АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Михаил Пастухов: Такой Конституционный суд нам не нужен 7

Еще в конце января 2016 года Конституционный суд принял послание о состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2015 году. О чем написал в своем послании суд, стоящий на страже Конституции? Что он предложил для улучшения нашей правовой действительности?

Михаил Пастухов
Михаил Пастухов, судья первого состава Конституционного суда РБ, доктор юридических наук, профессор
«Правильное» начало

По традиции многостраничное послание Конституционного суда начинается с преамбулы. В ней – квинтэссенция всего текста, из которой можно понять, что он пишет и для чего (точнее, для кого).

В преамбуле нынешнего послания всего четыре абзаца. Коротко остановимся на главном. В первом абзаце – прописная истина о том, что важнейшей юридической формой выражения общественного согласия и единства народа выступает Конституция Республика Беларусь. Да, так говорят ученые-юристы. Так должно быть. Но что мы видим на практике? Конституция уже давно ничего не выражает и, по сути, не имеет никакого значения, особенно в части прав и свобод граждан. Она скорее мертва, чем жива.

Во втором абзаце преамбулы говорится о том, что белорусский народ, реализуя конституционные положения о народном и государственном суверенитете, на прошедших в 2015 году выборах «…демократическим путем избрал президентом А.Г.Лукашенко, подтвердив, тем самым, свое стремление сохранить общественное согласие и стабильность».

В связи с этим утверждением возникает вопрос: а где живут конституционные судьи? Может быть, они наблюдают нашу жизнь из окон своих кабинетов? Может быть, они изолированы в своем здании, как когда-то Лидия Ермошина была «изолирована» людьми со службы безопасности президента в период проведения референдума 1996 года? И откуда у судей взялась уверенность, что народ избрал А.Г.Лукашенко «демократическим путем»? Ведь оппозиционные политические партии, демократическая общественность Беларуси, а также международные эксперты ОБСЕ не признали легитимность бессрочных выборов одного и того же претендента.

В третьем абзаце утверждается следующее: «Конституция является основой правовой системы, ее нормы развиваются по сути и получают реальное воплощение в законодательстве и правоприменении».

Вот удивили конституционные судьи! Неужели они не знают, что у нас вопреки той же Конституции вводятся незаконные налоги, устанавливается принудительный труд, освобождаются из тюрем без всяких оснований вчерашние коррупционеры?

И, наконец, в четвертом абзаце преамбулы судьи решили сказать о себе. Ничтоже сумняшися, они написали, что деятельность Конституционного суда в прошедшем году была направлена на защиту конституционного строя, гарантирование конституционных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства Конституции, утверждение конституционной законности в правотворчестве и правоприменении.Пока не станем опровергать такие благие побуждения судей. Ниже посмотрим, как они это претворяли в жизнь в своих решениях.

Показатели «на высоте»

Главным итогом работы Конституционного суда в 2015 году стала проверка на предмет конституционности законов, принятых парламентом, до их подписания главой государства.Для читателей открою тайну этого полномочия суда. Еще в июне 2008 г. А.Г.Лукашенко своим декретом №14 «подарил» Конституционному суду ряд новых полномочий с тем, чтобы занять его какой-то конкретной работой. Одним их таких полномочий стала проверка на предмет конституционности законов, принятых парламентом. На всякий случай. А вдруг депутаты примут что-то в разрез с Конституцией?

Такой порядок расширения компетенции Конституционного суда (через декрет президента), на мой взгляд, является неконституционным и означает превышение президентом своих полномочий. Это, с одной стороны. А с другой стороны, вынесение судом заключений о соответствии принимаемых парламентом законов Конституции «закрывает глаза» общественности на антидемократические по своей сути законы.

В 2015 году Конституционный суд в порядке обязательного предварительного контроля проверил 50 законов и все из них признал соответствующими Конституции. Так ли это? Давайте специально усомнимся в выводах Конституционного суда и проведем анализ некоторых из принятых законов.

Так, решением от 8 июля 2015 г.  суд признал соответствующим Конституции Закон Республики Беларусь «О борьбе с коррупцией». Между тем, изучение этого Закона оставляет ряд вопросов. Например, как быть с нормой Закона, которая позволяет лишать осужденного коррупционера «ежемесячного денежного содержания», предусмотренного для чиновников за их служебное рвение? Или как быть с другими ограничениями трудовых прав государственных служащих?

