Павел Знавец: О судье, который боится собственной тени 6

Судья Федорцов принял решение о смертной казни Коновалова и Ковалева не по чужому приказу, а сам, под воздействием инстинкта страха.

Павел Знавец
Павел Знавец, Белорусский оппозиционер, был депутатом белорусского парламента.

По громкому делу о взрыве в минском метро судья Верховного Суда Александр Федорцов вынес сразу два смертных приговора предполагаемым «бомбистам» Коновалову и Ковалёву.

Для того, чтобы получить полное представление о всех аспектах дела о взрывах, потрясших Беларусь, нельзя обойти стороной некоторые факты, имеющие отношение к личности председательствовавшего на процессе судьи Верховного Суда Александра Федорцова.

Этот судья, как известно, приговорил к смерти сразу двоих: «исполнителя теракта» Коновалова, а также его «пособника» Ковалева. Что противоречит всякой логике и существующей практике при рассмотрении уголовных дел, по которым по беларусскому законодательству предусмотрена возможность применения исключительной меры наказания – смертной казни.

Судья Верховного Суда А. Федорцов облечен властью над людьми в силу своего служебного положения. Более того, во время судебного процесса по взрыву в минском метро в его руках находилась жизнь двух предполагаемых преступников – молодых людей, только начинавших своё вхождение во взрослую жизнь. И для того, чтобы приговорить обоих, подчёркиваю, ОБОИХ, к смерти -- нужны были не просто веские основания в форме прямых улик в совершении Коноваловым и Ковалевым тягчайшего преступления! Не должно было остаться никаких сомнений по поводу того, что никакая другая мера, включая пожизненное лишение свободы, их уже не исправит.

Никакого основания с точки зрения права для вынесения сразу двух смертных приговоров Коновалову и Ковалёву у судьи Федорцова не было. Не буду утверждать о наличии либо отсутствии каких-либо жизненных принципов и убеждений у таких субъектов, отправляющих правосудие, как судья Верховного Суда А. Федорцов. Пусть об этом судят другие. Сошлюсь на факт, который имел место и сформировал моё, мягко говоря, крайне отрицательное мнение о судье Александре Федорцове.

В 2004-м я был абсолютно незаконно осужден судьей суда Ленинского р-на г. Минска Шилько к 15-суточному административному аресту за, якобы, участие в несанкционированном пикете на пл. Независимости. Судью Шилько я хорошо запомнил не только в силу того, что он вынес в отношении меня заведомо неправосудное решение, но и по его чисто внешней характеристике – у него отсутствовал один глаз. Что, возможно, отразилось не только на его зрении, но и органах слуха. Во всяком случае, у меня сложилось такое внутренне ощущение после того, как он огласил своё решение в отношении меня.

На самом деле я не мог участвовать в этом пикете физически. И у меня было железное алиби: как со стороны милицейского начальства – это полковник милиции Петр Иванович Воробьев, так и со стороны трёх свидетелей - журналистов Натальи Волокиды и Алексея Короля, а также пенсионера Николая Стотика.

А произошло всё так. В тот, как оказалось, пикетный погожий день мне позвонил главный редактор газеты «Згода» Алексей Король, чтобы договориться об интервью. Как обычно, договорились встретиться у входа в Главпочтамт в 17.00., т.е. за час до предполагаемого пикета. Место встречи предложил А.Король, который хотел заодно понаблюдать со стороны за предполагаемым пикетом, который активисты оппозиции собирались провести у Красного костёла на пл. Независимости.

Прибыв в 17.00 к Главпочтамту, я встретил Алексея Короля и журналистку «Згоды» Наталью Волокиду. Вокруг Главпочтамта и на площади всё было тихо-спокойно. Через несколько минут к нам подошел полковник милиции Петр Воробьев, поздоровался со мной за руку, спросил, почему я здесь, а не смотрю биатлон по телевизору. Я ответил, что сейчас решу с журналистами рабочие вопросы и поеду смотреть биатлон. Потом, через пару минут, я с Натальей Волокидой отправились пешком прогуляться в сторону ул. Володарского, чтоб обсудить тему интервью. И вдруг ко мне подходят двое «молодцов» в штатском, берут под руки и насильно препровождают в стоявший у обочины тротуара микроавтобус. Изумлённая Наталья Волокида успела мне крикнуть, что видела, как находившийся сзади милицейский начальник (т.е. п-к Воробьев) подал знак рукой на моё «превентивное задержание».

Когда я вошел в милицейский микроавтобус, там уже сидел превентивно задержанный с маленьким бело-красно-белым флажком пенсионер по фамилии Стотик. Я записал его номер телефона и координаты для связи. Примерно через час в микроавтобус запихали, видимо. всех участников предполагаемого пикета. После чего всех отвезли в РУВД Ленинского р-на г.Минска. Там я просидел до 12 ночи. Неоднократно видел в кабинетах этого Воробьева, обращался к нему, чтобы побыстрей разобрались и меня отпустили. Он просил меня подождать, пару раз выходил из кабинета к своим подчиненным, строчившим под копирку протоколы, а потом куда-то ушёл. Возможно, домой, так как был уже поздний вечер.

В 12 ночи меня отвезли на ночёвку в спецприёмник-распределитель на ул. Окрестина. А оттуда на следующий день – в суд Ленинского р-на г. Минска.

Как нетрудно догадаться, суд был скорым и без соблюдения даже формальных юридических процедур. Так, по моему требованию одноглазый судья Шилько отказался вызвать в суд заявленных мною свидетелей моего задержания: журналистку Н.Волокиду, пенсионера Н. Стотика и милицейского полковника П.Воробьева. А два назначенных милицейским начальством «свидетеля», которые, якобы, меня задерживали «на несанкционированном пикете», дали лживые показания.

