Павел Шеремет: Казус Лукашенко 18

Обычная история с интервью Лукашенко независимым медиа неожиданно обернулась глупыми разборками среди журналистов.

Журналистов радио «Свободы», Еврорадио и сайта tut.by позвали на интервью к Александру Лукашенко. Неожиданный шаг белорусских властей накануне выборов. Все его оценили. Анонсы крутили пару дней - «впервые за 20 лет Лукашенко даст интервью радио «Свобода» и так далее. Все три медиа попытались выжать максимум из самого факта интервью. Правильно сделали, потому что из самого разговора с Лукашенко выжать ничего особого не удалось. Сенсация прожила недолго.

Зато разборки обиженных коллег по поводу интервью с Лукашенко тянутся до сих пор. Теперь журналист радио «Свобода» Валерий Калиновский собирается устроить даже какой-то суд чести над шеф-редактором «Народной воли» Светланой Калинкиной за то, что она его обидела за злосчастное интервью и вообще назвала разговор с Лукашенко "не статустным и не интересным" делом.

Я уверен, что Калинкина не имела ни малейших намерений обидеть лично Валерия Калиновского или двух его товарищей по интервью. Она просто в резкой форме выразила отношение к ситуации – нечего ходить к Лукашенко, потому что это бессмысленно, почти неподъемная задача для журналиста. Абсолютно справедливая постановка проблемы, которую надо обсуждать, а не ругаться.

Интервью Лукашенко независимым СМИ – это повод для серьезного профессионального разговора между серьезными журналистами. Действительно, как следует вести себя с демагогом и диктатором? А если он вдруг заговорил по-белоруски, следует ли сменить наш гнев на милость? Вот он уже почти и защитник независимой Беларуси от российского ига – может нам пора вступить в ряды БРСМ?

Это серьезная тема, от которой не следует отмахиваться банально – «надо ходить на все интервью, задавать вопросы – это наша работа». С этим никто не спорит. Главный вопрос - как это сделать, чтобы выполнить свою работу профессионально и не ударить лицом в грязь.

Я часто думаю над тем, как бы я разговаривал сейчас с Александром Лукашенко. За последний год я мог уже дважды подойти к нему и что-то сказать или спросить. Он два раза приезжал в Киев и там его охрана не может в Украине создать вокруг него привычную и комфортную атмосферу всеобщего обожания и одобрения, спокойно можно подойти и задать  в лоб любой вопрос.

Но подойти к Лукашенко для меня - серьезная проблема. Я много над этим думаю. Ну что мне ему сказать? «Негодяй, мерзавец, диктатор, зачем ты убиваешь людей?» или «Господин президент, Александр Григорьевич, почему вы держите в тюрьмах политзаключенных?» или «Кто мама Коли?» Не хочется выглядеть идиотом и не хочется, чтобы тебя тупо использовали.

Я не политик и не активист, а журналист, поэтому выкрикивать политические лозунги или кидать ботинком в Лукашенко не собираюсь. Но  как задавать вопросы и какие, если перед вами сидит демагог, которому плюй в глаза - все Божья роса?!

Это реальная проблема. И все серьезные белорусские журналисты, наверняка, с ней сталкивались.

Иностранцам проще разговаривать с Лукашенко: диктатор и диктатор, много таких было в истории. Но мы же связаны общей историей личных отношений. Он поломал многим из нас жизнь, по его приказу уничтожили наших товарищей. Как мы можем делать вид, что этого не было в нашей жизни и спрашивать про посевную и уборочную, про убогие выборы и Украину?

Можно, конечно, рассказывать ему про политзаключенных, словно он про них ничего не знает и не он лично санкционировал репрессии. Но только не надо подавать это как журналистский подвиг или большую профессиональную удачу.

