АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Антон Шиманский: Пропаганда как идеологическое оружие России 10

Беларусы в значительной мере становятся жертвами российской пропаганды. Пугая Украиной Кремль и Лукашенко парализуют гражданскую активность в Беларуси.

Антон Шиманский
Антон Шиманский

Хотя российско-украинская война пока остается локальной, она охватывает все сферы: военную, политическую, дипломатическую, экономическую, гуманитарную. И освещения этой войны в российских медиа серьезно влияет на общественные настроения в Беларуси.

Российские СМИ развернули самую масштабную пропагандистскую кампанию за последние 15 лет. Причем если во время второй чеченской войны 1999-2000 гг. альтернативный голос независимых медиа еще был слышен, то сейчас информация является практически односторонней.

На передовых рубежах в этом плане находятся все государственные средства массовой информации, прежде всего федеральные телеканалы – «Первый», «Россия» и НТВ. Тенденциозное телевидение, из которого черпает информацию основная часть населения, без больших затруднений может сформировать требуемую картину мира.

Посредством откровенной подмены понятий ими создается новый тип виртуальности, например, включение в состав исторической Новороссии Донецка и Луганска, хотя те туда никогда не входили. Применяются и старые виртуальности, под которые были подведены такие объекты, как «фашисты», «бандеровцы», «хунта», «каратели». Ставка откровенно делается на то, что массовое сознание очень часто не может отличить виртуальное от реального. Данный подход стал одной из компонент, обеспечивающих достижение поставленной цели.

В первый период противостояния на Майдане основной тезис российской пропаганды состоял в том, что там находятся бомжи, бездельники, там грязь, пьянство и все скоро закончится.

Затем стали осуждать «радикалов, которые рвутся к власти», открытым текстом призывами правительство Януковича к наведению порядка любыми жесткими мерами и, не брезгуя самыми низкопробными методами, обвинять во вмешательстве Запад. Вот характерный пример: «В тот момент, когда на киевских улицах бесчинствовали фашисты, а медики не успевали эвакуировать раненых милиционеров, штандартенфюрер СС... простите, официальный представитель Национального совета по безопасности США Кэйтлин Хейден обвинила в эскалации конфликта власти Украины, которые, согласно заявлению, оказались «не в состоянии признать законные претензии своего народа» («Аргументы и факты», 20.01.2014).

Но особенно активно Москва стала заниматься мифотворчеством после прихода к власти в Киеве новых лиц.

Первым продуктом такого рода стало масштабное муссирование тезиса, что власть в Украине захватили фашисты, наследники террориста Степана Бандеры и антисоветских партизан, которые намерены уничтожить всех русских в Украине и с этой целью готовятся ехать на юго-восток страны и в Крым.

Тесно связанным с ним другим мифом было утверждение, что эти территории – исконно русские. Между тем, по данным переписи населения в 2001 г., из 24 украинских регионов русскоязычное население составляло более половины только в Донецкой и Луганской областях. Причем в странах бывшего СССР те, кто говорят на русском, не обязательно являются этническими русскими. Например, до оккупации Крыма его русскоязычное население составляло 77%, тогда как этническими русскими являлись только 58%.

Третий миф – объяснение причин аннексии Крыма. Помимо уже упоминавшейся необходимости защиты русскоязычных, в качестве аргумента приводилась угроза создания там военной базы НАТО. Элементарные рассуждения показывают, что никакой необходимости у Североатлантического альянса в такой базе нет, поскольку расстояние до Москвы от Констанцы и Варны, черноморских портов стран-членов НАТО, всего километров на 150-200 больше, чем от Севастополя. Не говоря уже об Одессе…

Миф 4: весной 2014 года утверждалось, что все произошедшее было сделано исключительно жителями полуострова, без участия граждан России. Год спустя сам Владимир Путин публично признался в обратном, рассказав в документальном телефильме о подробностях операции по подготовке «присоединительного» референдума.

На следующем этапе центр внимания переместился на юго-восток Украины.

Пятый миф: восточные украинцы призвали Россию защитить их от новых властей. Результаты опросов, проведенных в Украине в апреле прошлого года институтом Гэллапа, показали, что только 8% населения восточной части страны определенно подтвердили свое желание получить защиту от российской армии, 11% – «скорее да». В то же время 52% респондентов ответили «определенно нет», 17% – «скорее нет».

Миф 6: отсутствие российских агентов. На деле было арестовано более десятка представителей российских спецслужб, многие из которых были вооружены. В частности, офицеры ГРУ России давали рекомендации и инструкции лицам в Харькове и Донецке, как проводить протесты, захватывать и удерживать правительственные здания и т.п.

Миф 7: в пророссийских демонстрациях участвовали только украинские граждане, действовавшие по собственной воле. В реальности российские интернет-сайты открыто набирали добровольцев для насильственных акций в Украине. Есть доказательства того, что многие из так называемых «протестующих» получали плату за участие в акциях насилия и нарушения общественного спокойствия.

