АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Андрей Суздальцев: По кругу 5

25 февраля в Минске все-таки состоялся Высший Госeударственный Совет Союзного государства.

Стоит напомнить, что предыдущий саммит был проведен в декабре прошлого года и главным его итогом, кроме обещания Москвы все-таки загрузить белорусский ВПК заказами, оказалась только личная встреча президентов России и Беларуси, на которой белорусский президент вновь поставил вопрос о кредите для своей страны.

Стоит вспомнить, что в прошлом году был еще один российско-белорусский саммит (3 марта 2015 г.), где главным вопросом был все-тот же российский кредит, который хотел получить А. Лукашенко в преддверии своей президентской кампании.

Кредит в 2015 г. так и не был получен, хотя периодически белорусская сторона информировала общественность, что «вопросы решаются», «ведутся переговоры», «наша аргументация принимается», но столь нужный республике кредит так и не был переведен на счета белорусского Минфина.

После октябрьского 2015 года заявления А. Лукашенко о российской авиабазе, вопрос о кредите приобрел исключительно политический характер. Дело в том, что одно дело помогать экономике «союзника», чтобы она окончательно не провалилась, а другое дело финансировать соседнее государство, проводящее на внешней арене исключительно антироссийскую политику.

Хотя справедливости ради, необходимо отметить и другое мнение, которое тоже популярно в российских «верхах»: «Зачем банкротить соседнюю страну, даже с безумным руководством?».

Но кроме данного весьма умеренного мнения, есть и скандальный момент, который проявился к концу февраля 2016 г. со всей очевидностью: страна, которую только что освободили от западных санкций (несмотря на всю их декоративность) просит кредит у соседней державы, обложенной реальными экономическими санкциями со всех сторон. Действительно, абсурд какой-то.

Так что с самого начала подготовки Высшего Госсовета (январский звонок А. Лукашенко в Кремль) стало понятно, что вопрос о кредите носит первоочередной характер.

Можно не сомневаться, что именно о кредите шел разговор между двумя премьер-министрами 29 января 2016 года в Санкт-Петербурге, а также на последовавшей затем встрече в Сочи 8 февраля, где между двумя президентами произошел очень жесткий разговор, в том числе и по данной теме.

Уже перед самым Госсоветом СГ А. Кобяков вновь звонил Д. Медведеву и снова просил денег. Стоит сказать, что в итоге финансовая настойчивость белорусской стороны стало существенно напрягать российское руководство. Это проявилось в численном составе ВГС с российской стороны, что смотрелось весьма забавно, учитывая, что никаких глобальных решений на этом саммите не принималось. На самом деле состав российской делегации демонстрировал разногласия в российском руководстве по поводу поддержки пресловутого «союзника».

Но в итоге получилось так, что российские высшие должностные лица приехали взглянуть на какой-то провинциальный театр кукол-попрошаек, правда, демонстративно нетопленный, что смотрелось в стиле приезда главы обкома в колхоз: «Вот так тяжко живем, мерзнем!», но во Дворце…

Итак…

Формально прошедшее в минском «Дворце республике» российско-белорусское мероприятие на высшем уровне было во многом протокольным и ряд вопросов, которые поднимались на нем, были уже давно согласованы. Президенты только поставили под документами и соглашениями свои подписи, согласовав и бюджет Союзного государства - немного меньше 100 млн. долларов, т.е. сопоставимый с оборотом средней по масштабам московской коммерческой фирмы.

Стоит напомнить, что солидная часть расходов союзного бюджета тратится на пропаганду белорусского «опыта» и белорусской экономической модели в России. Любопытно то, что при этом в СМИ Союзного государства как-то уклоняются от оценки того факта, что белорусская экономика живет от кредита до кредита, а белорусское руководство годами направляет команды переговорщиков в российский Минфин.

Это не случайно. Прежде всего, необходимо отметить, что в последнее время белорусское руководство стало поразительно напоминать правительство А. Яценюка на Украине. Начиная с 2014 года украинские министры, во главе со своим премьером и периодически примыкающим к ним П. Порошенко заняты фактически только одним делом – поиском денег, где только можно. Но украинцам все-таки в чем-то повезло – в составе правительства есть американка Наташа Яресько, которая разговаривает с кредиторами и спонсорами на знакомом им финансовом языке.

