АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Людмила Грязнова: Женская мода 2

Для современной Беларуси возвращение к «женсоветам» при партиях выглядит анахронизмом.

В последние годы у нас вновь появилась мода создавать при оппозиционных партиях аффилированные женские структуры. Не секрет, что гендерная тематика на Западе занимает особое место - в социальных исследованиях данному дискурсу придается первостепенное значение, европейские партии обзаводятся соответствующими организациями. Желание подставить женское плечо и в наших партиях, на первый взгляд, выглядит практичным. Однако стоит посмотреть на эту моду и в других аспектах - организационном, научном и политическом. И соответственно взвесить цену практичного шага и многочисленных потерь другого характера.

Допустим, созданные женские организации при партиях будут способствовать притоку прекрасного пола в партийные ряды. И при помощи такого маневра в оппозиции окажется больше активисток, что позволит лидерам демонстрировать гендерное равенство и находить отклик со стороны западных партнеров. Вместе с тем, можно предположить, какие персоны начнут собираться под женские знамена и как измениться партийная тематика.

Если четкие партийные ценности сместятся аморфными феминистскими, то появятся другие кадры с другими представлениями и возникнут проблемы. Для условного примера возьмем Объединенную гражданскую партию, которая когда-то создавалась как либеральная, ориентированная на правопорядок и защиту национальных интересов. Граждане, независимо от пола, разделявшие партийные ценности, вместе оттачивали свое мировоззрение, распространяли национальные идеи среди населения и в целом помогли состояться белорусскому государству. Пока была возможность избираться в парламент, партия продвигала кадры на выборные должности. Имена этих людей до сих пор на слуху. И даже, когда такой возможности не стало, из-под крыла ОГП выпорхнуло множество аналитиков, которые сегодня формируют мировоззрение белорусов и помогают стране.

Идея гендерного равенства, вывешиваемая в качестве нового женского знамени партии, в принципе имеет самое простое объяснение. Равенство возможностей, независимо от пола, обеспечивается, прежде всего, конкурентной политической, экономической и культурной средой. Только конкуренция является здоровой основой для продвижения лучших людей и лучших достижений. Любые подпорки, как элементарные монополии, способствуют лишь деградации и неравенству. Но чаще всего такой подход феминистками не разделяется. Их теория, не предъявляя четких доказательств, выглядит как некая религиозная мантра, смысл которой доступен только избранным. В результате чего феминисткам приходиться только вещать, а всем остальным, кто не может разобраться в смысле, просто следовать гуру и верить в их заклинания.

Беда в том, что возле вещателей, как свидетельствует история, собирается особая, экзальтированная масса. Пример большевизма – яркое тому доказательство. На броские, внешне привлекательные лозунги равенства и братства тогда хлынул такой мутный поток необразованной массы, с которым не можем справиться до сих пор. Почти столетие все постсоветское пространство раскачивается из стороны в сторону как пьяный после большой попойки. Приход масс на историческую арену дорого обходиться цивилизации.

Конечно, сегодня радикальные феминистские лозунги вряд ли приведут к новому большевизму. Финансов такого масштаба пока не видно. Но то, что организационное состояние партии окажется адекватным новому ее кадровому составу и новой ценностной дезориентации, сомневаться не приходиться. 

Кроме путаницы в мозгах, у пассионарных активисток появиться соблазн бороться с мужчинами, якобы против дискриминации. В партии сформируются две фракции – феминистская и антифеминистская. Все будут при деле, то есть в конфликте. Забудут о политических, экономических и других государственных интересах, которые необходимо защищать, чтобы оставаться партией. Дискредитация и маргинализация структуры будут обеспечены. На следующие двадцать лет данные негативные изменения могут стать основным трендом в партийном «строительстве».

Пришествие радикального феминизма не стоит рассматривать беспечно, сквозь розовые очки. Романтизм не однажды сослужил роковую роль, в том числе в последние двадцать лет. Если по поводу большевизма многим понятна пагубность той социальной утопии, то по отношению к либерализму разлива 90-х годов немногие пока критично относятся к этим романтическим зернам, брошенным на невспаханную целину русской цивилизации. Где не было ни уважения к праву, ни европейских государственных институтов, ни христианской культуры. И где в результате очередного эксперимента вместо демократии и рынка выросло уродливое создание в виде мафиозного государства, бандитского рынка и полусумасшедших граждан. Правда, на российском фоне Беларусь выглядит поприличнее в силу европейскости и консерватизма постперестроечных реформ.

Несмотря на то, что мода на женские аффилированные структуры приходит к нам с Запада, умиление не к месту. Надо понимать, что там с помощью феминистского дискурса, в том числе, осуществляется манипуляция общественного сознания. Более острые социальные проблемы прикрываются гендерным неравенством и, таким образом, социальное недовольство канализируется в ложное русло. 

Для современной Беларуси возвращение к «женсоветам» при партиях выглядит анахронизмом. Ту стадию привлечения женщин к общественной активности мы уже давно прошли и набили много шишек. Для нас сегодня в партиях совершенно естественно сотрудничество единомышленников, независимо от пола, без использования особых гендерных резерваций и фракций.



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».