АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Ольга Абрамова: Какою мерою мерите 21

Настало время объединяться и перестать «гнобить» друг друга и искать «агентов влияния власти».

Закончилась очередная маленькая политическая «война» под названием парламентские выборы. Для всех политиков наступают трудовые будни. С новыми задачами…

Иногда настолько новыми, что даже осмыслить тяжело, а не то что найти правильное решение. И здесь на помощь приходит экспертное сообщество.

Сами эксперты обычно прибегают к услугам интернета, информационно-аналитических сайтов, чтобы найти «жемчужное зерно» в груде бесполезных фактов и оценок. А также консультируются друг с другом напрямую, надеясь на кумулятивный ментальный эффект. И все-таки лучше всего для решения сложной политической задачи поискать исторический прецедент. И попытаться найти там алгоритм успеха. Чем мы с вами и займемся.

На парламентских выборах 2016 года в Палату представителей после долгого отсутствия оппозиционеров во власти попали сразу два депутата. Одна — член Объединенной гражданской партии со значительным партийным стажем. Вторая — заместитель председателя Товарищества белорусского языка.

Еще в апреле текущего года в передаче Радио Свобода «Пражский акцент» я дала прогноз, что в итоге парламентских выборов депутатами от оппозиции станут два-три человека. Причем один из них — национал-демократ. Чтобы пугать Россию. Зачем нужен национал-демократ? Для баланса. С момента окончания президентских выборов было понятно, что Улахович станет депутатом парламента. А он в чем-то фигура символичная в геополитическом смысле.

В прямом эфире телеканала «Белсат» 11 сентября, сразу после закрытия избирательных участков, мне довелось уточнить свой давний прогноз. В качестве основных итогов выборов я назвала зримое падение доверия власти и попадание в Палату представителей двух оппозиционеров. Двух женщин. Поскольку власть априори считает, что женщинами легче управлять. Хотя, отметила я, не всегда это удается.

Но когда по оглашении итогов выборов одним из двух оппозиционных депутатов стала не Татьяна Короткевич (при мажоритарных выборах обычно побеждает самый известный кандидат, если только его негативный рейтинг не превышает его же позитивный), а член ОГП Анна Канопацкая, разразилась буря в стакане воды. Меньшинство в оппозиции стало в позу и начало требовать отказа от мандата. По крайней мере, от партийного выдвиженца.

Это был закономерный итог «двадцатилетия ошибок», как я его называю. Ровно те же обвинения в легитимации власти, в отмывании ее репутации et cetera наши бывшие коллеги — либералы по оппозиционной группе депутатов Верховного Совета 13-го созыва предъявляли в 2000 году мне и Новосяду, когда мы пошли на парламентские выборы и стали депутатами. И от нас тоже требовали сложить с себя новые полномочия.

Не знаю, как реагировал Новосяд, а я только смеялась и отвечала одним словом: «Щас!». Могла бы, конечно, ответить и по-другому. Напомнить травлю и обструкцию, которым «титульная оппозиция» подвергала Белорусское объединение «Яблоко» с момента его основания. И меня, его председателя.

«Троллить» неугодных эти люди умеют. Полугодичная травля главы КНГ ОБСЕ Вика в начале его деятельности — ярчайший пример. Пока он не сломался и не поменял рисунок поведения, принимая любые требования наиболее радикально настроенных из оппозиционных политиков.

Из свежих примеров — травля, организованная в преддверии парламентских выборов кампании «Говори правду». Не вникая в нюансы, можно сказать одно: те претензии, которые большинство лидеров политической оппозиции предъявляло этой гражданской инициативе, круто замешены на конкуренции и зависти. Зависти к успеху в президентской кампании (а реальное второе место на важнейших выборах для неофита — это оглушительный успех!). Из конкуренции и зависти проистекали опасения в возможном переделе ресурсной базы, переадресации финансовых потоков внешних доноров.

Обвинители по одной шкале оценивали потенциальный проступок инициативы «Говори правду» в части предполагаемого недобора реальных подписей избирателей для регистрации Короткевич и одновременно по умолчанию постфактум выдали индульгенцию абсолютному большинству участников предыдущей президентской избирательной кампании.

В свое время я внимательно наблюдала соответствующую кампанию по сбору подписей в Минске (а именно там и была собрана львиная доля подписей, кто бы что ни говорил, за счет политизации минчан). Так вот, динамика сбора подписей у большинства постов за выдвижение кандидатов была вялой, кроме первых дней и постов за Санникова. Но самих постов у Санникова по стране было куда меньше, чем у некоторых других кандидатов. Насколько мне это известно...

