Сергей Бульба: Украинский конфликт и белорусские выборы 2

События  в Украине 2013-2014 годов без сомнения изменяют баланс сил в Регионе.

 При этом на фоне агрессивной политики Российской Федерации позиция Республики Беларусь выглядит достаточно интересно. Многие ожидали от А. Лукашенко максимальной поддержки В. Путина. Тем более, что Беларусь находится под внушительным влиянием РФ. Вот лишь несколько основных факторов в экономике и политике. В частности:

Российская Федерация — основной торговый партнёр Беларуси. Её доля во внешнеторговом обороте колеблется от 40% до 47% в зависимости от года (на протяжении последних 10 лет). 

При этом Беларусь полностью зависит от поставок российских углеводородов. В том числе нефти — переработка которой обеспечивает значительную часть внешнеторговых поступлений.

Можно говорить о том, что экономика Беларуси всё ещё ориентирована на рынки пост-советских стран. В первую очередь Российской Федерации

Беларусь является частью Таможенного Союза и договора о коллективной безопасности. Что автоматически накладывает отпечаток на внешнеполитический курс страны.

Кроме того, Республика Беларусь имеет ряд двусторонних договоров с Россией. В том числе в области обороны, внешней политики и вопросов миграции. Не стоит забывать и так называемое «Союзное государство Беларуси и России» - надгосударственное образование, оформленное в 2000 году. Его озвученная цель – поэтапная организация единого политическим, экономическим, военным, таможенным, валютным, юридическим, гуманитарным, культурным пространством.

И, наконец, фактор беларуского президента. А. Лукашенко до последненго времени сохранял свой пост благодаря поддержке Кремля. Это выражалось как в экономической помощи, так и в политическом содействии. За счёт этого президент Беларуси сумел создать мощный авторитарный режим. То, что до недавнего времени называли «последней диктатурой Европы».

Естественно, учитывая эти факторы многие аналитики как в Беларуси так и в странах ЕС (да и в США) ожидали полной поддержки Беларусью российской политики в отношении Украины. Реальность оказалась иной. Вот лишь несколько простых фактов:

1. Беларуские государственные СМИ заняли нейтральную позицию в освещении украинского кризиса. Как во время событий на Майдане, так и после начала российской агрессии

2. А. Лукашенко встретился с новым руководством Украины практически сразу после бегства Януковича. И уже тогда заверил переходные власти в своей поддержке

3. Причём не только на словах. Контролируя более 50% украинского рынка топлива, Беларусь могла вызвать коллапс в Украине в марте 2014. Просто переведя расчёты на предоплату. Вместо этого, на фоне агрессии РФ власти Беларуси пошли на увеличение поставок топлива на условиях «отсрочки платежа».

4. Республика Беларусь не признала факт аннексии Крыма. И не поддержала Россию в её действиях по созданию зон напряжённости в Украине. 

5. Более того, официальный Минск активизировал контакты между ВПК двух стран. В частности было реанимировано СП по производству вертолётов в Орше, Беларусь выполнила ряд заказов по ремонту украинской военной техники. Отдельно стоит упомянуть украинские ПТУРС «Стугна» - аналог американской системы Джавелин, поступающие на вооружение ВСУ. Система наведения и программный комплекс управления ракетой — технологии белорусского ОКБ «Пеленг». И без их передачи украинской стороне, Киев был не способен производить такого класса вооружение. 

6. Если смотреть статистику внешней торговли между двумя странами за 2015 год, становится очевидна роль Беларуси в перевооружении украинской армии. И это при том, что «номинальные союзники» Киева — ЕС и США до сих пор решают какого рода вооружение и технику можно продавать Украине. Вот лишь несколько фактов:

Беларусь поставила в Украину двигателей (и ремонтных комплектов) для легкобронированной техники (БТР, БМП) как минимум на 2 млн. долларов.

АКБ для танков и БМП. Производство сосредоточено в РФ и Беларуси. Украина получила от Минска аккумуляторных батарей на 2,19 млн. долларов (при том, что за весь 2013 год поставки были в размере 0,016 млн.)

Беларусь обеспечила украинские артиллерийские и ракетные системы шасси от МЗКТ. МАЗ продал для Нацгвардии Украины военные грузовики и тягачи в объёмах, превышающих поставки украинского КРАЗ.

Беларусь участвовала в ремонте боевой авиации для ВВС Украины.

Оптика. Республика Беларусь поставляла по различным каналам в Украину (в основном на нужды ВСУ и НГ) оптику для стрелкового оружия. В частности, монокуляров и тепловизоров на 1,7 млн. долларов, колиматорные и другие прицелы — на 1 млн., дальномеры и устройства прицеливания для техники — на 1,1 млн.

