Марат Афанасьев: Жлобин: смерть, дети на улицах и пашня в центре города 6

Местное самоуправление в Беларуси было кастрировано и стало полностью непригодным для выполнения своих функций.

Находясь в центре Европы, Беларусь осталась единственной страной, правительство которой до настоящего времени так и не подписало Европейскую Хартию местного самоуправления. Но это, тем не менее, не мешает нынешнему руководству страны заявлять о наличии полноправных местных Советов, куда население якобы избирает своих представителей. Но местное самоуправление, которое в других странах является мощным подспорьем для власти, в Беларуси было кастрировано и стало полностью непригодным для выполнения своих функций.

В условиях, когда и центральная власть уже не может обеспечить гражданам страны обещанного роста жизненного уровня, когда уже и в долг никто не дает, она (власть) вынуждена искать варианты снижения напряженности в обществе. И вот в Жлобине люди, называющие себя депутатами, решили начать проведение встреч со своими как бы избирателями.

Очередная встреча состоялась в средней школе № 13. Актовый зал был заполнен не более чем на треть. По логике и здравому смыслу, каждый из трех находившихся на сцене «депутатов» должен был начать встречу с избирателями с рассказа, что лично он как представитель интересов своих избирателей сделал с момента его избрания в местный Совет.

Но руководить ходом встречи взялся не председатель местного Совета депутатов, а заместитель председателя райисполкома по экономике. Встреча больше напоминала советскую политинформацию. Со слов чиновника, район решает поставленные задачи. В первом квартале «прибавлял» по всем производственным показателям, и есть уверенность, что успешная работа будет продолжена. Оптимизм чиновника неплохо смотрелся на фоне нерадостной статистики по стране, но его выступление не вызвало особого интереса у избирателей. Их больше волновали не проценты перевыполнения планов, а вопросы снижения зарплат, обустройство дворовых территорий и детских площадок, качество коммунальных услуг.

По итогам встречи неразрешенными остались три вопроса. И все, надо отметить, скандальные.

Один связан с выгулом домашних питомцев на детских площадках и очевидным нарушением при этом санитарных норм. У нас все знают, как это происходит на Западе — вывел своего питомца на прогулку, а в руках мешок и совок для сбора отходов жизнедеятельности друга семьи. А как у нас заставить любителей животных так делать, даже при наличии административной ответственности за подобное деяние — большой вопрос. Хотя «практики» административной комиссии исполкома не занимать.

Так, наказать психически больного инвалида второй группы Геннадий Рожкова с пенсией в 1,2 млн. рублей штрафом в пять базовых величин (0,9 млн. руб.) за несоблюдение чистоты придомовой территории*, лишив его средств к существованию и отправив таким образом в мир иной, комиссия исполкома смогла. А вот добиться выполнения закона от небедных владельцев собак по обеспечению чистоты дворовых площадок — никак?

Второй вопрос касался школы № 13, той самой, где проходила встреча. Вокруг нее в последнее время были построены три новых микрорайона. А школа осталась одна. В этом году в ней будет 13 первых классов на 280 учащихся! Причем им на смену подрастает еще большее количество дошколят.

Многоэтажки за кредиты их родителям построены, дети родились, дворы ими переполнены, а ни яслей, ни детских садов, ни новой школы не предусмотрено. Временщики-вертикальщики и «депутаты» жилье вроде бы построили, но инфраструктуру оставили без внимания. И вот гром грянул, а у исполкома на садики и школу денег нет.

Какие садики, какая школа, если еще с долгостроями после «Дожинок» не разобрались!

Третий вопрос возник внезапно, как и большинство проблем в нашей стране. Какой-то «мудрый» руководитель «от сохи» вернул земли в центре города для нужд сельского хозяйства. Ранее они были выделены под строительство жилья, но вот — вернул.

Итак, поле из несколько гектаров (в центре города!) распахали, чего-то посадили, а тут — ураганные ветра. Вспаханная сухая земля оказалась в воздухе, «радуя» десятки тысяч жлобинчан тоннами пыли и глазными проблемами. Убирать последствия пыльных бурь приходится ежедневно, расходуя немалое количество электроэнергии, воды, здоровья и лекарств.

Кто компенсирует населению ущерб от чиновничьей дури? На этот вопрос не смогли ответить ни исполкомовцы, ни люди, занимающие места депутатов.

Большая часть ответов на вопросы заканчивалась словами — «пока нет средств». Избиратели так и не узнали, чем заняты, какие проблемы решают и как «народные избранники».

Что же это за власть, у которой ни на что нет денег, грустно недоумевали «избиратели», расходясь по домам: «Мы работаем, планы перевыполняем, налоги платим, но средств для решения наших проблем у властей постоянно нет? Куда власть девает взятые у нас деньги — наши деньги? Почему никто толком не может это объяснить?»

В том и беда, что исчезают они «наверх». И никто отдавать их «вниз» или дать возможность распоряжаться ими на местах, а значит — делиться властью, не собирается.

Власть в нашей своеобразной стране — это контроль не только за деньгами, но и за кадрами. «Депутатов» местных Советов, как и все руководящие кадры, уже многие годы назначают. Никаких средств для деятельности на благо как бы избравшего их населения они фактически не имеют. Вот и приходится им отбывать номер на таких «депутатских» встречах.

Подобный пример Беларуси оказался заразительным для России, в которой началась реформа местного самоуправления. Там во многих городах были реально избранные (не назначенные!) мэры, в распоряжении которых находились значительные налоговые поступления. Центральные власти их независимость и возможная оппозиционность напрягала. Такие города являются «пережитком» демократических девяностых и явно не вписываются в ту российскую вертикаль власти, которая теперь перестроена по белорусскому образцу.

И не указ нам тут обширный мировой опыт, который свидетельствует, что именно местное самоуправление, проявляемые на местах инициативы при их независимой финансовой поддержке являются локомотивом, который позволяет двигать не только местное, но и государственное развитие.

Ярким подтверждением этому служат примеры, когда известнейшие мировые автомобильные бренды при поддержке муниципальных властей появились и выросли в гаражных мастерских. Но это уже другая история.
________________________________________
* Подробнее о судьбе Геннадия Рожкова. Около 45 лет, жил в Жлобине на ул. Сортировочной. Будучи студентом, был призван на военные сборы, где получил травму, после которой был отчислен из вуза, получил вторую группу инвалидности с диагнозом шизофрения. После кончины родителей жил в своем доме и в последнее время получал пенсию 1,2 млн. рублей. На очень скромную еду хватало, работать нигде не мог и по этой причине не мог ничего лишнего иметь. Дров купить тоже. Поэтому договорился, чтобы ему отдали бесплатно деревянные отходы от какого-то строения, которые везли на свалку. Их выгрузили около дома, и он по мере возможности резал их и убирал в сарай. В какой-то момент пришел «смотрящий» из коммунхоза и потребовал убрать эти дровяные отходы с улицы. За неисполнение обещал наказать. Пришел вторично через 15 дней и составил акт, передал его в суд, который оштрафовал Г. Рожкова на одну базовую.

Опротестовали штраф в областном суде, дело вернули в Жлобин. Так эти «умники» передали дело в административную комиссию исполкома, и тамошние, не смотря на то, что у Рожкова психическое заболевание, оштрафовали его сразу на пять базовых! От всех этих переживаний он через некоторое время умер.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».