АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Виктор Шукелович: Как на свекловичное поле привезли бело-красно-белый флаг 3

Многим бросилось в глаза, что белорусы приехали на Всемирные дни молодежи в Краков с двумя флагами: официальным и национальным.

Одним не нравилось, что молодежь уехала в мир с символом, который привязывает нас с советскому прошлому и как бы говорит: «Думаете, что вы самостоятельны? Ну, не больше, чем в СССР».

Бело-красно-белый флаг вызвал критику других за то, что якобы политизировал религиозное свидание. «Люди туда приехали молиться или флагами махать?» – никак не могли понять некоторые.

Для меня же не было никаких вопросов: мой символ – это бело-красно-белый флаг. Почему – этим личным я решил поделиться. Может, кто-то из защитников официального символа также вдохновится и поделится своими мыслями.

Это было летом 1994 года. Я был худым, высохшим подростком, которому еще не исполнилось и 12-ти. То лето было для меня нелегким, впрочем, как каждое лето для всех деревенских детей.

Пока городские дети, приезжавшие на каникулы в деревню, читали книги у бабушек и купались в речке – нам, детям белорусского села, часто приходилось помогать взрослым на полях. Помню, что в начале лета 1994-го я полол да разрывал свеклу на делянке у бабушки. За это колхоз должен был дать надел с травой, которую нужно было еще скосить, высушить на сено и свезти в сарай.

Тогда пололи я, бабушка, а возле нас еще одна старенькая женщина с внучкой, чуть дальше – группка нанятых соседкой Ядвинькой людей.

Воспоминания с того дня живы и сейчас: жарко, жгло солнце, по лбу большими каплями стекал пот, от жары было просто черно в глазах. Я облизывал соленые потрескавшиеся губы, но упорно долбил мотыгой твердую землю, словно зубами рвал. Спина болела нестерпимо: весь день работали, согнувшись в три погибели. Хотелось хоть на минуту выпрямиться и постоять – но бабушка кидала тревожный взгляд, что это я вроде как отлынивал от работы. И как-то неловко становилось перед ней, старенькой, поэтому я снова наклонялся, сгибался и со всех сил пытался пробиться вглубь, казалось, окаменевшей почвы, так что немели руки.

И вдруг – вот чудо! – по дороге ехал грузовик, в кузове которого стоял чей-то портрет, а над портретом развивался большой бело-красно-белый флаг. Как раз тем летом 1994 года должны были пройти первые президентские выборы в Беларуси, и по деревням возили портреты кандидатов, агитируя за них.

Бело-красно-белый флаг так трепетал на ветру, был таким чистым, сверкал свежей белизной, а его краснота была такой глубокой, такой яркой, что наполняла какой-то безграничной радостью. После изженной солнцем земли и зеленой свеклы, от которых рябило в глазах, этот флаг был морским бризом, глотком родниковой воды.

Грузовик задержался, оттуда вылезли люди и подошли сначала к соседке Ядвиньке, которая при дороге угощала на разостланной постилке  обедом нанятых людей. Люди с грузовика что-то объясняли Ядвиньке и ее работникам, а та только отмахивалась рукой и громко кричала: «Уходите, я не вашей нации…»

Бабушка Ядвинька родилась в Первую мировую войну. В доме ее матери некоторое время жил немецкий солдат. Он ушел за фронтом, а мать Ядвиньки осталась с большим животом. Когда родилась Ядвинька, с войны вернулся муж ее матери. И был очень удивлен, увидев в доме ребенка. Но он был неплохим мужчиной, простил жене и признал ребенка своим. Ядвинька же помнила о своей немецкой крови, и в ситуациях, когда не знала, что сказать, озвучивала единственный аргумент: «Ай, отстаньте, я не вашей нации…»

Люди с грузовика наконец подошли к нам и агитировали мою бабушку и соседку, работавшую рядом, голосовать за Зенона Позняка. Это его большой портрет стоял в кузове машины. Две бабушки почему-то плакали, вытирая концами платков слезы, шмыгали носами, жаловались, что они одинокие вдовы, что о них никто не заботится, все же, наверное, радуясь вниманию незнакомцев.

А я был тоже очень благодарен этим людям за то, что мог постоять, разогнувшись, на бескрайнем свекольном поле. Пока старшие беседовали, я не сводил глаз с бело-красно-белого флага, от которого, как мне казалось, аж шли какие-то светлые лучи. Над землей, куда падал мой детский пот, над огромной мотыгой, над голыми и огрубевими ступнями бабушек, над Ядвинькой с ее присказками, рябью в глазах, над каждым камнем и божьей коровкой на свекловичном листке – над нашими судьбами витал этот флаг, мой флаг.

Тогда еще ребенком я решил, что других флагов мне не надо.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».