7. Нельзя обойти вниманием ещё один аспект — посредничество Минска в мирных переговорах. А так же заявления Лукашенко о готовности отправить миротворцев на Донбасс.

8. И, наконец, специфика освещение событий в РФ белорусскими медиа. Учитывая, что они практически полностью находятся под контролем государства, оценки российских экспертов о «негативном освещении событий в РФ СМИ Беларуси) показательны. Особенно, учитывая, что данный тренд поддерживается с ноября 2013 года по сей день.

Эти и другие факты заставили политиков, вовлечённых в поиск решения украинского кризиса обратить внимание на Беларусь. Официальный Минск не только дистанцировался от политики Кремля, но и всячески демонстрирует желание нормализации отношений с Западом. Это заставляет задуматься о возможности решения проблемы внешнеполитического выбора Беларуси и возможности решения «проблемы Лукашенко». Именно так, по отдельности. И именно в такой последовательности. Но перед тем, как перейти к сути стоит кратко описать ситуацию, в которой оказалась Республика Беларусь и президент Лукашенко в данный момент.

Характеристика ситуации в Беларуси

В конце 90-х, начале 200-х годов А. Лукашенко сознательно вёл работу по усилению собственно власти. При этом на внешнеполитической арене сделал явный выбор в пользу развития отношений с РФ. Что, с его точки зрения было оправдано. Расчёт заключался в том, чтобы посредством интеграционных инициатив получить доступ к внутриполитической системе России. И в том числе участвовать в борьбе за должность руководителя страны.
Однако после прихода к власти В. Путина стала очевидна бесперспективность сценария. Изменились и настроения белорусов. Доля ностальгирующих по СССР упала ниже отметки в 40% с достаточно быстрой динамикой к уменьшению.

К 2001-2003 годам Беларусь оказывается во внешнеполитической изоляции. На этом фоне Кремль предлагает варианты интеграции двух стран на своих условиях. Как минимум — поглощение (покупка) российским бизнесом основных белорусских активов. Как максимум — перспектива вхождения РБ в состав Российской Федерацции на тех или иных условиях.
Такое развитие событий шло во многом в разрез с интересами А. Лукашенко. В системе ценностей данного политика такие понятия как «личная власть», «собственная безопасность» и «деньги» находятся в первой пятёрке. Интеграция на условиях Кремля означало личное ухудшение его положения как минимум в двух из трёх перечисленных направлениях. Однако, возможности для манёвра у Лукашенко были ограничены. Привязанность экономики к России и негативное отношение со стороны западных политиков делало невозможным отказ от восточного внешнеполитического вектора.

Тем не менее, руководство Беларуси начинает работу по уменьшению (по возможности) зависимости от РФ. На протяжении 2004 — 2010 гг. доля России во внешнеторговом обороте страны уменьшилась с 58% до 46%. Министр экономики страны прямо заявляет, что «увлекаться одним партнёром нельзя и не выгодно».

На фоне относительной либерализации проходит кампания по выборам президента Беларуси в 2010 году. Однако, последовавшие за ней силовой разгон акций протеста и репресии в отношении оппозиционных лидеров приводят к усилению санкций со стороны ЕС и США. Этим пользуется Россия, заставляя Беларусь войти в Таможенный Союз на выгодных для Кремля условиях.

Так продолжается до 2013 года. Белорусские власти с одной стороны чувствуют угрозу со стороны РФ. С другой не имеют реальных экономических и политических рычагов для нормализации отношений с остальным миром. Причина в разнице ценностей. Демократия – то что требуют ЕС и США несёт прямую угрозу для системы власти А. Лукашенко.

Однако события 2013-2014 годов вносят коррективы с ситуацию. И дают шансы как для Лукашенко и его команды, так и для внешних игроков, заинтересованных в ослаблении влияния РФ на Республику Беларусь. Конспективно это выглядит так::

1. Беларусь смогла закрепиться на рынках стран соседей. А 2015 год, в случае продолжение тесных контактов с Украиной даёт возможности выхода на рынки других государств. В том числе ЕС.

2. Агрессивная политика Кремля по отношению к соседям всё больше наталкивает официальный Минск на мысли о необходимости поиска союзников

3. Российский рынок, в связи с кризисом в РФ и падением рубля может теряет привлекательность для белорусских экспортёров.

4. Сама Российская Федерация перестаёт быть источником «длинных и дешёвых» денег для Минска.

5. В кругу экономических советников Лукашеко набирает популярность тезис о необходимости резких, структурных экономических реформ. В том числе отказа от сырьевой структуры экономики в пользу «экономики знаний, технологий и логистики»

6. Пользуясь слабостью позиций РФ Беларусь весь 2014 год работает во многом как страна-посредник. Не только в политике, но и в экономике — обеспечивая мостки между рынками ЕС-Украины и России.