Миф 8 заключался в том, что участвовавшие в боевых действиях мятежники в Донецкой и Луганской областях были «местными сепаратистами», вроде шахтеров и трактористов. На деле же большинство их составляют офицеры российских спецслужб (что подтвердил недавний захват двух сотрудников ГРУ России), бывшие российские контрактники, кубанские казаки и чеченские боевики.

Миф 9: регулярные российские войска не участвуют в боевых действиях. Для опровержения достаточно обратиться к докладу Бориса Немцова «Путин. Война».

Миф 10, точнее, целая гора российской лжи о сбитом над Донбассом малайзийском «Боинге». Тут и украинский штурмовик, и украинский «Бук», и стремление уничтожить Путина… В годовщину трагедии 17 июля эксперты проекта Bellingcat, которые занимаются расследованием данного ЧП, опубликуют доклад под названием «200 других лиц MH17». Но уже сейчас, по словам ведущего автора и основателя проекта Элиота Хиггинса, твердо установлено, что лайнер МН-17 был сбит из зенитно-ракетного комплекса «Бук-М1» российского производства с подконтрольной боевикам территории.

Можно привести массу других примеров, однако, как представляется и этого вполне достаточно.

Для создания облика настоящего врага информационная война должна вестись с использованием самых чувствительных точек влияния на массовое сознание. Понятно, что наиболее сильным фактором подобного воздействия является распространение сведений (преимущественно фальшивых) о «злодеяниях» украинской стороны против гражданского населения, в первую очередь стариков, женщин и детей. Наиболее наглядным примером служит душераздирающий сюжет «Первого канала» о трехлетнем мальчике, якобы распятом украинскими военнослужащими в Славянске.

Российское ТВ не гнушается также широко использовать «для иллюстрации» видеоряды, не имеющие к событиям в Украине ни малейшего отношения. Для того, чтобы создать альтернативную действительность, используются также Интернет и информационные каналы властей. В частности, страшные новости про Украину распространяют даже российские министерства.

При этом все пропагандистские источники используют набор стандартных тактических приемов. Один из них – отклонение критики. Очень часто реакция на любое негативное сообщение или комментарий о России сводится к его опровержению (как вариант – к предъявлению обвинений в адрес автора).

Самый распространенный пример этой тактики – постоянное отрицание того уже совершенно непреложного факта, что в боевых действиях в Украине принимают участие российские вооруженные силы. Другим распространенным способом введения аудитории в заблуждение является искажение фактов. 28 апреля 2014 года в Донецке состоялось проукраинское шествие. В какой-то момент вроде бы охранявшая его милиция пропустила в колонну крайне агрессивных молодчиков, начавших избиение мирных людей. Агентство же ИТАР-ТАСС сообщило, что «люди в масках, вооруженные битами, цепями и травматикой, напали на участников многотысячного антифашистского шествия в Донецке, выкрикивая националистические лозунги. Несколько десятков ультранационалистов начали забрасывать процессию камнями, сообщается об использовании гранат».

Можно вспомнить также актрису, игравшую роли пяти разных женщин, выступающих против Киева, пациента госпиталя, рассказывавшего трем разным телеканалам три разные истории своего попадания туда, и множество других аналогичных случаев.

Следующим оружием в российском информационном арсенале является уход от основной проблемы посредством переноса внимания со своего поведения на действия оппонентов. Тем самым иногда Москве удается на время внести определенные сомнения и замешательство, как в случае с упомянутым лайнером МН-17.

Наконец, далеко не последним средством является запугивание, то есть попытка внушить страх, что то, против чего выступает Россия, может привести к неким пагубным последствиям. В частности, недавно ее повышенное внимание привлекло усиление безопасности стран Центральной и Восточной Европы в рамках так называемых «гарантийных мер» в свете событий в Украине. Несмотря на невысокий уровень реальной военной активности, официальные лица в Москве неоднократно предупреждали, что рассматривают эти меры как «эскалацию», на что может последовать реакция или в виде размещения ракетных систем «Искандер», или интенсификации присутствия в воздухе боевой авиации, или просто «адекватного ответа», что в последнее время стало дежурной фразой.

В качестве еще более наглядного примера можно привести регулярные намеки на возможность применения Россией ядерного оружия. Причем данный посыл неоднократно озвучивался на самом высоком уровне, в том числе самим Владимиром Путиным, министром иностранных дел Сергеем Лавровым и секретарем Совета безопасности Николаем Патрушевым.

Что любопытно, с одной стороны, Запад подвергается клеймению как беспомощный, гниющий, утративший свои ценности, короче, умирающий. Но одновременно его изображают в виде страшного монстра, который коварно придвигает НАТО ко всем границам России, угрожая самому ее существованию. Однако в мифе это легко смыкается, и массовое сознание практически не реагирует даже на самые вопиющие противоречия.

Нельзя отрицать, что усилия России, пусть, возможно, и не в полной мере, приносят свои плоды. Несмотря на то, что Москва уже и близко не имеет той военной мощи и экономического потенциала, который был у СССР, она пытается демонстрировать имперское величие, что подталкивает многих рядовых обитателей пространства СНГ восстанавливать в своем воображении прошлое, упрощая действительные связи между вещами.

