АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Валерий Карбалевич: Дешевая нефть меняет мир 7

Основа нынешней белорусской социально-экономической модели рушится на глазах.

Падение мировых цен на нефть стимулирует глобальные процессы, ведет к крупным переменам в геополитике, к серьезному перераспределению международных центров силы. Все это самым непосредственным образом затрагивает Беларусь.

Тогда как мир переходит к постиндустриальному, информационному обществу, Беларусь застряла в индустриальной эпохе. Основу белорусской экономики составляет промышленность и колхозно-совхозное сельское хозяйство, оставшиеся от СССР. На обеспечение потребностей этой экономики была ориентирована и система образования. Школьная "антиреформа" 2008 года, когда произошел переход от 12-летки к 11-летке, исходила из того, что стране нужны не столько люди с высшим образованием, сколько рабочие руки.

Как известно, главное богатство индустриальной эпохи - сырье. Не случайно важнейшие экспортные товары Беларуси - калийные удобрения и нефтепродукты. От продажи последних страна получала 30-40% экспортных доходов. Основой существования белорусской социальной модели были дешевые российские энергоресурсы. Это была своеобразная рентная экономика, когда основной доход получали от использования природной ренты, как своей, так и российской.

Александр Лукашенко, который называет интернет не иначе как "помойкой", видел главным ресурсом, источником богатства страны нефть и газ. Он не раз говорил российским журналистам, что, мол, мы не такие богатые, как вы, у нас нет так много энергоресурсов. Его заветной мечтой было получить право на разработку нефтяной скважины в РФ. Он обещал построить в Беларуси "эмираты", если не надо будет перечислять нефтяную пошлину в российский бюджет. Глава государства несколько раз с плохо скрытой надеждой восклицал: не может быть, чтобы в наших недрах не было нефти и газа, мол, лучше ищите - должно "прорвать". И, обратите внимание, лучшими друзьями во внешнем мире у официального Минска были страны, богатые нефтью. Кроме России, это Венесуэла, Иран. И там тоже белорусские власти настойчиво стремились получить доступ к нефтяной скважине. (С Уго Чавесом это удалось.)

И должно было случиться нынешнее резкое падение цен на нефть, чтобы пришло осознание: эпоха доминирования энергетических государств заканчивается.

В ноябре прошлого года премьер-министр Беларуси Андрей Кобяков, выступая на международном банковском форуме, констатировал, что "экономики стран СНГ столкнулись с беспрецедентными вызовами" и что, по прогнозам мировых аналитиков, в ближайшие пять лет здесь будет один из самых низких темпов роста. Это факт, что за четверть века после распада СССР ни одно из постсоветских государств (страны Балтии вынесем за скобки) не смогло сформировать эффективную модель экономического развития. Относительный успех имели лишь те из них, которые добывали нефть и газ: Россия, Казахстан, Туркменистан, Азербайджан. Другие государства зарабатывали на транзите энергоресурсов - как, например, Украина, которая имеет, кстати, шесть НПЗ. Или Беларусь, превращенная в оффшоры российских нефтяных компаний. Бешеные нефтедоллары долгое время спасали белорусскую социальную модель, позволили ей продлить свое существование на полтора десятилетия.

И вот теперь весь этот становой хребет постсоветской экономики рушится. И выяснилось, что никаких других прорывных отраслей за эти 25 лет так и не было создано. В результате падать начинает все. По уровню средней зарплаты Китай уже обогнал Россию. Падает казахстанская денежная единица тенге. Азербайджан, который дважды спасал Беларусь в трудную минуту, выделив срочный кредит, сам оказался в кризисе. Азербайджанская валюта в 2015 году возглавила список самых девальвированных в мире, там возникли проблемы с покупкой валюты, начались социальные волнения. И экономический кризис в Беларуси также в значительной степени обусловлен тем, что упали доходы от продажи нефтепродуктов.

Хочу напомнить, что крах СССР произошел в момент, когда мировые цены на нефть резко пошли вниз.

Таким образом, меняется прежний геополитический и исторический ландшафт, рушится привычный порядок мира. Беларусь, как и другие страны, предстала перед острой необходимостью адаптации к новой реальности. Расчет на российскую "халяву" заканчивается. Основа нынешней белорусской социально-экономической модели рушится на глазах. Нужна новая парадигма развития.

Необходимость строить новую социальную модель требует и изменения геополитической ориентации, о чем уже приходилось писать.

Однако пока ни белорусское общество, ни управленческая элита не осознали эти новые вызовы. И общество, и элита продолжают жить вчерашним днем. 26 января Лукашенко в очередной раз заявил, что курс менять не будем, реформы не нужны. И все усилия белорусских властей направлены на то, чтобы спасти советскую промышленность. Однако, судя по всему, это уже безнадежное дело. Все гиганты индустрии - МАЗ, "Гомсельмаш", "Горизонт" и другие аналогичные предприятия вряд ли удастся сохранить.

А кто не вписывается в глобальные тренды, тот остается на обочине мирового развития.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».