7. Страны ЕС и США убедились в малоэффективности наложенных на Беларусь экономических санкций. Эти меры, безусловно, создали дополнительные проблемы команде Лукашенко во внешней торговле. Но не привели к смене режима. Равно как и изменению его внутренней политики.

8. За прошедшие 7 лет Беларусь серьёзно продвинулась в развитии транспортной и экономической инфраструктуры по оси север-юг. В том числе в ключевых вопросах — поставках углеводородов. А появление терминалов СПГ, разработка сланцев дают реальные шансы диверсификации поставок

9. Белорусское руководство прямо заявляет о начале реформ в экономике. Их старт и планы, естественно, будут озвучены после президентских выборов.

10. Совмин Беларуси в качестве одной из основных задач на 2015 год во внешнеэкономической сфере назвал поиск новых рынков и уменьшение зависимости страны от рынка Российской Федерации.

11. Агрессивная политика кремля в информационном поле меняет и настроения белорусов. Парадоксально, но при доминировании российских электронных СМИ, белорусское общество демонстрирует намного большую устойчивость к кремлёвской пропаганде. Настроение фактически разделились надвое. При этом количество сторонников политики РФ по отношению к Украине после пика мая-июня 2014 стремительно уменьшается.

12. Внутри самой Беларуси усиливаются тренды последних 10 лет по поддержке самостоятельности страны. В частности, согласно соцопросам, до 25% населения готовы с оружием в руках воевать против РФ (если та попытается силовым способом «углубить интеграцию»).

13. Белорусские власти и оппозиция едины во мнении бесперспективности курса «единственного союзника России»

14. Правильно выбранная позиция в украинском кризисе наглядно продемонстрировала политические и экономические выгоды от функции страны-посредника

15. И, наконец, выборы президента Республики Беларусь. Они имеют ключевые отличия от всех электоральных кампаний, начиная с 1996 года. В частности:

Впервые за всю историю президентских выборов электоральный год характеризуется кризисом национальной экономики. Таким образом правящая элита лишена возможности «поиграть в популизм» - инициировать существенное повышение уровня зарплат и социальных выплат.

Выборы проходят на фоне мощнейшего внешнеполитического кризиса, который по своим результатам может изменить баланс сил в регионе.

Агрессивная позиция Российской Федерации несёт прямую угрозу проведению выборов «в белорусском стиле».

Такое сочетание внутренних и внешних факторов создаёт уникальную ситуацию для изменения внутре- и внешнеполитического курса Беларуси. В том числе по превращению страны в часть региональной системы безопасности — как экономической так, в перспективе, и военно-политической. 

Шаги по вовлечение Беларуси в европейскую систему взаимоотношений.

Белорусские власти без сомнения видят и угрозы и возможности, которые несёт в себе изменение в политике стран региона. При этом создаётся уникальная ситуация: и Лукашенко и его внутриполитические оппоненты едины в желании уменьшить зависимость страны от России. В том числе и посредством нормализации отношений с ЕС и США. А так же вовлечения Республики Беларусь в новую систему безопасности в регионе.
При этом ожидать немедленного разрыва отношений с Кремлём так же стоит. Да, Беларусь будет продолжать развивать контакты с Украиной и пытаться найти точки взаимопонимания с ЕС, США. Одновременно с этим (независимо вероятности смены власти в стране), будет продолжаться и сотрудничество с Россией. Более 46% экспорта идёт именно в РФ. Потеря такого рынка критична для Беларуси в краткосрочной перспективе.

С другой стороны, учитывая развитие событий в Украине и вовлечённость в них основных внешних игроков, смена власти в Беларуси в 2015 году может привести к приходу внешне более демократичных, но в реальности прокремлёвских сил.

Исходя из этого оправдано рассматривать перспективы сотрудничества с Беларусью отделяя вопросы внешнеполитической ориентации страны от «проблемы Лукашенко». Естественно, забывать о таких ценностях как «демократия» и «права человека» неоправданно – это основа модели существования развитых государств. Вопрос в другом. Метод санкций оказался проигрышным. Поэтому стоит найти другие подходы, которые могут вернуть Беларусь на путь развития, принятый среди европейских демократий.

Суть подхода заключается в поэтапном вовлечении Беларуси в создание региональной системы экономической кооперации и региональной системы безопасности. Суть подхода проста:

Всяческая поддержка курсу Беларуси по уменьшению зависимости от России. В том числе помощь в создании региональных экономических моделей взаимодействия. В первую очередь в области наукоёмкой экономики.