Еще одно обвинение в адрес Короткевич со стороны оппозиции, — мол, представители власти хвалят ее часто. Значит, она заведомо плохая или продажная. Как сказала бы молодежь, — «развод лохов!» В нашем случае — политических.

Простейший прием политической манипуляции — похвалить или возвысить одного из конкурентов в альтернативной политической среде. Дальше правящий класс может спать спокойно. Свои же, оппозиционные, съедят.

Применяется подобный прием для того, чтобы разъединить и ослабить оппозицию. Как говорил Ленин, за любыми действиями в политике стоят групповые интересы. Интерес оппозиционных политиков в дискредитации кого-то из своей среды — чтобы не появился сильнейший конкурент и не получил фору. Интерес власти — чтобы не возникла смычка между системной и внесистемной оппозицией, не появился мощный политический центр, который мог бы угрожать устоям.

Отсюда — и оппозиционный штамп, что не было в Палате представителей с 1996 года и по 2016 год никакой системной оппозиции.

Ребята, да вы хоть посмотрите определение самого понятия «оппозиция»! Буквально оно означает «противодействие, сопротивление». Второе значение — «группа лиц внутри какого-нибудь общества, организации, партии, ведущая политику противодействия большинству».

То есть политика противостояния мнению парламентского большинства по тем или иным аспектам жизни общества и государства — это и есть оппозиция или системная оппозиционная линия в парламенте.

Поэтому меня всегда забавляли эти мелкие «хитрики» и шпильки со стороны некоторых оппозиционных лидеров в адрес более успешных людей из своей среды. В отношении меня в период парламентской работы это выражалось в основном в тактике замалчивания моих инициатив со стороны сотрудничающих с оппозицией некоторых масс-медиа. Представьте, после 17 лет участия в белорусской политике, причем далеко не на последних ролях, покидая Палату в 2008 году, я смогла пригласить на прощальный вечер только двенадцать журналистов, которые честно выполняли свой профессиональный долг, — то есть не подыгрывали моим оппонентам в оппозиции и во власти, не замалчивали и не искажали мою позицию по тому или иному вопросу. Всегда буду вспоминать их с благодарностью.

Но в годы активной политической работы я не переживала от отсутствия политической рекламы и даже чуралась ее. Саморекламой приходилось заниматься в период избирательных кампаний — без этого не победить.

Меня успешно дискредитировали на уровне посольского корпуса западных стран, представленных в Беларуси. Однако были послы, с которыми в интересах страны я работала предметно и находила понимание. А вот чего не знали мои оппоненты и о чем я говорю впервые, это то, что многие депутаты Палаты представителей 2-го созыва весьма успешно сотрудничали с политиками не только на Востоке, но и на Западе.

Я лично дважды получала предложения стать основным альтернативным кандидатом на очередных президентских выборах от весьма влиятельных политических сил в своих странах. Географически эти страны находились одна сильно севернее Беларуси, вторая — сильно южнее. Политэлиты этих стран готовы были максимально содействовать демократизации Беларуси, в том числе и поддерживая независимых кандидатов-демократов на президентских выборах. Один раз дело дошло даже до «тотальных смотрин», когда меня, бывшую в статусе рядового депутата, пригласили на 20-ю годовщину чернобыльской аварии в Киев. Под приглашением стояла подпись супруги президента Ющенко. Но я не поехала — заболела. И тогда же поняла, что этот уровень мне неинтересен. Не всем же быть президентами. Да и Лукашенко мне было не одолеть...

Эту самооценку подтвердили закрытые официальные опросы через год, когда после моего одиночного голосования в парламенте против отмены льгот и социальных гарантий я в одночасье получила рейтинг по стране почти в 25 процентов. Это был и на долгие годы будет потолок для любого альтернативного власти кандидата в президенты. Многие не наберут и этого. Иное дело, если Лукашенко не будет участвовать в выборах, а общественности удастся заставить власть проводить выборы по-честному…

Возвращаясь к теме нашего разговора, хочу напомнить моим былым оппозиционным оппонентам, прежде всего из ОГП, Евангелие от Матфея. Там сказано: «И какою мерою мерите, такою и вам будут мерить» (Матф. 7:2). Что по-простому, в переводе на язык прикладной политики, значит: ребята, объединяйтесь! И перестаньте «гнобить» друг друга, искать «агентов влияния власти». Все равно всех не вычислите. Да это и не так важно на данном этапе.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».