Честно признаюсь, что я несколько раз продумывал возможное интервью с Лукашенко. Чисто гипотетически, наблюдая за коллегами на его бесконечных пресс-конференциях. Ну вот возьмут и пригласят на разговор, решит белорусский президент поглумиться и позовет, - что делать? Отказаться? Но тогда вы даете в руки подлой власти козырь: «мы звали, а он трусливо сбежал». Пойти и попасть впросак?

Интервью в кабинете администрации – это не допрос в КГБ. Вы не станете кричать на президента, потому что вы – приличный человек и не привыкли хамить. Вы не будете бить его конституцией по голове, лишать сна, не станете пугать проблемами детей, чтобы вырвать необходимое признание.

Любое интервью для такого опытного политика, как Лукашенко, и для такого демагога, как он, это только игра, чаще простая, иногда чуть сложнее, но все равно игра, в которой он устанавливает правила и контролирует регламент встречи. Мы для него – мышки,  и он играет с нами как кошка.

Не ходить к нему на интервью неправильно с точки зрения профессии. Пойти – опасно со всех точек зрения - профессиональной и личной. Это реальный вызов для журналиста, почти неразрешимая задачка. Хрестоматийный пример: вы ему - про политических заключенных, он вам - про малиновое варенье.

Удачное интервью с Лукашенко - это когда удается заставить его высказываться о том, о чем он старательно умалчивает. Например, Ксения Собчак со свойственной ей невинной беспардонностью спросила про жизнь в Минске Бориса Березовского, про маму Коли, про первую жену, с которой он, как оказалось, до сих пор не развелся, и далее по списку. Получился набор анекдотов и неожиданных откровений, пусть глуповатых, но все равно они тянули на небольшие сенсации. А вопрос о том, как Лукашенко представляет себе собственные похороны, тянет на Оскар, это был удар по яйцам. Посмотрите еще раз, если пропустили.


Иногда журналистам удается возбудить фантазию белорусского президента, и тогда он несет всякую ересь с искренностью и артистичностью солиста академического театра, что называется «Остапа понесло».

Однако в большинстве случаев интервью с белорусским президентом – это набор демагогических рассуждений и наглого вранья, через которое невозможно продраться.

Обиженный на коллег Валерий Калиновский приводит в качестве доказательство своей принципиальности фрагмент диалога с Лукашенко про выборы. Получилось не совсем убедительно.

Валера все время напоминает президенту про честность, открытость и необходимость вызывать доверие у избирателей. В ответ Лукашенко топит слушателей в демагогическом болоте. Не надо было взывать Лукашенко к честности, следовало после первых слов о том, насколько плохи выборы в США, прервать президента и начать задавать конкретные вопросы: «Почему в многочисленных избирательных комиссиях всего 7 представителей оппозиции? Почему подписи за вас собирают на заводах в рабочее время и в приказном порядке?» и так далее.  Надо было держать вруна за горло и долбить, долбить.

Но я не главный редактор Валерия Калиновского и не начальник двум другим интервьюерам, пусть сами разбирают по полочкам то, что получилось.

Я только хочу подчеркнуть, что интервью с Лукашенко – сверхсложная задача, и журналисты трех независимых медиа в данном случае с ней не справились. И не стоит обижаться на критику.

Я бы тоже с ней, наверное, не справился. По крайней мере, мне легче отказаться даже от гипотетического предложения встретиться с Лукашенко, чем идти к нему на разговор.

Лукашенко - больная тема и большая проблема. В том числе и для журналистов. Об этом надо говорить спокойно и профессионально, а не устраивать коммунальные склоки.

Надеюсь, что Валера отзовет свой иск из комиссии по этике Белорусской ассоциации журналистов. Хотя я не уполномочен выступать здесь миротворцем, и Валера - взрослый мужчина.

Валерий Калиновский – хороший человек. Светлана Калинкина - тоже очень хороший человек. Александр Лукашенко - плохой. Когда два взрослых  хороший человека публично ругаются из-за плохого - это неправильно и просто глупо.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».