АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Выборы-2020 Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис

Светлана Калинкина: Не под микрофон 2

Деньги, деньги, деньги… Поборы, поборы, поборы… В Вишневском костеле вслух зачитывают фамилии тех, кто сдал деньги на подарок...

На некоторые события очень интересно взглянуть в ретроспективе. 100-летие ксендза Владислава Чернявского, первого ксендза, который начал переводить Библию на белорусский язык и вести службы по-белорусски.

Сегодня в деревне Вишнево Воложинского района об этом говорят как о большом и благородном деле великого человека. А я могу рассказать, как все это начиналось в реальности.

Конец-80-х - начало 90-х. Эти самые вишневские католики, которые сейчас рассказывают о ксендзе Чернявском взахлеб и с восторгом, белорусскую службу в костеле просто игнорировали. Приходили на нее единицы, и только по крайней нужде. Зато на польскоязычной службе был аншлаг. Но ксёндз Чернявский, несмотря ни на что, белорусские службы не отменял, он готов был читать молитвы на родном языке даже пустым стенам.

За польский язык вишневцы тогда голосовали ногами. Многие абсолютно искренне считали, что молитвы по-белорусски – это неправильно, что это нарушение ритуала. Говорили: «Вот в церкви же не переходят на белорусский язык или даже на русский язык, читают на старославянском. Значит, нельзя ничего менять…».

Кляузы писали, куда только можно, жалобы и в Минск, и куда-то в Польшу возили. Мол, совсем чеканулся ксёндз, самодеятельность в костеле устроил. Требовали все это безобразие прекратить.

Он и правда казался немножко не от мира сего. Скажем так, чудаковатым. Ну, представьте: вы впервые попали в Вишнево. Вдруг видите, шлепает по улице колоритный дедуля в галошах. И мимо не проходит – обязательно с дурацкими вопросами цепляется: «из чьих будете?», «к кому и зачем приехали?», «как живете?», «где живете?», «что с личной жизнью?», «аборты делали?»…

Первая реакция: «Ненормальный какой-то! Вот прямо сейчас так и кинулась все тебе рассказывать!...

А он не останавливается, продолжает. Про слишком короткую юбку что-нибудь едкое мог заметить или про манеру говорить громко и вызывающе...

От неожиданности стоишь, онемев: «Что это? Кто это? Чего прицепился-то?..» И пока ты стоишь, глазами хлопаешь, он вытаскивает откуда-то простенький велосипед, бельевой прищепкой брючину вокруг ноги скрепляет, чтобы в спицах колеса не запуталась, полы одежд подбирает, и покатил. Мало кого из встречных пропустит. С одним просто поздоровается, другому, прямо на ходу, комментарий-оплеуху отвесит…

Всех знал, всем интересовался… И, кажется, его острого языка и вездесущего носа все побаивались, потому что только детей и стариков он не третировал своими замечаниями, -- им все разрешал, все прощал.

Сегодня вишневцы с восторгом вспоминают ксендза Владислава. И службы на белорусском языке полюбили (говорят, что теперь все понятно, а по-польски было – набор слов какой-то), и его едкие нравоучения принимают как смешные и милые, помнят с юмором и ностальгией. Потому что после Чернявского приходили ксендзы, которых в первую очередь интересовали … деньги. В дни больших праздников его последователи службу не начинали, пока дань с верующих не соберут. К концу службы ведь кто-то утомится, уйдет, не достоит: начнешь с молитвы – упустишь «навар».

Деньги, деньги, деньги… Поборы, поборы, поборы… В Вишневском костеле вслух зачитывают фамилии тех, кто сдал деньги на подарок на день рождения ксендза, на юбилей его мамы… Старушка дает на костел последние пару тысяч рублей, а ей открытым текстом говорят: «Этого мало!»

На микрофон журналисту такого, конечно, не рассказывают. Тем более, что в Вишнево в этом смысле крутые нравы: ксендз может отказаться и молитву за здравие прочитать, и молебен за упокой провести. И это не Минск, в другой костел не сходишь. Откуда я все это знаю? А моя мама из этих мест. Недавно на похоронах родственника была, которого в костеле отпевали. Так что и насмотрелась, и наслушалась. Приехала очень возмущенной. Очень-очень возмущенной! И, кстати, в этой связи тоже ксендза Чернявского добрым словом вспоминала. Она его тоже хорошо знала и хорошо помнит.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».