Россия зависит от Беларуси?

Белорусское руководство во главе с А. Лукашенко ищет деньги не с меньшим энтузиазмом, но по сравнению с Киевом, с гораздо меньшим успехом. Во всяком случае, о новом кредите ЕАБР мы слышим уже третий год, а воз и ныне там… что однако не мешает белорусскому руководству неустанно кормить республику обещаниями. Любопытно то, что при этом белорусское руководство упорно доказывает, что у России нет другого выхода, как и дальше «кормить» Республику Беларусь из-за каких-то мифических «зависимостей».

Так, к примеру, 18 февраля 2016 г., за неделю до Высшего ГосСовета белорусский президент убеждал политический класс и население, что Москва и дальше будет дотировать республику: «Россияне, при всей сложности, устами и премьера, и президента России, с которыми я дважды встречался за неделю, прямо сказали: у нас нет другого выхода, как поддерживать Беларусь, потому что наши там интересы, мы во многом зависим от Беларуси» (http://news.tut.by/politics/485523.html).

Сейчас, после того как были подведены итоги Высшего Совета, можно сказать, что А. Лукашенко вводил республику в заблуждение, намекая на то, что «Россия зависит от Беларуси». Вопрос о кредите на саммите так и не был решен, несмотря на все уверения президента, которые он озвучил задолго до Высшего ГосСовета. Понятно, что если бы В. Путин сказал «да», то А. Лукашенко уже вечером 25 февраля вещал бы о кредите со всех белорусских экранов.

Видимо, В. Путин и примкнувший к нему Д. Медведев не сказали «да» кредиту, так как были не в курсе, что Москва столь зависима от Минска, а Лукашенко постеснялся об этом им сообщить. Хотя, учитывая весьма развитое воображение белорусского президента, не исключено, что президент РБ сам свято верит в этот бред «зависимости», который действует на него, да и на большую часть белорусского истеблишмента, успокаивающе.

Природа этой мифологии исключительно интересна и основана на уверенности белорусского истэблишмента во взаимозависимости двух государств, как в экономической, так и политической сферах. В белорусских экспертных кругах данная весьма спорная ситуация считается практически аксиомой, хотя эволюция взаимоотношений Москвы и Минска говорит об обратном – неуклонном росте односторонней зависимости Беларуси от России.

Во-первых, военно-стратегической взаимозависимости между странами нет. В случае военного столкновения между Россией и блоком НАТО, боевые действия мгновенно приобретут характер ракетно-ядерной войны, в рамах которой Беларусь совершенно бесполезна. Кроме того, как неоднократно отмечал автор этих строк, у России имеется передовой форпост в Центральной Европе – Калининградской области.

Во-вторых, экономической зависимости России от Белоруссии, за исключением транзита, никогда не существовало. Скорее можно говорить об обратном. Нет ни одной статьи белорусского экспорта в Россию, начиная от продуктов питания и заканчивая шасси для баллистических ракет. Причем, даже там, где приоритет Беларуси благодаря тому, что постсоветскую деиндустриализацию российская промышленность пережила раньше белорусской, казался неоспорим (к примеру, рынок тракторов в РФ), ситуация медленно, но неуклонно меняется. Это касается и военно-промышленного комплекса… В тоже время финансовая и ресурсная зависимость республики от России остается практически монопольной, как и значимость российского рынка для белорусской промышленности, вернее того, что от неё осталось.

Между тем, белорусский политический класс продолжает убаюкивать себя какими-то иллюзиями, что он может навязать России какой-то торг, приманивая Москву стагнирующими белорусскими предприятиями или ролью посредника в урегулировании украинского кризиса.

Более того, белорусские эксперты давно должны были заметить, что Россия уже не ставит вопрос о МАЗе или МЗКТ как о привлекательных «кусках белорусского пирога», не говоря уже о других предприятиях, которыми так гордится белорусский истэблишмент. Как говорится, «дорога ложка к обеду».