Помощь странам региона в диверсификации источников поставок энергоносителей. В том числе в привлечении на рынок региона новых поставщиков нефти и газа. А так же помощь в создании и развитии транзитной инфраструктуры по оси «север-юг» - от Балтийского до Чёрного моря.

Вовлечение стран региона в процесс создания системы координации в области внешней политики и экономики. В качестве методов могут рассматриваться регулярные форумы региональных лидеров по вопросам безопасности, экономического сотрудничества и развития культурных контактов. 

Предложение Беларуси войти в качестве наблюдателя (на первом этапе) в межправительственные консультационные группы стран Балтии, Польщи и Украины. Вплоть до групп, созданных для решения вопросов обеспечения региональной безопасности.

Если раскрыть этот список, то практические методы взаимодействия с Беларусью можно описать в виде трёх групп. При этом не ставить перед официальным Минском проблем резкого выбора. В данном случае более адекватным видится «эволюционный» подход. По крайней мере в перспективе 4-7 лет – до появления осязаемых результатов реформ в Украине. Эти группы могут выглядеть, например, так: 

1. Реакция на действия белорусских властей. Она заключается в действиях в ответ на практические шаги и предложения официального Минска:

Поддержка практических шагов Беларуси по развитию взаимоотношений со странами соседями.

Содействие Беларуси в уменьшении зависимости от России. В первую очередь в экономике

Содействие политике Беларуси в развитие сотрудничества с Украиной в области ВПК, научных разработок и энергетики.

2. Инициативы по вовлечению Беларуси в региональную систему взаимоотношений

Использование Украины как посредника в диалоге между ЕС, США и официальным Минском. Тем более, что Киевские власти уже выступали в такой роли. И Лукашенко готов к диалогу с такими посредниками.

Практические предложение по открытию рынков, технологическому сотрудничеству в случае, если Беларусь будет делать конкретные шаги по изменению экономической и политической модели. Данное направление может привести к созданию «дорожной карты» трансформации Беларуси

Поддержка инициатив стран Балтии и Украины по созданию оси поставки/транзита энергоносителей (углеводородов, электроэнергии и т. д.). Тем более, что Беларусь уже предпринимала шаги в этом направлении. И фактически создала возможности такого транзита по оси север-юг через свою территорию.

Помощь странам региона в поиске альтернативных поставщиков нефти и газа. В случае появления «свободных» объёмов углеводородов по приемлемым ценам Беларусь с лёгкостью пойдёт на сделку по их покупке. Что автоматически уменьшит зависимость страны от Российской Федерации.

3. Работа по поддержке демократии и прав человека

Расширение программ академического, культурного и других видов обменов. В первую очередь между странами-соседями

Расширение возможностей «народной дипломатии». В частности, использование возможного визита Папы Римского в Беларусь. Такого масштаба визиты автоматически означают сотни тысяч паломников из стран Балтии, Польши и Украины. А это существенным образом скажется на настроениях белорусов.

Работа с белорусской оппозицией в направлении развития её профессионального потенциала. Команда Лукашенко испытывает кадровый голод. Увы, демократические силы находятся в той же ситуации. Если увеличить потенциал последних, они в перспективе смогут войти в систему власти страны. Даже при президенте Лукашенко. Тем более, то подобные прецеденты уже есть (например, один из заместителей министра ЖКХ в недавнем прошлом — активист БНФ — старейшей оппозиционной партии).

Таким образом, этот подход отделяет темы внешнеполитической ориентации Беларуси от «проблемы Лукашенко». Естественно, что, учитывая личность белорусского диктатора возникает вопрос о гарантиях изменений в Беларуси в случае сохранения А. Лукашенко у власти в 2015 году. Начнём с последнего — выборов. Да, они будут не демократичными. Это факт. Но оставить ситуацию без внимания – признать тезис части немецких политиков «о возможности демократизации Беларуси через присоединения к России» основным. Проблема в том, что РФ далеко не демократична. И поглощение Россией Беларуси создаст дополнительные проблемы в регионе. А оно вероятно как в случае сохранения формата «диктатор под санкциями», так и в случае резкой смены власти в Минске. Увы, оппозиция в Беларуси сегодня слаба. И единственный реальный вариант смены режима – операция с участием России.

А теперь по гарантиям. Тут ключевым вопросом является специфика восприятия мира самим Лукашенко. Он понимает опасность, исходящую от Кремля. Любит власть и деньги. Видит и выгоды от развития сотрудничества с демократическими странами. А так, же, с учётом истории политической изоляции, падок на внешние проявления признания. Причём это не значит от отказа от принципиальной оценки белорусского режима. Любой контакт, международное сотрудничество — вот «признание» в понимании Лукашенко. Таким образом, именно эти факторы могут служить определённой гарантией на первом этапе. Борясь за личную власть и личные выгоды, Лукашенко отдаляет Беларусь от России и встраивает её в региональную европейскую систему взаимоотношений. Это — перспектива ближайших 5-7 лет. На протяжении которых может измениться  сама Республика Беларусь. А дальше или будут изменения самого Лукашенко, или, со временем, новый президент. В уже другой стране, с меньшим влиянием Кремля. Что в любом случае позитивно.