Почему-то «слабых мест» в данном Законе конституционные судьи «не заметили». Но они сделали акцент на норме о привлечении граждан к участию в раскрытии коррупционных правонарушений. Такое содействие граждан (другими словами, доносительство) судьи расценили как «одну из действенных мер консолидации всего общества на усиление борьбы с коррупцией…».

Как известно, в развитие этой «конституционно-нравственной» нормы правительство приняло постановление №101 от 5 февраля с.г. Теперь за каждого «сданного" коррупционера установлена оплата от 10 до 50 базовых величин в зависимости от тяжести совершенного им коррупционного преступления. Желающие могут подзаработать на «доносительстве» по принципу: сам дал – сам сдал.

Еще один интересный закон проверил Конституционный суд. Речь идет о поправках в Закон «Об оперативно-розыскной деятельности». Судьи не стали подвергать сомнению практику расширения сферы негласного контроля за гражданами со стороны спецслужб. В то же время судьи отметили, что граждане, против которых проводилась оперативно-розыскная деятельность, а также граждане, привлеченные к негласному сотрудничеству, могут обжаловать действия спецслужб в вышестоящие органы, прокурору или в суд. И это, по мнению судей, правильно: каждый, чьи права и свободы при проведении оперативно-розыскной деятельности нарушены или ограничены, может выбрать по своему усмотрению способ юридической защиты.

Какое смелое утверждение! Теперь каждый гражданин, ставший объектом деятельности спецслужб, может на них жаловаться вышестоящему начальству (сначала было бы неплохо обнародовать полный список действующих в стране спецслужб и вывесить на сайтах телефоны их «начальников». – Авт.).

Конечно, это звучит смешно: «Жалуйтесь на спецслужбы!». Общественность еще не забыла, как три оппозиционера А.Лебедько, В.Некляев, Н.Статкевич обнаружили на столике в кафе, где они встретились, «жучок». А.Лебедько сделал по этому поводу заявление и обратился в главную спецслужбу страны. Ну и что?

Нельзя не отметить решение Конституционного суда относительно поправок в Уголовный кодекс в части усиления ответственности за распространение наркотиков. Как известно, эти «поправки» стали прямым следствием грозного президентского декрета №6 от 28 декабря 2014 г. «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». В развитие этого декрета была намечена целая государственная программа борьбы с распространением наркотиков в Беларуси.

В своем решении по этому вопросу Конституционный суд «пожалел» жертв «всенародной борьбы» и попросил правоприменителей «…основываться на принципах справедливости и гуманизма с учетом социальных, возрастных и физиологических особенностей данной категории лиц».

К сожалению, этот призыв судей остался неуслышанным. Проблема «328» с каждым месяцем усиливается, включая в свою орбиту все новые слои населения. Мамы подростков, привлеченных к ответственности по статье 328 УК, уже плачут на всю страну, требуя освободить их детей из мест лишения свободы. Только за 2015 год по этой статье осуждено почти 4 тысячи молодых людей. Суд не проявил суд милости даже в отношении известного артиста Артема Бородича – 6 лет лишения свободы.

В послании Конституционный суд благоразумно не упомянул (но мы-то помним) о своем решении от 29 декабря 2015 г. Оно касалось проверки изменений и дополнений в Кодекс об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительных кодекс об этих правонарушения (далее – КоАП и ПИКоАП) в отношении «тунеядцев», которые могут оказаться в «арестном доме», если не уплатят пресловутый налог в размере 20 базовых величин. Там их будут привлекать  к «общественному труду» во 8 часов в день.

Как ни странно, Конституционный суд «одобрил» такие поправки, посчитав, что термином «принудительный или обязательный труд» не охватывается работа или служба, которую, как правило, должно выполнять лицо, находящееся в заключении «…на основании законного распоряжения суда».

Отнюдь, ваша честь судьи. Я с вами не согласен. Во-первых, с какой стати вы пишите, что подвергнутые административному аресту лица находятся «в заключении»? Во-вторых, на каком основании постановление судьи о назначении административного взыскания приравнивается к приговору суда? В-третьих, как можно за кем-то придуманные налоги сажать людей в «арестный дом» и требовать от них «отработки»?

Почему судьи не обратили внимание на антиконституционную сущность декрета №3 от 2 апреля 2015 г. «О предупреждении социального иждивенчества»? Почему они «благословили» произвол в отношении граждан, которые ничего противоправного не совершили, а их заставляют платить неизвестно за что налог, а потом – за его неуплату штрафуют, арестовывают и заставляют работать?

