АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Семен Букчин: Плоды патриотического ража 5

Не следует, именуя Бунина, Пастернака, Шолохова, Солженицына и Бродского «русскоязычными литераторами», втюхивать белорусам свои провинциальные комплексы.

Можно ли доказать, что русский народ не имеет обладателей Нобелевской премии по литературе? Да запросто. Нужно только метод такой применить – потребовать паспорт у писателя. Эту процедуру и проделал журналист телеканала БелСат Андрей Теплов (см. его материал «Нобель наш: неделя Алексиевич» в «Народной Воле» за минувшую пятницу). 

И вот при проверке Тепловым паспортов оказалось, что русские и в самом деле не имеют ни одного Нобеля по литературе. Вообще «среди наших соседей» Нобелевской премии по литературе, отмечает не без определенного удовольствия А.Теплов, нет «ни у украинцев, ни у литовцев, ни у латышей». Но особое торжество чувствуется, когда он объявляет, что таковой премии нет и “ў расійцаў”.   И в ответ на изумление простодушного читателя, тут же объясняет, что хотя Иван Бунин, Иосиф Бродский, Борис Пастернак, Михаил Шолохов, Александр Солженицын и являются «русскоязычными литераторами, но Нобелевскую премию они получали как граждане Франции, США или СССР. Российского гражданства в то время не было». 

Вот оно, оказывается, в чем дело – не в литературных высотах, взятых тем или иным писателем, а в гражданстве. Ну и поскольку автором этого открытия упомянуты Франция и США, то нетрудно догадаться, что Бунин, по его убеждению, получил премию как французский гражданин, Бродский – как американский. Ну а Пастернак, Солженицын и Шолохов вообще были гражданами исчезнувшей страны -- СССР. И поскольку российского гражданства, когда им присуждали Нобеля, не было, а было советское, канувшее в Лету, то, следовательно, и премии присудили с точки зрения А.Теплова неизвестно кому. Во всяком случае, русским тут претендовать не на что. 

Но ведь была и есть русская литература! – воскликнет образованный читатель. А литература – это прежде всего страна, утверждает А.Теплов. То, что судьбы писателей могут складываться по-разному, его не интересует. Вот так Бунин, Пастернак, Шолохов, Солженицын и Бродский выпали из русской литературы. Не повезло им… 

Становится совсем грустно. Потому что когда подлог мешается с невежеством, то стоит принести соболезнования телеканалу БелСат в связи с культурным уровнем его сотрудников. Заодно хочется спросить руководителей канала, на каких идиотов рассчитана эта «нобелевская арифметика»? Ну не объяснять же им, в самом деле, общеизвестное: что Нобелевская премия по литературе присуждается не в связи с гражданской принадлежностью, а прежде всего выдающимся писателям, независимо от того, в какой стране они живут, что Нобелевский комитет дает литературную премию не обитателям разных стран, а писательским талантам и их признанию в мире. Поэтому нобелевские премии получили Бунин, живший во Франции, и Бродский, живший в США. Но оттого, что они по разным причинам жили за границей, они не перестали быть русскими писателями, русскими звездными величинами в мировой литературе. Как ими не перестали быть Пастернак, Шолохов и Солженицын, жившие на момент присуждения премии в СССР, поскольку и в дореволюционные, и в советские, и в наши времена существовала и существует русская литература, как, кстати, и белорусская, и украинская, и литовская и литературы других народов. 

А может быть, А. Теплову показалось, что присуждение нобелевских премий по литературе сродни конкурсу Евровидения, на котором исполнители, являющиеся гражданами определенных стран, имеют право выступать за другие страны? Но в таком случае его легко уличить в двойных стандартах: одним народам он разрешает иметь нобелевских лауреатов по литературе, несмотря ни на какие обстоятельства их личных биографий, а к другим подходит с жестким паспортным контролем. Несколько вынужденно белсатовский журналист признает, что «среди наших соседей» Нобелевская премия по литературе имеется только у четырех поляков – Генрика Сенкевича, Владислава Реймонта, Чеслава Милоша и Виславы Шимборской. Но если следовать его «паспортной логике», то автора «Крестоносцев» следует зачислить не в польские лауреаты Нобелевской премии, а в российские, поскольку в момент ее присуждения (1905 г.) он был подданным Российской империи как житель Царства Польского, входившего в состав России. И Чеславом Милошем, в 1970 г. получившим американское гражданство (нобелевским лауреатом он стал в 1980 г.) и долгие годы преподававшим в университете в Беркли, согласно тому же «паспортному методу» А.Теплова, поляки не имеют права гордиться. Но к полякам у А.Теплова, видимо, все-таки особое отношение. Поэтому насчет Сенкевича и Милоша он сделал исключение. 

Зато по отношению к правам русских на своих литературных «нобелей» А.Теплов супербдителен. Показывай, русский нобелиат, паспорт! Если А.Теплов будет в Париже, советую ему пойти на улицу Оффенбах, там на одном из домов он увидит мемориальную доску с надписью на французском языке, свидетельствующей, что здесь жил «русский писатель, лауреат Нобелевской премии Иван Бунин». Не гражданин Франции, а русский писатель. Кстати, Бунин и не был гражданином Франции, поскольку жил в эмиграции по так называемому «нансеновскому паспорту». И выдворенный из СССР Солженицын не принял американского гражданства. Принужденный к эмиграции Бродский стал американским гражданином в 1977 г. Но, отвечая на вопрос, кем он себя чувствует, отвечал: «Русским поэтом, англоязычным эссеистом и, конечно, американским гражданином». Прежде всего – русским поэтом. За что и получил Нобелевскую премию. Потому что, повторяю, премии даются «за литературу», без учета места проживания писателя. 

Но что до всех этих фактов А.Теплову? Перед ним задача: доказать что русские как народ своих писателей, лауреатов Нобелевской премии по литературе, не имеют. И другого метода, как примитивный и рассчитанный на невежество подлог, когда принадлежность к национальной литературе заменяется паспортными данными, у него нет. Автор заметки, наверное, потирает руки от удовольствия: как же это здорово ему удалось лишить русских своих литературных «нобелей». А то ведь гордились, небось, что их целых пятеро. А на самом-то деле – ни одного! И, может быть, вообще нет никакой русской литературы, а только паспорта писателей с отметкой о гражданстве. 

 х х х 

Патриотический раж дело не только беспокойное, но и, как видим, ведущее к фальсификации. Наверное, А.Теплову очень хотелось «приподнять» значение премии, присужденной С.Алексиевич. Мол, вот белорусы имеют, а русские – нет. Отсюда эта неуклюжая попытка отнять у русских их литературных «нобелей» и нелепые «паспортно-гражданские» вычисления, от которых за версту несет местечковым патриотизмом. Но Нобелевский лауреат по литературе нынешнего года, белорусская писательница Светлана Алексиевич в подобных «патриотических» услугах не нуждается. Тем более, что в своем недавнем интервью в Швеции она сказала, что духовно сформировалась в лоне русской культуры, где для нее важнейшими являются имена Достоевского и Чехова. И еще одно нужно запомнить патриотам типа А.Теплова: не следует, именуя Бунина, Пастернака, Шолохова, Солженицына и Бродского не русскими писателями, а «русскоязычными литераторами», втюхивать белорусам свои провинциальные комплексы.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».