Показательно, что на мой прямой вопрос, был я в очках или без оных, «свидетели» со стороны милиции ответили в разнобой. Один милицейский лже-свидетель сказал, что я был в очках, другой – без очков. И, о чудо правосудия! После таких ответов судья Шилько, прикинувшись то ли слепым, то ли глухим, зачитал постановление о моём 15-суточном административном аресте.

Отсидев 15 суток, я предпринял все возможные действия по восстановлению справедливости. Обратился в Мингорсуд к его тогдашнему председателю Ардяко с изложением сути дела и перечнем элементарных процессуальных нарушений ведения судопроизводства. Но получил отписку, что, мол, в деле нет письменных материалов, подтверждающих описанное мною, для отмены решения в порядке надзора. Тогда я собрал письменные свидетельства от журналистки Н.Волокиды, пенсионера Н. Стотика, фото от журналистов, запечатлевшее момент и время моего задержания и обратился с жалобой на имя председателя Верховного Суда.

Ответ из Верховного Суда пришел за подписью зам. председателя А. Федорцова. Тот ответ судьи Федорцова меня просто шокировал. Несмотря на представленные мною исчерпывающие доказательства правового судейского и милицейского беспредела, Федорцов не усмотрел оснований для отмены неправосудного решения.

Фамилии некоторых людей после совершения ими нехороших поступков приобретают нарицательный характер. Такие люди живут инстинктами, а человеческие жизни и судьбы для них значат не больше, чем жизнь таракана или клопа. Есть ли среди них фамилия судьи Федорцова – судить не берусь. Пусть об этом судят читатели и сам судья А.Федорцов на досуге.

Помню, как тогда, после полученной отписки на мою жалобу в порядке надзора за подписью зам. председателя Верховного Суда А.Федорцова мои товарищи и коллеги (Алексей Король, Наталья Волокида и др.) меня утешали. Говорили, что судьи и чиновники уровня Федорцова никаких жалоб и заявлений граждан, адресованных им, просто не читают. А ответы-отписки поручают подготовить своим помощникам и секретарям...

Увы, есть такая практика. Но в моём случае Федорцов всё прочитал. Он не мог не прочитать жалобу от депутата Верховного Совета, который несколькими годами ранее выступал на Пленуме Верховного Суда. Да и его помощник вряд ли бы согласился самостоятельно подготовить циничную отписку, не посвятив своего шефа, т.е. Федорцова, в суть проблемы.

Когда стало известно, что «дело Коновалова-Ковалёва» в Верховном Суде будет рассматривать субъект по фамилии Федорцов – для меня стал ясен исход дела.

И ещё один пример, характеризующий личность судьи А. Федорцова.

Мой давний приятель Иван Лобачев, который для меня больше, чем друг, как-то был на приёме у этого судьи Федорцова с жалобой по гражданскому делу о взыскании суммы в 4000 $ c имущества недобросовестного ответчика. Ответчик долг И. Лобачеву так и не вернул. И внезапно умер, хотя против него было возбуждено уголовное дело. Имущество ответчика по праву наследования перешло к его родственникам, которые отказались выплатить долг. Однако несмотря на все усилия и изложенные в жалобе практически безупречные с гражданско-правовой точки зрения доводы адвоката Олега Глушнёва (который сам много лет проработал судьёй) – восстановить справедливость не удалось.

Иван Лобачев полагал, что, записавшись на личный прием к судье Федорцову, удастся заставить хотя бы провести проверку этого дела на предмет законности решения суда первой инстанции. Но… На личном приёме судья А. Федорцов мило улыбался в своём кабинете посетителю – пенсионеру Ивану Лобачеву, обещал во всём разобраться и… И спустя месяц И. Лобачев получил стандартную отписку о том, что оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

Судья Федорцов принял решение о смертной казни Коновалова и Ковалева под воздействием инстинкта страха. Страха перед самим собой. Страха перед своей природой, перед собственной тенью. А также перед теми нехорошими поступками, которые он совершил в своей жизни. И которые сформировали его внутреннюю, моральную сущность..

Ни Александр Лукашенко, ни кто-либо другой не давали судье Федорцову абсолютно никаких указаний о вынесении смертного приговора Коновалову и Ковалёву. В этом я абсолютно убеждён.

P.S. Своё отношение к судье Шилько за вынесение заведомо неправосудного решения я высказал ему прямо в глаза у него в кабинете. Я сказал: ты будешь наказан по Закону и в этой жизни, и, тем более. в той. Шилько переспросил: «Это что, угроза?». Я ответил: «Нет, это констатация факта. О котором должны все знать».

Об офицерской чести и элементарной человеческой порядочности полковника милиции Петра Воробьева (давшего как-то мне даже свою визитку) – умолчу.

Как правило, ответственность за те или иные нехорошие деяния и поступки наступает всегда. Во всяком случае, об этом свидетельствуют многочисленные примеры из истории. Многие утверждают, что по генетической линии негодяям и подонкам посылается кара в виде пороков здоровья и психики у их детей и внуков. И со временем их род вырождается. И таких примеров в истории – множество.

Нужно всегда помнить, что только гласность в вопросах судейского, милицейского и иного чиновничьего беспределе гарантирует обществу недопущение трагедии 30-40-х годов ХХ ст. Когда с помощью страха, зомбирования коммунистической пропагандой и доносами друг на друга сталинские власти раскрутили в СССР маховик массовых репрессий. Который перемолол миллионы человеческих судеб.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».