АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Владимир Дзюба: Они нас не остановят

Такую надпись я увидел на одном из венков 23 июля, когда мы прощались с Павлом Шереметом.

Владимир Дзюба
Владимир Дзюба
Мне кажется, что сегодня эти слова звучат как кредо коллег и единомышленников Павла, выбравших свободную, правдивую, профессиональную журналистику.

Однако такое решение напрямую связано с риском и совсем неспокойной жизнью практически в любой постсоветской стране.

Выбор

Каждый человек его делает сам, опираясь на свои убеждения, совесть, жизненный опыт, интеллект...

Свободную журналистику и работу на благо общества выбрали большинство моих коллег. Многие из них подвергались преследованию, но остались неисправимыми романтиками с обостренным чувством справедливости и верой в лучшее. Им всегда было свойственно чувство профессионального и человеческого достоинства.

Таким был и совсем еще молодой Павел Шеремет. Много статей-воспоминаний появилось после его ухода. Однако приведу небольшой фрагмент нашего с ним разговора, который состоялся вскоре после его освобождения из гродненской тюрьмы в 1998 г.

Тогда учреждение УЖ 15/ст.1 в определенном окружении считалось слишком жестким. В самом начале 90-х здесь назревал бунт и большинство заключенных объявили голодовку.

Родители осужденных создали одноименный общественный комитет, передали мне письмо из "крытки" (так в народе называли Гродненскую тюрьму). Мне удалось записать интервью с администрацией тюрьмы, с осужденными-«авторитетами», сделать несколько радиорепортажей из карцера, «резиновой» камеры да еще «пресс-хаты», на которую указали те, кто против своей воли там побывал.

По словам осужденных, в «пресс-хату» «прописывают» тех, кто не живет «по понятиям». За блок сигарет, упаковку чая или кило колбасы они могут сделать с человеком что угодно. Прежде всего сломать физически и опорочить, то есть «опустить». За что все остальные «обитатели» тюрьмы относились к ним с открытым презрением. К этим «уродам» (сленг «правильных пацанов». - авт.) обычно подселяли тех, кто конфликтовал с администрацией учреждения, был очень непокорным и задиристым.

Единственная возможность избежать унижения в таких условиях - порезать себе вены или живот. Обидчики просто вынуждены будут вызывать охрану и врача.

...Сидим с Павлом в бывшем офисе БАЖ за чашечкой кофе. Спрашиваю: «Как к тебе относились осужденные, не было провокаций?»

- Нормально, - отвечает. - С пониманием и даже уважением.

- Ты знаешь, что тебя могли бросить в «пресс-хату»?

- Меня об этом предупредили и рассказали, что может произойти. Мне передали лезвие бритвы, которое я спрятал в кроссовки. Я был готов, унизить меня им бы не удалось.

Как и многие другие, я уважал Павла как честного, талантливого журналиста. Как и многие, видел его открытую душу романтика. Однако, честно признаюсь, не ожидал от 26-летнего коллеги такой твердости духа и решимости. И хорошо, что тогда в гродненской тюрьме ему не пришлось доставать лезвие... Ведь осужденные «с опытом» полосуют по венам осторожно, а на животе разрезают только внешнюю, жировую прослойку, чтобы не повредить кишечник. Паша этого не знал, а я решил ему тогда не рассказывать, чтобы не сглазить... Тем более что бед выпало в то время на его долю достаточно.

Молчание взамен на жизнь

Именно такую ​​модель поведения предлагает журналистам любая авторитарная система. Еще более заинтересованы в нашем молчании коррупционные структуры. Сегодня коррупция и терроризм идут рука об руку.

Поэтому, где бы вы ни были, вашей спутницей всегда будет риск. Вы честный профессионал? Тогда шанс попасть под прицел возрастает многократно - что в России, что в Беларуси или в Украине. Ведь ОНИ боятся публичности и поэтому убивают Нас. Дорогу к власти они расчищают обманом и кровью в сговоре с подонками-исполнителями.

...Более 20 лет назад в студию прямого эфира Белорусского радио я пригласил предпринимателя из Жлобина, который наладил производство кирпича и еще чего-то. Молодой, энергичный, полный оптимизма он организовал продажу своей продукции и дал людям возможность зарабатывать на достойную жизнь. Тогда, как и сейчас, такое было редкостью. И я спросил: не боится ли он, что, как в 1917 году, придут «экспроприаторы» и все заберут?

Ответ был неожиданным: «Я думал об этом. И перестал всего бояться, когда осмыслил, что ОНИ ни на что больше не способны. Действительно, они могут прийти и все отнять. Они даже могут меня убить. Но они никогда не смогут вытянуть экономику из трясины! На это у них просто не хватит ума, да и не нужно им это. Такие могут только обворовывает и убивать!».

Эти слова прозвучали на всю страну. Тогда люди, как и журналисты, не боялись говорить открыто. Они верили в перемены к лучшему и в то, что их услышат. Теперь же даже самую обоснованную критику высказывать бояться. Ведь если не коррупционеры, то система не простит - отомстит. Против всякой сволочи имеют мужество выступать лишь журналисты независимых СМИ и некоторые оппозиционные политики - в Беларуси, России, Армении, Азербайджане, Киргизии, Украине...

Павел Шеремет тоже не молчал.

Общественно-политическая ситуация в Украине очень сложная, как рассказал «А» Виктор Пидлисный. Он руководитель Донецкого телевидения, к офису которого в Краматорске недавно подбросили гранату. «Украина по-прежнему живет в системе, созданной гораздо раньше сегодняшней власти. Эта система не искоренена, - рассказывает Пидлисный. - Главная проблема для Украины сегодня - это коррупция и безнаказанность людей, которые при власти и при деньгах. Ведь без взятки ты ничего не решишь. И все в обществе якобы знают, кто преступник, называют их, но мы не имели пока ни одного резонансного дела, которое бы дошло до суда. Вот об этом надо говорить. И мы говорим... Сейчас у нас участились случаи, когда люди приходят и берут за грудки того или иного прокурора, который не завел дело по какой-то вскрытой коррупционной схеме. Люди после Майдана уже не будут терпеть... Я думаю, ситуация будет меняться».

Опять надежда, которая, как часто шутят, умирает последней. Хотя именно надежда в немалой степени помогает нам оставаться в профессии и окончательно не сойти с ума после всего, что пришлось пережить во времена «новейшей истории» Беларуси. Это - обыски в независимых редакциях и квартирах журналистов, «изъятие» носителей информации, избиения и угрозы со стороны «неизвестных лиц», суды по повесткам «обиженных» чиновников и непомерные штрафы, сутки на нарах в СИЗО, обвинения в шпионаже, «профилактические» беседы в прокуратуре и КГБ, возбуждение уголовных дел и лишение свободы...

Однако самые черные для нас даты - «исчезновение» Димы Завадского (7 июля 2000 г.) и убийство Вероники Черкасовой (20 октября 2004 г.). Теперь вот Паша Шеремет - 20 июля 2016 г.

Мы всегда их помнили и будем помнить. И будем делать все, чтобы очистить нашу землю от скверны. С надеждой, что придет время, когда белорусское общество не будет подобострастным, как сейчас, а искренне улыбнется хорошим переменам.

Они Нас не остановят.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».