АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Михаил Пастухов: Судебный "спектакль" над Лебедько 11

Судебный процесс над Лебедько больше напоминал не суд, а спектакль, где каждый играл свои роли.

Михаил Пастухов
Михаил Пастухов, судья первого состава Конституционного суда РБ, доктор юридических наук, профессор
20 ноября состоялся очередной суд над лидером ОГП Анатолием Лебедько. На этот раз - за участие в несанкционированном мероприятии возле здания КГБ 29 октября. Ему вменялась часть 3 статьи 23.34 Кодекса об административных правонарушениях («Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий»). Она предусматривала наложение штрафа в размере от двадцати до пятидесяти базовых величин или административный арест.

Это был суд Центрального района Минска, который разместился в здании бывшего Белорусского лицея. Судьей по «делу» А.Лебедько была назначена Виктория Шабуня, которая до этого уже дважды судила политика за его участие в акциях протеста. Мне довелось побывать на этом судебном процессе, который почему-то больше напоминал не суд, а спектакль, где каждый играл свои роли. 

Первое действие 

В начале было объявлено, чему посвящен «спектакль» и кто главный герой. Аплодисментов не было. Декорации были угнетающие. Окна комнаты, где мы собрались, были зарешечены металлическими прутьями и закрыты жалюзями. Возле одной стены размещалась огромная металлическая клетка. В центре комнаты стояли два стола и две лавки, рядом – импровизированная трибуна. 

Глаза зрителей «упирались» в массивный стол, за которым стояли три огромных кресла для судьи и двух «народных заседателей». За ними висел серо-желтый герб, с боку был приткнут флаг. Мы - зрители - разместились на нескольких рядах лавок. 

В.Шабуня играла роль судьи достаточно уверенно. Тем более, что с «главным героем» она была знакома по предыдущим «спектаклям». Однако на этот раз А.Лебедько решил «поломать» сценарий и заявил В.Шабуне отвод. Она ушла «совещаться». Через какое-то время вернулась и, ничуть не смущаясь, заявила, что будет и дальше вести судебное разбирательство.  

Первым сыграл свою роль Анатолий Лебедько. Он вышел к трибуне с одним планшетом, как и подобает современным политикам-интеллектуалам. Перед своим выступлением он сделал еще один неожиданный ход: попросил у судьи посмотреть материалы «дела». Для этого ему понадобилось всего пять минут, и все материалы оказались на его планшете. После ознакомления с рапортами милиционеров А.Лебедько не мог скрыть своего удивления: три рапорта в части изложения обстоятельств дела оказались идентичными как будто кто-то начитывал текст. Однако судью такое «однообразие мыслей» ничуть не смутило, и она предложила послушать этих «свидетелей». 

Второе действие 

Их приглашали на «сцену» по одному. Молодые парни, одетые в простые одежды, с обычными лицами. Увидел бы на улице, никогда бы не поверил, что они – работники милиции и могут совершать такие поступки. 

По предложению судьи они подписывались под тем, что будут говорить правду и ничего кроме правды. Но ранее написанный текст они, видимо, подзабыли. Вопросы А.Лебедько ставили «свидетелей» в тупик. В итоге они стали противоречить друг другу. Например, не могли сказать, где конкретно стоял политик, была ли у него в руках свечка. 

Самой интересной была «сценка» в исполнении молодого человека по фамилии Зубцов. Судя по всему, у него было задание «выследить» А.Лебедько, если он появится на акции, и задокументировать факт его участия в мероприятии. По словам политика, как только он подошел к зданию КГБ, к нему сразу же подошел милиционер Зубцов. Он представился, предупредил, что составит протокол и удалился. С протоколом А.Лебедько не знакомили и не дали возможности высказать свои возражения. 

Маленькую роль в «спектакле» сыграла соратница по партии Антонина Ковалева, которая участвовала в акции 29 октября и видела происходившие события. В качестве свидетеля она показала, что А.Лебедько пришел на акцию с опозданием и стоял не в цепочке людей со свечками, как утверждали работники милиции, а находился на площадке у главного входа в здание КГБ. Как только он пришел, к нему подошел работник милиции для оформления протокола. На вопрос судьи, для чего А.Ковалева пришла на несанкционированное мероприятие, она ответила: проявить солидарность с теми людьми, которые хотели отдать дань памяти деятелям белорусской культуры, расстрелянным сотрудниками НКВД в ночь с 28 на 29 октября 1937 года. 

Третье действие 

Последнее слово в «спектакле» было предоставлено Анатолию Лебедько. Он использовал его для обличения нынешней системы правосудия. На мой взгляд, он убедительно показал, что его «дело» носит заказной характер, что материалы насквозь сфальсифицированы, а показания милиционеров – ложные и противоречивые. Он высказал надежду, что когда-то история расставит все точки над «і» и воздаст по заслугам всем участникам «спектакля».

Судья не долго заставила ждать с решением. Несмотря на «плохую игру» свидетелей-милиционеров, вердикт суда был основан на их показаниях. «Главный герой» был подвергнут максимальному наказанию – 50 базовых величин, что составляет по белорусским меркам 9 млн. рублей. 

После «спектакля» 

По словам А.Лебедько, он не зря потратил время на участие в «спектакле», поскольку белорусская история пополнилась новой информацией. Он высказал идею о составлении белорусского списка судей и других работников правоохранительных органов, которые вписывают свои имена черными буквами в историю страны. 

Я также с пользой провел два с лишним часа на бесплатном спектакле. Все участники сыграли в меру своих сил и способностей. Правда, осталось непонятным, за что Анатолий Лебедько должен заплатить 9 миллионов рублей. Однако учитывая, что штраф ему платить придется, я внес свой вклад в общее дело помощи демократической оппозиции и приглашаю других граждан последовать моему примеру. 

Что касается нашего так называемого правосудия, то его «здоровьем» надо серьезно заняться. Оно нуждается в «лечении». В качестве рецепта можно прописать принятие новой редакции Концепции судебно-правовой реформы. В этой связи предлагаю объединиться всем, кто хотел бы создать в стране независимый и авторитетный суд. 


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».