня. При этом присутствовали «российские миротворцы»: В.Черномырдин, Г.Селезнев и Е.Строев, которые специально прилетели в Минск разрешить конфликт между президентом и парламентом.

 

В начале десятого, когда в зале заседания стали собираться участники процесса, судьи были приглашены на экстренное заседание. В.Тихиня зачитал текст «Со­глашения». По его сло­вам получалось, что Конституционный суд во исполнение подписанного Соглашения должен прекратить дело об «импичменте». Задержка только за Верховным Советом, который должен подтвердить соответствующую часть «Соглашения».


После этого В.Тихиня распорядился через своего помощника объявить об отложении судебного разбирательства до 14 часов. Тем самым, председатель, не считаясь с мнением суда, принял единоличное решение. В назначенное время рассмотрение дела не началось, хотя в зале собрались участники процесса. В.Тихиня согласился только заслушать представителей сторон в узком совещании судей, что являлось грубым нарушением судебной процедуры.

 

В кабинете председателя судьи заслушали доводы А.Абрамовича, В.Лубовского, А.Марыскина (представителей от президента) и А.Добровольского, М.Грушевского, В.Щукина (представителей от группы депу­татов). После этого прошло совещание судей. Несмотря на явно тенденциозную позицию Председателя суда, решение о прекращении дела не было принято. После заседания судьи разошлись по своим кабинетам.


В конце рабочего дня в Конституционный суд поступило письмо за подписью С.Шарецкого. В.Тихиня зачитал полученное письмо и предложил прекратить дело. Однако и эта попытка оказалась тщетной: для принятия решения не набра­лось необходимого количества голосов судей.

 

Что было потом?


23 ноября (суббота) состоялось внеплановое заседание суда. На его заседание были приглашены представители Верховного Совета, а также Виктор Гончар, Андрей Климов, Александр Бухвостов. Они рассказали о фактах «обработки» депутатов и настаивали на скорейшем рассмотрении дело (тема посягательства на неприкосновенность, честь и достоинство депутатов заслуживает отдельного разговора, как в силу ее конфиденциальности, так и с правовой точки зрения. – Авт.). 

Очередное заседание суда было назначено на 26 ноября. На нем предполагалось выяснить, сколько имеется в наличии под­писей депутатов под обращением и в зависимости от этого принять окончательное решение по делу. К началу заседания мы уз­нали о «победных» итогах референдума и о том, что А.Лукашенко, вопреки решению Конституционного суда от 4 ноября 1996 г. о рекомендательном характере голосования по вопросу о поправках в Конституцию 1994 г., вводит в действие новую редакцию Конституции. 

В начале заседания судьям раздали Закон "О прекращении в Конституционном суде Республики Беларусь производства по делу о нарушении Президентом Республики Беларусь Конститу­ции Республики Беларусь", подписанный А.Лукашенко. В нем суду предписывалось прекратить дело и указывалось, что этот «закон» вступает в силу со дня подписания, то есть с 26 ноября. 

По инициативе председателя суда был поставлен вопрос о прекращении дела на основании того, что 12 депутатов отозвали свои подписи под обращением в суд. На этот раз решение было принято. Я высказался против прекращения дела и написал в обоснование особое мнение, которое было приложено к решению суда. 

С чем я был не согласен? 

Прежде всего, я не согласился с тем, что суд отказался рассматривать дело по существу, то есть не дал оценку фактам нарушения президентом А.Лукашенко Конституции и законов Республики Беларусь, о чем просили депутаты Верховного Совета 13-го созыва. Вместо этого суд сосредоточился на отзыве подписей ряда депутатов. Однако эта «зацепка», на мой взгляд, не имела под собой оснований. И не только потому, что отказы от подписей были вынужденные, но и потому, что для начала процедуры было достаточно подписей.

Последующее уменьшение их количества не могло привести к прекращению дела, так как оно имеет публичный, а не частный характер (например, как дело об изнасиловании: если поступило заявление, то дело должно расследоваться независимо от воли потерпевшей). В своем особом мнении я указал также на то, что решение о прекращении дела было принято в ходе совещания судей, а не в судебном процессе. Мнение сторон, а также назначенных экспертов судом не заслушивалось. 

Следует также учесть возмутительный факт давления на судей путем издания вышеупомянутого закона. Заслуживает оценки также факт явной заинтересованности в прекращении дела со стороны председателя суда В.Тихини. 

Мои выводы 

Думаю, что в будущем политики и юристы еще вернутся к этим событиям, которые роковым образом отразились на судьбе не только депутатов Верховного Совета 13-го созыва и судей Конституционного суда, но и всего белорусского народа. Считаю, что суд при рассмотрении дела проявил слабость и во многом поддался на увещевания председателя суда В.Тихини, который всячески препятствовал рассмотрению дела, злоупотребляя своим должностным положением. В результате Конституционный суд не вынес решение, которое ожидало от него общество. 

Прекращение дела «об импичменте» стало позором для первого состава судей и должно быть предметом детального анализа в рамках уголовного расследования.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».