Не поднимался вопрос о покупке российскими корпорациями белорусских производственных активов и на только что закончившемся саммите. Видимо история по созданию на базе «Белтрасгаза» белорусско-российского СП, что в итоге вылилось в строительство газопровода «Северный поток», ничему белорусское руководство не научило…

Причины проявившегося равнодушия россиян к белорусским «лакомым кускам» понятны: внутренний рынок России ощутимо сократился, экономическая политика российского правительства нацелена на поддержку своих производителей; держать, а если вернее, модернизировать белорусские производства (техническое состояние белорусских флагманов ужасающее) в условиях режима А. Лукашенко может только сумасшедший (за последние месяцы внешних инвесторов в РЮ «ободрали как липку»); задачу, поставленную президентом России по переносу на территорию РФ всех оборонных предприятий никто не отменял и т.д.

Между прочим, именно поэтому белорусская сторона так настаивает на «совместном» выходе из кризиса и ратует за «единую производственную (промышленной, индустриальной) политику» в рамках Союзного государства, рассчитывая остановить белорусскую деиндустриализацию средствами из российского бюджета.

Но, видимо, А. Лукашенко может, пока не осознанно, на уровне политического чутья понимать, что время для торга с Москвой за белорусские производственные активы безвозвратно ушло. Нечем торговать. По этой причине на саммите 25 февраля 2015 года А. Лукашенко попытался запугивать В. Путина ордами украинских боевиков, рвущихся через белорусско-украинскую границу в Россию, чем только развеселил российского президента.

Но было бы нечестно, если бы мы умолчали о реально существующей «зависимости». Трудно себе представить, чтобы Москвы согласилась бы с тем, чтобы страна, являющаяся одним из основателей ЕАЭС, столкнулась с дефолтом. Это принесло бы России огромные имиджевые потери и обрекло бы евразийскую интеграцию на быстрый развал. Белорусское руководство знает это «слабое место» Кремля… Может эту «зависимость» и имел в виду А. Лукашенко 18 февраля? Но тогда это просто демонстративный шантаж.

Вернёмся к кредиту

На заседании Высшего ГосСовета 25 февраля вопрос о кредите не поднимался, как, впрочем, и о российской авиабазе. Но вот на двухсторонней встрече, которая предшествовала заседанию, вопрос о деньгах обсуждался весьма жарко, что сразу проявилось, когда президенты вышли в зал. Как уже обыгрывалось в российских СМИ, А. Лукашенко вдруг обратился к В. Путину, как к Д. Медведеву: «Уважаемый Дмитрий Анатольевич», на что президент России отреагировал мгновенно: «Правильно, деньги-то все там» (http://www.vedomosti.ru/politics/articles/2016/02/25/631413-lukashenko-p...). Иными словами, В. Путин, скорее всего, сознательно «засветил» главную тему разговора двух президентов. На этой реплике тема кредита на Высшем Госсовете закончилась. Тактика А. Лукашенко по вытягиванию из Москвы денег закончилась ничем, хотя охота за российским кредитом не закончилась. Ведь В. Путин не сказал «нет». Более того, Москва стимулирует Минск и дальше бороться за кредит, как бы это Москве уже не надоедало.

Понятно, что если бы было однозначное решение, то кредит давно бы выдали…

Оправдания

Первая реакция белорусских СМИ на итоги Высшего ГосСовета была столь сдержанная, что тема кредита сразу стала размываться. Вдруг оказалось, что тема бюджета СГ гораздо важнее нескольких миллиардов ожидавшихся долларов. Попутно оказалось, что для официального Минска важнее сохранение «спокойной рассудительности» во взаимоотношениях между странами-партнёрами по Союзному государству, чем какие-то презренные 2 миллиарда «баксов». Действительно, зачем этот зеленый «мусор»? Естественно, что такой «спокойно-рассудительный» подход белорусской стороны к российским кредитам только приветствовался бы российским руководством…

Затем посыпались высказывания высоких должностных лиц. Первым порадовал госсекретарь Союзного Государства Г. Рапота, уверявший, что вопрос о кредите на Высшем Госсовете вообще не обсуждался, а если и обсуждался, то только в кулуарах (http://naviny.by/rubrics/economic/2016/02/25/ic_news_113_471287/). Как тут не согласиться с Григорием Алексеевичем, что вопрос о 2 миллиардах годится только для курилок.