Беларусь как надёжный партнёр в системе регионального взаимодействия — выгоды для основных игроков.

Говоря о системе регионального взаимодействия в политике, экономике и в области безопасности, стоит вести речь не о включении Беларуси в систему. А фактически о создании таковой. На первом этапе это может стать просто комплексом межправительственных соглашений. Как двухсторонних, так и многосторонних. 

Но в перспективе такая система имеет все шансы перерасти в нечто большее. Достаточно сказать, что концепция восстановлении кооперации стан, некогда входивших в Речь Посполитую имеет своих сторонников среди политиков практически всех стран региона. Схема взаимодействия по оси от Балтии до Чёрного моря может создать надёжный пояс предсказуемости на границе с  государствами, построенными по принципам Исламской (либо среднеазиатской) государственности. При этом, если посмотреть на карту, без участия Беларуси (пусть даже не в полной мере), создание такого пояса маловероятно.

При подключении Республики Беларусь к процессам, вероятность успеха возрастает многократно. Более того, это может привести к появлению нового центра силы на Европейском континенте. Фактически сыграть ту роль, которую не смогла в полной мере использовать Вышеградская группа. Причём такая система взаимодействий будет устойчивой и достаточно мощной уже на первых годах создания — даже без формализации в виде отдельного документа о создании «надгосударственных органов». Вот лишь несколько аспектов, свидетельствующих о потенциале работы в данной области:

Безопасность

Даже нейтральность Республики Беларусь в вопросах военной агрессии РФ против Украины увеличивает шансы на успешное разрешение конфликта.

С другой стороны вовлечение Беларуси в обеспечение региональной безопасности как полноценного игрока создаёт предпосылки для скорейшего разрешения этого и целого ряда других конфликтов. Стоит напомнить, что перемирие в том же Нагорном Карабахе заключалось при посредничестве Минска. Политика РФ по созданию «точек нестабильности» в соседних государствах помешала завершить процесс. Но к нему при определённых условиях можно вернуться. Как и к конфликтам в Приднестровье, оккупированных частях Грузии. При этом формальное участие «диктатора Лукашенко» как посредника создаёт дополнительный положительный фон для сепаратистов.

Полноценное сотрудничество Беларуси в вопросах безопасности в регионе снимает проблему «Калининградского анклава». Не секрет, что все российско-беларуские учения последних 10 лет проходили по сценарию «создания сухопутного коридора» к Калининграду.

При этом оперативности блока НАТО явно было недостаточно для эффективной нейтрализации данной угрозы. Исключение Беларуси из российской военной схемы автоматически даёт дополнительные гарантии безопасности для стран Балтии.

ВПК региона. Уже сегодня, через год после начала кризиса в Украине заметен эффект от сотрудничества ВПК Беларуси и Украины. Оборонные комплексы двух стран взаимодополняемы. Развитие этого направления и подключение к нему сопредельных государств позволяет создать мощную научную и промышленную кооперацию в военной сфере. В том числе и частично снять вопросы с вооружением армий восточных членов НАТО.

И, наконец, набирающий популярность тезис о «европейской стене безопасности». Военное взаимодействие стран от Балтики до Чёрного моря может обезопасить регион (да и всю Европу) от очередных военно-политических экспериментов Кремля. Ведь Москве придётся уже на начальном этапе «спецопераций» иметь дело не с относительно слабыми Киевом, Вильнюсом, Кишинёвом, Варшавой или Минском, а с объединённым противодействием целого региона, который по промышленному, человеческому и военному потенциалу сравним с Российской Федерацией.

Уже первые шаги в области сотрудничества стран региона по вопросам безопасности позволят обезопасить и развить транспортные коридоры по оси Балтика-Чёрное море и Европа-Азия.

Тесное сотрудничество и взаимодействие стран уменьшает риски возникновения конфликтов на территории, значительно большей, чем очерченная границами Беларуси и Украины. Причина проста — граница цивилизационного выбора между демократией и империей азиатского типа перестаёт разделять культурно и ментально близкие страны Восточной Европы (так называемый славянский мир).

Дальнейшее развитие взаимодействия позволит создать ось безопасности в восточной части континента и «выровнять границу» между европейским демократическим цивилизационным выбором и странами, живущими в системе координат «евро азиатской империи». Такой подход решает вопросы обеспечения безопасности (политической, военной, культурной) стран Балтии, северо-восточного Причерноморья и, в перспективе, северных Балкан. 

