АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Ирина Халип: Билеты в провал 4

Ильф и Петров предугадали появление белорусских чиновников много лет назад.

А вы разве сомневались, что Мясникович придумает что-нибудь эдакое для ликвидации безработицы? Ведь действительно несправедливо получается: если ты не зарегистрировался на бирже труда – ты тунеядец и должен платить государству. А если зарегистрировался, каналья, — тогда уже государство должно платить тебе. И пусть это всего лишь 12 долларов, да еще и улицы убирать придется, — государство платить не любит. И даже не потому, что оно жадное. Оно вовсе не жадное: земельные участки в Дроздах чиновникам раздает щедро, а еще – квартиры, ссуды, премии, конверты к отпуску, условные приговоры со штрафом в одну «минималку» за взятки и хищения. Так что государство в жадности не упрекнешь. Просто оно ненавидит людей и работает по принципу «меньше народа – больше кислорода». И если народ начнет массово уезжать, а еще лучше – умирать с голоду, — тогда и государство вздохнет свободно. Это всего лишь физиология, ничего личного.

 Но Михаил Мясникович – редкое исключение, он народ любит. Вот и предложил помочь безработным – продавать им патенты на право работать: «Надо вводить патент для самозанятости и определить правовой статус самозанятого. Регистрация через покупку патента на самозанятость без постановки на учет в качестве безработных простимулирует предпринимательскую активность лиц, потерявших работу, выход из тени длительно не работающих, но вовлеченных в теневую занятость людей».

Отлично придумано. Хочешь работать – плати. Не хочешь работать – тоже плати. Идеальная формула наконец выведена. При любом раскладе пасьянс удается. Гражданин все равно должен платить государству: если не тунеядский налог – тогда патент на самозанятость. Государство ничего не должно своим гражданам, зато граждане дружными рядами идут в банк платить государству. А там, кстати, выяснится, что нужно еще заплатить за подход к кассе и комиссию банку. И еще что-нибудь по мелочи – ну, чтоб два раза не вставать.

 Мясникович действительно придумал идеальную формулу. Думаю, в дальнейшем ее придется усовершенствовать, чтобы уж точно наступило всеобщее благоденствие. Например, обязать рожениц прямо в роддоме покупать патент на жизнь младенца. Это будет его первый в жизни документ, раньше метрики.

 Потом родители купят ему патент на дошкольное воспитание, а после детского сада – на получение среднего образования. Я не говорю о том, что вступать в брак без патента – абсолютно противозаконно. Ну и все прочее, что следует после свадьбы, — тем более. На «все прочее» патент можно сделать дорогим – все равно будут покупать, охота пуще неволи. 

Если без регистрации брака – стоимость патента удваивается. Представляете, каким потоком польется звонкая монета в карман государства? А еще можно… Впрочем, нет, не буду им бесплатные советы давать. Пусть сначала все оформят законно, оплатят патент на тупость, зарегистрируются в качестве дармоедов-дегенератов – вот тогда мы им всем народом будем давать советы.

 Мясникович, к сожалению, книжек не читал и не знает, что все это уже было. Ильф и Петров предугадали появление белорусских чиновников много лет назад:

 «Удивительное дело,— размышлял Остап,— как город не догадался до сих пор брать гривенники за вход в Провал. Это, кажется, единственное место, куда пятигорцы пускают туристов без денег. Я уничтожу это позорное пятно на репутации города, я исправлю досадное упущение».

 И Остап поступил так, как подсказывал ему разум, здоровый инстинкт и создавшаяся ситуация.

 Он остановился у входа в Провал и, трепля в руках квитанционную книжку, время от времени вскрикивал:

 — Приобретайте билеты, граждане! Десять копеек! Дети и красноармейцы бесплатно! Студентам — пять копеек! Не членам профсоюза — тридцать копеек! Остап бил наверняка. Пятигорцы в Провал не ходили, а с советского туриста содрать десять копеек за вход «куда-то» не представляло ни малейшего труда. Часам к пяти набралось уже рублей шесть».
 Узнаете? Кстати, предлагаю патент на чтение Ильфа и Петрова сделать бесплатным. А чиновникам, вступающим в должность, дарить его в торжественной обстановке – разумеется, по предъявлении оплаченного патента на тупость.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».