Это способствует восприятию в их сознании навязываемого извне представления о ситуации в Украине, о которой реально большинству из них крайне мало что известно. В результате украинский конфликт воспринимается в неискаженном свете лишь людьми с достаточно развитым критическим мышлением, которые, к сожалению, находятся пока в явном меньшинстве.

Проблемы для Беларуси

Как ни печально, едва ли не в наибольшей степени это характерно для нашей страны. Несмотря на то, что основной упор российская агитация делает на внутреннюю аудиторию, достигаемый здесь «побочный эффект» также явно работает в пользу Москвы.

Основная масса населения Беларуси получает информацию из телевизионных каналов, политика которых формируется преимущественно Кремлем. Более того, адекватная система защиты информационного пространства страны, по сути, отсутствует, так что беларуское информационное и виртуальное пространство является просто частью российского.

В силу этого не вызывает удивления, что использование вербальных символов, которыми российское телевидение описывает ситуацию в Украине (фашисты, бандеровцы, неонацисты, хунта, нелегитимное правительство), получает в стране значительную поддержку.

Так, социологические исследования показывают, что более 60 процентов респондентов, отвечая на вопрос о присоединении Крыма к России, ретранслируют точку зрения Кремля – что это историческая справедливость. Особенно примечательно, что это происходит в «вертикально выстроенной» стране, где глава государства выражает по ситуации в Украине относительно сдержанную позицию, а власти жестко контролируют информационное пространство.

В объективе российской медиамашины Украина предстает как воплощение хаоса, а все, что там происходит – это беспорядки, насилие и кровь. Соответственно, основная масса беларуского общества, и без того не слишком склонная к переменам, еще больше убеждается в справедливости своего жизненного принципа «абы вайны не было».

Таким образом, беларусы в значительной мере становятся жертвами российской пропаганды. Хотя следует признать, что та действует столь эффективно еще и потому что ложится на хорошо подготовленную почву. В нынешних условиях то обстоятельство, что наше информационное пространство вообще в огромной степени оккупировано соседней страной, должно вызывать огромное беспокойство. Как можно более скорое и радикальное изменение этой ситуации является необходимой предпосылкой сохранения независимости страны.

Проблему пропагандистского влияния российских СМИ в Беларуси национально ориентированное демократическое сообщество поднимает давно. Складывается впечатление, что в последнее время уже и здешнее руководство осознало, что один из ключевых факторов обеспечения независимости состоит в способность государственной системы противодействовать российской пропаганде. Конечно, наиболее радикальным средством стало бы следование опыту стран Балтии, то есть фактически полное отключение российских телевизионных каналов. Однако совершенно очевидно, что официальный Минск вряд ли решится пойти на такой шаг даже в исключительных обстоятельствах.

Во-первых, можно не сомневаться, что при огромной экономической зависимости от России на любое движение Беларуси в сторону последует весьма негативная реакция Москвы, неизбежно ведущая к крайне тяжелым последствиям. Кроме того, в силу низкого уровня подавляющего объема собственного развлекательного продукта беларуского телевидения это наверняка вызовет негодование широких масс, привыкших к несколько более качественным российским сериалам.

Далее, это невыгодно самим властям, ибо тревога, которую испытывают жители Беларуси в свете происходящего у южных границ, сдерживает их от более решительного выражения недовольства по поводу заметного ухудшения своего экономического положения. К тому же чем больше ужасов показывают из Украины, тем меньше вероятность того, что беларуское общество захочет двигаться по тому же пути.

Тем не менее, простым положение беларуского руководства не назовешь. Поведение Москвы откровенно нацелено на подрыв способности Киева контролировать собственную территорию, что ставит под угрозу само существование независимого украинского государства. Если учесть, что согласно военной доктрине России, постсоветское пространство считается зоной ее влияния, а также, что в последние месяцы ее отдельные СМИ начали информационную войну против Беларуси, рисуя мифический разгул здесь русофобии, то это не может не беспокоить официальный Минск. Судя по некоторым признакам, теперь он не ощущает абсолютной уверенности в невозможности повторения здесь украинского сценария. Но в таком случае ему требуется полная лояльность подданных, которая вполне может оказаться подорванной вещанием «главного союзника».

Честно говоря, в современных условиях исключительно сложно, если вообще возможно, найти какие-то методы осуществления более или менее эффективной контрпропаганды. Есть идеи использовать в этих целях агитационный потенциал Беларуского республиканского союза молодежи и FM-радиостанции, которых сегодня в одном только Минске работает больше, чем во всей Польше, и которые обладают достаточно большой аудиторией.

Это, безусловно, лучше, чем ничего, но, к сожалению, есть серьезные подозрения, что уже слишком поздно. Надежда остается только на то, что в результате противостояния Запада и России последней придется заниматься исключительно собственными делами.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».