Создание дружественного западному миру регионального союза снимает вопрос экономической безопасности стран Балтии. Проблема «анклава западной цивилизации» в восточной Балтике снимается отодвиганием границ цивилизационного выбора на восток. 

Энергетическая безопасность.

Возможно, наиболее актуальная для все Европы проблема. Увы, но экономика континента в значительной мере ещё сырьевая. Или, как минимум, зависит от поставок энергии и энергоносителей. До недавнего времени Российская Федерация воспринималась как надёжный партнёр. Сегодня вопросы диверсификации стоят как никогда остро. Тот же Кремль последние годы связывает политику и торговлю нефтью и газом. Аналогичная ситуация и в области поставок электроэнергии.

И тут вовлечение Беларуси в региональные системы взаимодействия может дать едва ли не самые весомые преимущества.  Вот лишь несколько фактов:

Беларусь и Украина уже сегодня являются экспортёрами энергии. Уменьшение энергозатратности их экономик хотя бы на 10% помноженное на тесную кооперацию двух стран может полностью решить проблему энергетического дефицита Прибалтики, Польши и Северных Балкан.

Республика Беларусь практически завершила создание коридора для транспортировки углеводородов по своей территории по оси Север-Юг. Возможности приёма сжиженного газа появились в странах Балтии. Появятся в Украине. Кроме того, успешная разработка украинских сланцев может дать дополнительный ресурс. Развитие такой логистической цепочки может навсегда снять опасность «энергетического шантажа» со стороны Кремля.

При этом указанные выше подходы не означают блокаду Российской Федерации. Торговля сырьём остаётся хорошим бизнесом. Но на прозрачных, принятых в цивилизованном мире условиях. Тем более что НПЗ Беларуси и Прибалтики достаточно современны. И могут покрыть (да и уже покрывают) потребности всего региона и ряда стран Западной Европы.

И, наконец, кооперация стран в области транзита энергоносителей позволяет выработать едины правила и подходы. Что уменьшает зависимость всего континента от «особенностей» торговли в Россией. Унифицированные правила транзита на территорию ЕС, возможность развить транспортно-энергетическую ось север-юг, потенциал добычи сланцевого газа, могут уже в перспективе 7-10 лет полностью снять проблему зависимости рынков ЕС от поставок углеводородов из отдельных стран.

Экономические возможности в переходный период

Учитывая, что экономики большинства стран региона находятся в стадии реформирования, говорить о гарантиях экономических было бы преждевременно. Однако есть иной аспект — выгоды, которые несёт в себе тесная экономическая кооперация именно в переходный период. Это, что может позволить национальным правительствам большую скорость реформ.

И то, что даст дополнительные финансовые ресурсы для их проведения. Среди основных можно назвать:

Развитие торговых путей и наращивание транзитного потенциала. Страны региона лежат на пересечении основных транспортных коридоров. Транзитный потенциал Украины — один из самых высоких в Европе. Минус страны — слабая инфраструктура. Включение в схему Беларуси, Прибалтики и Польши позволяет создать коридоры с едиными, прозрачными правилами как по направлению Европа-Азия, так и по направлению Скандинавия-Кавказ-Турция. Это многократно увеличит доходы от транзита товаров для каждой из стран. Кроме того, недооценённым остаётся ещё один путь — речной. Беларусь близка к завершению реконструкции сети каналов, связывающих через реки Балтийское и Чёрное море. Более того, уже успешно апробирована доставка в том числе крупногабаритных грузов из портов Чёрного моря (например, турбина для электростанции «в сборе»). Украина в свою очередь предлагала в 2010-2011 гг. проект по постройке нефтеналивного речного транспорта для поставок нефти на белорусские АЗС. 

Общий рынок. Не секрет, что значительная часть продукции стран региона испытывает проблемы в конкуренции с товарами на рынках ЕС.  Экономическая кооперация и создание общего рынка позволяет найти сбыт продукции своих предприятий в процессе их реконструкции. Речь идёт о территории сравнимой с суммарной площадью Франции и Германии и с населением более 120 млн. человек. И именно включение в систему Беларуси даёт дополнительные плюсы. Официальный Минск не будет на начальном этапе выходить из ТС (об этом писалось). Но уже имеет опыт по вводу на данный рынок продукции третьих стран посредством создания СП на своей территории. Подобный «сервис», только для беларусов и рынка ЕС уже выполняет Украина.

