АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Людмила Грязнова: Рискованные прыжки 7

По сравнению со своими ближайшими южными и восточными соседями, Беларусь сегодня выглядит более стабильной страной.

В последние месяцы невероятную активность проявляют некоторые международные организации, занимающиеся проблемами Беларуси. 

Повод для этого немаловажный – санкции в отношении нашей страны, которые могут быть сохранены, отменены, либо приостановлены. Если санкции будут сохранены, то окно в Европу останется закрытым, и страна не сможет балансировать во внешней политике. Постколониальная ситуация не только сохранится, но и ухудшится на фоне усиливающихся процессов энтропии в Российской федерации. 

Если санкции будут отменены, то перед Беларусью открывается даже не окно, а форточка в Европу, и страна сможет укреплять свою государственность. 

Приостановка санкций, то есть то, что сегодня уже действует, также дает шанс для нашего развития и не станет раздражающим фактором для восточной соседки.

Критерием выбора одного из этих трех вариантов санкционной политики является оценка ситуация в сфере прав человека в стране. Если международные организации посчитают, что ситуация с правами человека в Беларуси улучшилась, то можно ожидать позитивных решений. Если будет констатировано, что улучшений с правами человека нет, то санкции будут сохранены со всеми отсюда вытекающими неблагоприятными последствиями.

Права человека – важный индикатор в современной политике. Периодически заслушивая правительства с докладами о ситуации в этой области, такие международные структуры, как ООН, ПАСЕ, ОБСЕ, стимулируют государства с разными режимами более прилично выглядеть в глазах мирового сообщества и что-то делать с продвижением демократии в своих странах.

Вопрос прав человека – важное направление во внутренней и международной политике. Но, как любой социальный показатель, он не может быть абстрактным, оторванным от общества. А общество-то оказывается разным. 

В одних странах общество действительно демократическое со столетней историей христианской цивилизации. В других странах, где общество еще не сформировалось, правит бал диктатура, либо творится беспредел. В третьих странах, которые находятся в промежуточном состоянии и общество догоняет современный мир, государство управляется авторитарным режимом. Под одну планку подвести разные типы обществ невозможно. Одни допрыгнут и перепрыгнут заданную высоту, другие – никак не смогут это сделать в силу своих особенностей. И если попытаются взять для себя непомерную высоту, то, как всякий неподготовленный атлет, набьют шишек в лучшем случае. В худшем, могут серьезно пострадать и даже разрушить собственную государственность.

Если данный инструмент – оценка ситуации с правами человека – использовать абстрактно, в отрыве от специфики общества, и требовать, чтобы неразвитые страны соответствовали высоким демократическим стандартам, то можно наломать дров. Так, правительство, спешно выполняя требования международных организаций, может одним махом ввести демократические нормы. Но беда в том, что соответствующие традиции не сформированы в таком обществе, и человек там не является носителем демократических ценностей. В результате традиционный уклад ломается, и совсем необязательно, что на месте прежней государственной машины появится новая, демократическая. Скорее всего, вместо рухнувших устоявшихся государственных структур всплывет архаичная форма правления обществом – криминальная.

Именно такая пертурбация произошла на территории советского государства в начале 90-х годов. Правда, внешнеполитический фактор тогда имел второстепенное значение, главной причиной распада стали внутренние проблемы. Прежнее государство, державшееся на главенствующей роли партии, которая как остов пронизывала вялые советские бюрократические структуры, практически в один момент просело, когда из конституции была изъята соответствующая статья. Кроме того, обвальная приватизация подкосила экономику, и вместо института частной собственности институализировался олигархат. Политэкономия была заменена полицэкономией. В обществе произошел колоссальный раскол, разрыв между богатыми и бедными - как ни в одной другой стране.

Вдохновителем тех преобразований была интеллигенция, свято верившая в демократические ценности и права человека, но наивно полагавшая, что реформы можно провести быстро и радикально. Народ поверил пламенным речам лучших представителей интеллектуальной элиты и поддержал новые предложения по государственному переустройству. И хотя Россия вышла из международной изоляции и решила проблемы дефицита в экономике, но отрицательные последствия тех радикальных преобразований еще долго будут ей аукаться.

А можно было поспешать медленно, как это сделал Китай, который сохранил руководящую роль партии, то есть прежний остов государства, который не пошел на обвальную приватизацию и не стал радикально вводить демократические институты. Общество, привыкшее к столетней традиции властвования, не может в одночасье переменится и стать современным, способным переварить новые ценности. На том пути реформирования восточная держава, правда, получала немало критики со стороны международных структур за несоблюдение прав человека.

Такая же неспешность в преобразованиях характерна и для Беларуси. Здесь управляемость государства была сохранена за счет вертикали власти, национализированной собственности крупнейших предприятий и дозированного использования демократических институтов. В результате, по сравнению со своими ближайшими южными и восточными соседями, Беларусь сегодня выглядит более стабильной страной, где нет военных конфликтов, являющихся следствием разрушенной государственности и разборок соответствующих архаических структур.

Если оценивать достижения Беларуси по состоянию прав человека, то можно найти множество причин для применения к ней тех или иных санкций. Но поскольку данный инструмент оценки может оказаться абстрактным, не адекватным характеру общества, а также субъективным, зависимым от понимания эксперта или политического интереса дипломата, то принятое решение будет неверным.

Прогресс в государственном строительстве измеряется не только показателями в области прав человека, но и многими другими важными критериями - прогрессом в формах политического режима, развитием экономики, стабильностью социальной жизни. То, что у нас было в начале 90-х годов никак нельзя назвать демократией, скорее – безвластием, перетягиванием одеяла между президентом и парламентом. Страна была неуправляема. Характеризуя именно таким образом ту точку отсчета, нынешняя авторитарная форма правления естественно является шагом вперед. Также и в экономике, крупные предприятия, оставшиеся в государственной собственности, не были несправедливым образом присвоены узким кругом лиц. В стране восстановлена социальная стабильность, нет пропасти между верхами и низами. Государство пытается вести миротворческую политику в регионе.

Применяя данные, более широкие оценки по ситуации в стране, международные структуры приобретают приемлемые критерии для санкционного решения по Беларуси. 

Переосмысливая в таком ключе постперестроечные преобразования в Беларуси и не зацикливаясь только на правах человека, интеллектуальная элита страны также способна более адекватно формулировать национальные интересы. Не пытаясь прыгнуть выше головы, а взять именно ту высоту, которая возможна.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».