АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Вячеслав Ракицкий: Пропагандистская кинострашилка в голливудской упаковке

Лучше бы эти деньги потратили на ремонт "Беларусьфильма".

Вячеслав Ракицкий
Вячеслав Ракицкий
То, чего так долго ждали, и в ожидании даже писали о своих ожиданиях, наконец произошло - белорусская премьера белорусского блокбастера «Мы, братья». Мероприятие с пафосным замыслом и неуклюжим исполнением... 
По красной ковровой дорожке столичного кинотеатра «Москва» должны были пройти на премьеру мировые звезды, прошли же несколько белорусских артистов - преимущественно исполнители ролей второго плана и эпизодов, даже без местных исполнителей главных ролей Руслана Чернецкого и его отца Владимира Гостюхина, без режиссера.

В заполненном, согласно пригласительных от продюсера фильма Сергея Ждановича, зале немного было людей кино, театра, профессиональных критиков. Зато хватало чиновников, среди которых и два министра - культуры и информации. Толпились журналисты, преимущественно государственных СМИ. 

Публика смотрела ленту молча, без особых эмоций, разве что над одной сюжетно примитивной сценой люди вслух и с удовольствием посмеялись. Свет загорелся под редкие аплодисменты. Разошлись с миром. Триумфа национального киноискусства не произошло. 

Что же здесь не так?

А то, что мы ожидали боевик о «деструктивной» белорусской оппозиции, которая вывела людей на Площадь 19 декабря 2010 года, своеобразный белорусский ответ польскому фильму «Жыве Беларусь». А увидели гораздо больше - пропагандистско-защитный фильм с претензией на притчу о Беларуси как жертву мирового заговора, жертву современного аморального мирового порядка, установленного, естественно, Соединенными Штатами, Германией и союзниками.

Их действия ради дестабилизации ситуации в Беларуси попадают на почву природного зла, которое живет в человеке и к тому же передается от поколения к поколению. Ген зла, который до поры не проявляет себя, оживает в критический момент, естественно, под внешним влиянием.

Авторы совершенно неожиданно Беларусь ставят в один ряд с такими же жертвами - Северной Кореей, другими странами, которых международное сообщество считает изгоями, осью зла, или обвиняет в поддержке терроризма. Здесь же все наоборот - теракты в Беларуси готовятся, организуются и осуществляются именно определенными силами с Запада. 

Подобные басни нам ежедневно с экранов белорусских и российских телеканалов рассказывают официальные журналисты-пропагандисты. Они вбиваются в мозги людей, оторванных от других источников информации. На внешних врагов и природное несовершенство человека перекладывается вина властей за экономические провалы, репрессии, международную изоляцию. 
Для того, чтобы иллюстрировать это (а я фильм «Мы, братья» воспринял не больше чем драматизированную иллюстрацию защитных идеологем современного белорусского режима) американскому режиссеру Уильяму де Виталю потребовался извилистый, нелогичный сюжет с множеством обстоятельств - от массовых волнений в центре Минска, когда братья, поссорившиеся из-за девушки, оказались по разные стороны баррикад, до терактов в белорусской столице.

Один из братьев - якобы носитель гена ненависти, от которого его хочет спасти американка-мессионерка. Второй - благородный офицер спецслужб, который выполняет любой приказ президента во имя страны и народа. Молодой оппозиционер, и его отец становятся жертвами теракта у метро Октябрьская на глазах у их благородного брата и сына.

Между «авелиткой» из Америки и белорусским Авель-офицером возникает любовь. А после выясняется, что «авелиткой» ее начальник также манипулировал ради дестабилизации ситуации в той самой Беларуси и опять же в интересах тех, кто правит миром. 

А сделано как? 
Пропагандистско-защитный сюжет завернут в голливудских упаковку, преимущественно по-американски глянцевую, а иногда по-советски пожелтевшую. Впрочем, немало в этом сценарии ходов, перипетий очень напоминают советские политические детективы или современные уголовно-политические российские сериалы. Да и сняты они соответственно. 

Удивило предупреждение в титрах, что все события вымышлены и совпадения случайны. Для кого это? Разгон манифестантов у Дома правительства реконструирован режиссером очень точно на основании многочисленной хроники, снятой 19 декабря 2010-го года, хроники, вошедшей в десятки документальных фильмов. Почти кинацитата. То же с терактом. Сильно приближенным к документальности. Все в этом фильме открыто, все напрямую - и пафос, и события. Только вот под совершенно другим углом. 
Затушевать прямолинейность и даже выйти на философские обобщения о повсеместности и невозможности победить ненависть даже таким «святым» Авелям как офицеры белорусских спецслужб, должна была введенная в структуру картины библейская история о Каине и Авеле.

Но сюжет фильма сопротивлялся, отвергая ее. В результате эту историю многократно и навязчиво просто произносят актеры. Она не переводит фильм в столь желанный для его авторов жанр как притчу. Не помогает в этом и прямая отсылка несколько раз повторенным выражением «код Каина» (в амэрыканском прокате фильм так и называется) к другому роману и другому фильму «Код Да Винчи». В фильме «Мы, братья ...» библейское зло никак не стало «кодом». В настоящей притче философская назидательность следует из сюжета, системы образов, а не навязывается им. 

«Национальный проект» по заказу

Что поделаешь, так получается почти всегда, когда фильм делается на заказ. В титрах подтверждается, что фильм сделан по заказу Министерства культуры Беларуси. Как говорится, кто платит, тот и музыку заказывает… 

Не лучшее дело - считать деньги в чужом кармане. Не буду считать и я, к тому же в данном случае - это и напрасное дело. Хотя стоит отметить, что немало денежек потрачено из государственного кармана (министр культуры Борис Светлов называл цифру в двадцать с половиной миллиардов рублей). И вроде бы на благое дело. Отечественные кинематографисты ну никак не могут создать по-настоящему «национальный продукт». Одна надежда была на американцев, и не важно, что режиссер до этого был только каскадером. 

Так в чем национальность проекта под названием «Мы, братья ..»? В его пропагандизме и идеологической охране современной белорусской власти? С задачей этой авторы похоже справились. Только задача ли это искусства? Нет. Вон сколько телеканалов ради этого уже пооткрывали! 

Национальный фильм в открытии поэтических глубин белорусской классической и современной прозы? Нет. Фильм расширяет творческие горизонты белорусских режиссеров, актеров? Нет. Национальное своеобразие отыскали в новом киноязыке, который, благодаря американским творцам, обогатил белорусское киноискусство? Нет, потому что он соткан из голливудских штампов. И киноязыком принадлежит к той культуре. Фильм расскажет миру о неповторимости белорусской души и ее драматическом историческом пути? Нет. 

Так в чем же здесь национальный кинопродукт? И вообще, может ли он быть, когда последовательно уничтожается язык и культура? 

Что касается меня, то если заказчик - Министерство культуры - на самом деле заботится о национальном киноискусства, то эти деньги лучше было бы потратить на ремонт киностудии «Беларусьфильм» и Академии искусств, на подготовку отечественных режиссеров, сценаристов, актеров, художников, на финансирование малобюджетных экранных экспериментов, на экранизацию богатой литературы. Национальное надо искать не в сюжетах пропагандистского телевидения и не за океаном, а там, где, например, ищет тот же Театр имени Янки Купалы - в богатой белорусской прозе. 

И последнее. Фильм завершен еще в начале года. Но выходит на широкий экран в Беларуси в точно заказанный срок - 1 октября, ровно за 10 дней до очередного голосования на очередных президентских выборах.



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».