Продовольственный вопрос. С одной стороны производство ни в одной развитой стране не является локомотивом экономики. С другой — данная категория товаров всегда затребована. Украина — потенциальный лидер по производству продовольствия. Но страдает от недостатка перерабатывающих мощностей. Беларусь, Страны Балтии и Польша наоборот имеют избыток перерабатывающих мощностей, но лишены потенциала Украины (качество земель, площади и т. д.). Выгоды от кооперации очевидны. Тем более, что азиатские рынки (и российский в том числе) традиционные потребители такой продукции.

И, наконец, новые технологии и ИТ. Беларусь и Украина имеют значительный научный потенциал.  Но система образования, не связанная с точными науками отстаёт от соседних стран. В Польше, Балтии обратная проблема. Кроме того, несмотря на глобальный характер ИТ бизнеса, страны региона пытаются  конкурировать друг с другом. Возможности кроются в кооперации.

Выгоды для внешних игроков.

Естественно, что образование общих рынков, равно как и другие интеграционные модели рассматриваются внешними игроками через призму их собственных интересов. Вот лишь несколько фактов, позволяющих положительно оценить перспективы регионального взаимодействия:

Создание центра силы (даже на уровне простого экономического взаимодействия) принесёт стабильность в регион бывшего СССР. Ведь речь пойдёт о центре силы, равном влиянию Российской Федерации. Это окажет своё влияние на такие страны как Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова, Казахстан. И будет на руку государствам, заинтересованным в балансе сил в регионе. Той же Турции.

Единый региональный рынок с возможностями выхода на рынки ЕС и ТС становится привлекательным для целого ряда инвесторов. В том числе из стран Азии. С одной стороны, Китай уже сегодня активно входит в Беларусь и Украину. И, используя слабость этих стран, на своих условиях. Что не всегда отвечает стратегическим интересам Минска, Киева, да и других столиц континента. Единое пространство только увеличит инвестиционную привлекательность данной территории. Но при этом позволит странам эффективно защищать свои интересы.

Включение Беларуси в схемы регионального сотрудничества позволит решить и вопрос развития экономик стран Балтии. Кроме снятия вопросов доставки товаров, сырья, они получают достаточно большие рынки сбыта и рынки рабочей силы.

И, наконец, баланс сил в ЕС. Польшу, страны Балтии иногда называют «про-американскими государствами». Но их влияние на политику всего союза ограниченно. Новые члены Европейского Союза, зачастую не могут эффективно защитить свою позицию в диалоге с Германией и Францией.  С другой стороны есть положительный опыт Вышеградской группы.

4 небольших государства вынудили Европейский союз внести коррективы в свою политику расширения. Аналогичное образование, но большего масштаба позволит выступать с позиции солидарных предложений группы государств. Это без сомнения изменит ЕС. И в том числе уменьшит вероятность конфликтов интересов, одной из сторон которых зачастую выступают Берлин и(или) Париж.

Интересы России

О них напишем отдельно. На первый взгляд, может показаться, что для Российской Федерации тесная кооперация Украины, Беларуси и других стран региона не выгодна. 

Возможно, если РФ остаётся в системе координат «реанимации империи». Однако возникновение нового центра силы возле её западных границ делает имперский проект бесперспективным. И при переходе на новую систему координат во взаимодействии с соседями РФ получает следующие выгоды от союза Украины и Беларуси:

Обеспечение внутреннего рынка. Попытки вести экономические войны с двумя странами попеременно достаточно чувствительны для экономики страны. Убытки закрываются доходами от экспорта нефти и газа. Появление единого партнёра с прозрачными и понятными правилами сотрудничества может оживить взаимную торговлю.

Рано или поздно европейский рынок ограничит свою зависимость от российских нефти и газа. Единые правила транзита на территории Беларуси и Украины помноженные на развитость соответствующей инфраструктуры позволят России обеспечить безболезненный переход на новые маршруты экспорта. В первую очередь используя возможности транзитной оси между портами Балтики и Причерноморья.

В политических контактах со странами ЕС РФ получить дружественно настроенные страны, которые могут в том числе стать посредниками или лоббистами российских интересов в ЕС (естественно после отказа от «имперской» модели диалога) на

Базовые сценарии развития ситуации

Теперь рассмотрим указанные выше алгоритмы в разрезе нескольких базовых сценарием развитие политической ситуации в регионе. В первую очередь Украинского кризиса.

Успех Украины + скорое разрешение кризиса сепаратизма

В данном случае подключение Беларуси к процессам трансформации может привести к полной смене внешнеполитического курса Минска уже на протяжении 10 лет. Успешный Украинский рынок и открытый рынок региона позволят Беларуси быстро избавиться от российской зависимости. 

В таком случае вероятность возникновения образования, аналогичного Вышеградской группе в регионе наиболее вероятно. При этом все указанные выше положительные стороны подобной политики будут иметь место.

