АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Павел Знавец: Буханка хлеба 17

Щемящее эссе о сегодняшней жизни двух стареньких белорусских женщин.

Павел Знавец
Павел Знавец, Белорусский оппозиционер, был депутатом белорусского парламента.
"Счастье не имеет своей отдельной мерки для всех людей в мире, но каждый человек имеет свою отдельную мерку к счастью и свой отдельный взгляд на само счастье"
               Змитрок Бядуля (из рассказа "Пять ложек затирки", 1912 г.)

Пожаловал днями на Комаровский рынок, что в центре Минска, чтобы купить продуктов. Здесь, по крайней мере, и выбор большой - не меньше, чем в большинстве магазинов и гипермаркетов, да и цены в сравнении с ними приемлемые.

Сначала посетил хлебный ряд, где много продавщиц и, кажется, один продавец предлагают на выбор различные сорта пшеничного и ржаного хлеба и хлебобулочных изделий. Искал свой любимый "Нарочанский" - этот некогда брендовый для Беларуси ржаной хлеб. Он и сейчас неплохой по вкусу, так как все же готовится на минских хлебозаводах по специальной технологии с применением своеобразной, и, говорят, не "химической", а естественной закваски.

Купив целую, не нарезанную на ломтики буханку "Нарочанского" (почему целую, а не нарезанную на ломтики буханку - об этом в другой раз), я устремил свой взор дальше и двинулся в сторону молочных рядов Комаровки. Как вдруг почувствовал, что сзади меня кто-то за руку потянул. Оглянулся, вижу - старенькая бабушка лет восьмидесяти с гаком.

Первое ощущение было таким: прицепилась какая-то бомжиха, будет просить денег на хлеб - такое, к сожалению, сегодня часто бывает. И я уже совсем было собрался идти дальше, как старушка вдруг как-то жалобно, по-белорусски попросила:

"Сыночак, купі булку хлеба, вельмі цябе прашу".

От неожиданности и растерянности я остолбенел. И бросил взгляд на эту старушку, которая была чисто одета и не похожа на бомжиху.

Старушка, наверное, не ожидала, что я остановлюсь. И как-то виновато, с горькой беззубой улыбкой на своем морщинистым лице произнесла на чистом белорусском языке:

"Купі, калі не шкада. Я не для сябе, мне ўжо не трэба. Гэта – для яе".

И показала рукой в ​​сторону - туда, где стояла вторая бабулька с пустой холщовой сумочкой в ​​правой руке. Я старался заглянуть в лицо другой старушке, чтобы разглядеть его. Но она стыдливо опустила голову вниз.

Я подошел к продавщице, купил старушке буханку ржаного хлеба. Не того, менее качественного и дешевого, хотя и с красноречивым белорусским названием "Аромат", который просила старушка. А буханку более полезного для здоровья бездрожжевого "Борисовского".

И вот, когда вторая старушка уже клала в свою пустую сумочку буханку хлеба, я услышал ее причитание:

"Ой сыночку,  здароўечка табе  і божага блаславення…"

В ответ я тоже по-белорусски пожелал им здоровья. Поблагодарил за то, что сберегли такой ​​чистейший белорусский язык.

У меня не было сомнения, что эти бабушки когда-то выбрали на пост президента Беларуси того, кто и по сей день на этой должности сидит. И, судя по-всему, покидать ее не собирается. Да и потом, видимо, все эти двадцать с лишним лет старушки его поддерживали. И не очень существенно, сами старушки брели на избирательные участки, чтобы проголосовать за него, или за них это делали члены избирательных комиссий, заполняя "как надо" бюллетени для голосования и рисуя нужные для сохранения его власти протоколы на всех поздних так называемых "выборах"...

А потому на прощание я еще громче, чтобы и продавщица услышала, добавил:

"Никогда больше не поддерживайте колхозника Лукашенко! Ведь колхозы и их последователи когда-то отобрали у людей все!"

Продавщица, услышав мои слова, горько усмехнулась.

А старушки, как мне показалось, чуть не заплакали...

Мне до слез жалко этих старушек. Нет! Конечно же не за то жаль, что они когда-то поддались эмоциям и проголосовали за президента-колхозника, который потом узурпировал власть и всю Беларусь превратил в большой колхоз.

Мне жаль, что уже, наверное, скоро отойдут в вечность еще две простые, искренние и жестоко обманутые властью Александра Лукашенко белорусские женщины - носители чистой белорусской речи.

Мне жаль этих двух стареньких, но настоящих белорусских женщин, которых их ложный кумир, имея неограниченную власть, на склоне века в прямом смысле довел до сумы. А у их детей и внуков отобрал тот самый дорогой клад, который ему не принадлежит - белорусский язык.

Вместе с этими белорусскими старушками, к большому сожалению, отойдет в небытие и часть того белорусского языкового и песенного фольклора, который так и не был записан и сохранен для потомков из-за антибелорусской языковой и культурной политики президента-колхозника.



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».