А граждане все жалуются…

Уполномоченные субъекты (президент, правительство, палаты парламента, Верховный суд) снова не обращались в Конституционный суд. А вот граждане просто «завалили» суд своими жалобами на нарушение их конституционных прав и свобод.

Проблема состоит в том, что Конституционный суд не желает рассматривать жалобы граждан и организаций, ссылаясь на то, что «не уполномочен» и направляет их к уполномоченным субъектам. В свою очередь «уполномоченные субъекты» не хотят переадресовывать жалобы граждан в Конституционный суд. Вот такой получается замкнутый круг.

Конечно, граждане жалуются на все: и на приговоры судов, и на декреты президента, и на постановления правительства, и на действия должностных лиц. Общее, что их объединяет, - нарушение прав и свобод. Однако их никто не желает «слушать» и «отфутболивает» от себя. Такая вот игра ведется с гражданами, проблемы которых никого в нашем государстве не интересуют.

На самом деле проблему жалоб граждан можно решить легко – их надо принимать и рассматривать по существу. И если государственный орган «не уполномочен», то надо направить жалобу в другой орган и информировать гражданина. Тем более, что на каждом органе и должностном лице лежит обязанность «…принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности» (ч.2 ст.59 Конституции).

За 20 лет деятельности Конституционного суда, когда он стал формироваться на основе новой редакции Конституции, можно было бы давно внести поправки в закон и предоставить гражданам право на обращение в этот суд, как и в другие суды за своей защитой. Но ведь не захотели. Почему? Догадаться несложно: граждане могут ставить «неудобные» вопросы, в том числе могут потребовать отмены президентских декретов и указов. Что тогда делать судьям? Придется принимать какие-то решения. Поэтому проще держать граждан в неведении об их неотъемлемых правах.

Что в итоге?

Оценивая состояние конституционной законности в 2015 году, Конституционный суд отметил, что с соблюдением режима законности в Беларуси все хорошо. И что немаловажно: этому позитивному процессу во многом содействовал Конституционный суд «посредством правовых позиций, основанных на выявленном конституционно-правовом смысле законодательных норм…». Он также «указывал», «ориентировал» и т.п.

По мнению Конституционного суда, в современных условиях надо «…выработать на конституционной основе понятный и эффективный правовой механизм для субъектов экономических отношений». А еще имеется «объективная потребность модернизации гражданского законодательства путем разработки и принятия нового Гражданского кодекса, включающего торговое право как самостоятельную подотрасль».

Вот тогда мы заживем, если, конечно, «законодатель» (кто он такой? – Авт.) будет «…неуклонно соблюдать законотворческий процесс, границы усмотрения (дискреции), не допускать искажения сути социального государства и … последовательно направлять правовое регулирование на повышение эффективности государственной помощи в социальной сфер, адресности мер по социальной защите населения, а также на достижение баланса интересов личности, общества и государства».

Как бы этого дождаться? И как бы «законодатель» не вышел за границы усмотрения (дискреции)? В противном случае от социального государства у нас ничего не останется.
***

Что хорошего сделал Конституционный суд для защиты Конституции и прав и свобод граждан? На мой взгляд, ничего. Более того, «благословил» ряд антидемократических поправок в законодательство. Он не желает (не может, не уполномочен) рассматривать обращения граждан на нарушение их прав. Он боится посмотреть правде в глаза, дать принципиальную оценку произволу, который творит «законодатель» и правоприменительные органы.

Я разделяю позицию правозащитника Олега Волчека о том, что после одобрения конституционными судьями поправок в КоАП и ПИКоАП (по сути, президентского декрета о борьбе с «тунеядством») они все должны уйти в отставку как скомпрометировавшие себя юристы (см.: Олег Волчек. «Дело о тунеядцах»: Конституционный суд должен уйти в отставку // сайт «Беларуская праўда”, 22.01.2016 г.). 

Такой Конституционный суд нам не нужен. Он дискредитировал себя тем, что не защищает Конституцию, не отстаивает реально права и свободы граждан. Его послания – пустые, высосанные из пальца. Никто их не читает и никому они не нужны.

Новой Беларуси нужны реально действующая Конституция и законодательство, которое во всех сферах и на всех уровнях соответствует Конституции и международным обязательствам страны. И Конституционный суд должен служить Конституции как преданный пес, готовый умереть за ее торжество. Для этого конституционные судьи должны избираться принародно парламентом и быть достойными юристами.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».