Что касается России, то она потеряет свои рычаги влияния в регионе. Формат «Европейской стены безопасности» будет реализован полностью. С другой стороны, региональное объединение может стать надёжным экономическим партнёром. А так же может оказать содействие Российской Федерации в деле реформирования страны. Ведь Путин не вечен.
Если говорить о «проблеме Лукашенко», вероятность её решения без внешней поддержки со стороны Кремля высока. Причём полностью демократичным, бескровным способом. Либо трансформацией самого белорусского диктатора либо путём выборов.


Замороженный конфликт и реформы в Украине

В случае, если Украина вынуждена будет пойти на замораживание конфликта на Востоке страны, роль Беларуси возрастает многократно. Нейтральная или дружественная Киеву страна на севере уменьшает возможности Кремля по расшатыванию внутриполитической ситуации в Украине. Что важно в процессе проведение реформ.

Одновременное реформирование белорусской экономики и участие в региональном взаимодействии уменьшает сроки «болезненной фазы» – периода падения доходов населения. При этом, учитывая дополняемость экономик стран региона  кооперация позволяет найти сбыт продукции своих предприятий в процессе их реконструкции. На близком, региональном рынке. Что даёт дополнительные финансовые ресурсы национальным правительствам.

Что касается внешней помощи на реформы, то учитывая размеры стран, и потенциальные доходы от регионального рыка, включение затрат на помощь в реформировании белорусской экономики не станет критичным для основных доноров.

А размер страны и её управляемость позволяют надеяться на быстрое и эффективное реформирование. Тем более, что официальный Минск будет «конкурировать» с Киевом по скорости реформ ради привлечения дополнительных инвестиционных потоков.
Результат — параллельная трансформация обеих стран пройдёт быстрее и с меньшими проблемами чем в случае реформ «по отдельности». А изменение энергозатратности (да и структур) их экономик автоматически лишит Россию значительной части рычагов влияния на процессы. Что в конечном итоге позволит реализовать п.1 — скорое разрешение кризиса сепаратизма на Востоке Украины.

Недостаточная эффективность украинских реформ

Увы, но вероятность такого сценария велика. И в случае, если не будет сформирована система региональной кооперации, Украина при провале либо пробуксовке реформ попадёт в сферу влияния России. А это — восстановление имперского проекта и новые витки нестабильности с поглощениями соседних государств. ЕС получает «линию фронта» вдоль восточной границы, страны Балтии оказываются в роли осаждённых крепостей. США — холодную войну, версия 3.0.

Предохранителем от такого развития ситуации, как ни парадоксально, может стать Беларусь. Естественно, в случае её включения в региональную политику и успеха реформ. Успешная Беларусь, сохраняющая традиционно хорошие контакты в Киеве и оказывающая влияние на Украинскую экономику (это есть уже сегодня) не будет заинтересована в расширении РФ и её «зоны нестабильности». Отсутствие такого интереса уже демонстрирует Лукашенко. 

Естественно, что при таких условиях и в силу размера Украины, РФ не сможет её поглотить либо посадить в Киеве подконтрольный Кремлю режим. А приме северной соседки и возможная помощь других стран региона дадут Украине время на завершение реформ.
И, наконец, внутриполитические проблемы стран-доноров. Долговременное финансирование глобальных проектов без видимого результата может привести в внутриполитическому кризису. Пример — страны ЕС и Греция. В случа же реформирования двух стран одновременно (Беларуси и Украины) успех одной из них может дать аргументы для продолжения программ во второй. 

Кризис в самой России

И, наконец, рассмотрим проблему, пугающую многих политиков в мире. Кризис в самой России. Увы, но бывшие империи просто тяжело переживают подобные периоды. Это зачастую сопровождается если не распадом, то потерей территорий и парадом суверенитетов. 

Если посмотреть на Европейскую историю ХХ века, ВСЕ империи и многонациональные государства в период распада представляли из себя опасность для окружающих. Что уж говорить о ядерной державе.

Вовлечение Беларуси в процесс распада России грозит большими проблемами всему региону. Это и вопрос Калининграда и транзитных коридоров в Прибалтику. Да и Та же восточная Польша с белорусским меньшинством.

Совсем иной сценарий будет при участии Беларуси в региональных системах взаимодействия. И, естественно, при условии проведения реформ в стране. Да, и в таком случае тоже вопросы востойчноевропейской системы безопасности становятся наиболее актуальными. Но Беларусь будет отыгрывать совсем другую роль. Культурная близость с приграничными областями России (они в значительной мере заселены белорусами) позволит Минску сыграть роль стабилизатора ситуации вдоль своих восточных рубежей. А это, естественно, обезопасит страны Балтии и ту же Польшу.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».