Следом высказался замминистра финансов России С. Сторчак: «"Дискуссия по этому вопросу будет продолжена", что третий год подряд является истинной правдой. Стоит напомнить, что примерно в таком же формате выступал С. Сторчак и 26 января на московской конференции «БелоРусский Диалог», так что для нас его позиция хорошо знакома и понятна: не желает Минск обременять себя какими-либо условиями для получения кредита.

Но в целом, и автор об этом говорит с полной ответственностью, Минск может получить кредит. Вопрос только об условиях. Между прочим, никакой авиабазы в этих условиях нет. Есть её «след»…

В том же «успокоительном» формате прозвучало и заявление посла России в РБ от 26 февраля: «Решение сейчас достигнуто окончательно и бесповоротно. Кредит поступит в экономику Беларуси в рамках Евразийского фонда», но только не было понятно, как долго ждать это «поступление»? По мнению А. Сурикова: «потребуется какое-то количество дней, чтобы заключить кредитный договор, не думаю, что потребуется много времени» ( http://ria.ru/world/20160226/1380985978.html) Надо понимать, что С. Сторчак и А. Суриков по данному вопросу имеют одно мнение. Разница только в сроках… Естественно, данное заявление Посла мгновенно стало главной темой для белорусских СМИ, хотя так и не было подкреплено словами А. Лукашенко, не говоря уже о В. Путине.

Между прочим, 30 июля 2015 г. посол России в РБ обещал Беларуси кредит в 3 млрд. долларов (http://sputnik.by/economy/20150730/1016476006.html). А 25 сентября 2015 г. А. Суриков вновь обещал кредит Беларуси, но уже уклонился от вопроса об объеме кредита (http://afn.by/news/i/211488). Между прочим, 29 апреля еще 2013 года посол России говорил о кредите в 2 млрд. долларов для модернизации белорусской промышленности (http://telegraf.by/2013/04/surikov-belarusi-prosto-tak-poluchit-kredit-budet-slojno). Работа у дипломатов такая – сложная и ответственная вербализация возможного, но не обязательного.

Чуть позднее, после уже завершения Высшего Госсовета, поспели первые отзывы белорусских экспертов и аналитиков, которые в свою очередь постарались утопить тему кредита в общем «стратегическом партнерстве» между Москвой и Минском, подводя к мысли, что Кремль никуда не денется и кредит РБ будет предоставлен. Надо только немного подождать. Иными словами, повторяется 2015 год: Минск ходит по кредитному кругу.

Но, тем не менее, необходимо отметить, что в медиа-пространстве усилиями белорусской стороны активно распространяется информация о том, что «существует стратегическое согласие глав государств о выделении Минску кредита в размере двух миллиардов долларов по линии Евразийского Фонда Стабилизации и Развития (ЕСФР)». При этом нет ни одного подтверждения данного факта со стороны Кремля и российского Белого дома.

В итоге, в результате всех этих сложных и запутанных процессов вопрос о выделении российского кредита, которому уже не один год, может приобрести какой-то мистический характер. Высокие должностные лица уже заговариваются и сами себе противоречат… Настоящая война Минска за кредит со всей очевидностью демонстрирует эскалацию серьезных структурных проблем в белорусской экономике. В итоге получается, что едва ли не вся страна только и живет надеждами на внешнюю помощь…

Но даже в случае положительного решения о выделении кредита, а такое решение в Москве все-таки еще не принято, кредит не только не решит проблемы в белорусском экономике (там надо денег на два порядка больше), но в итоге способен только ухудшить отношения между Россией и Беларусью. Пример кредита В. Януковичу слишком красноречив.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».