Сергей Волков: Нож цензуры на страже диктатуры 3

Цензура запустила свои “щупальца” во все сферы жизни человека, в том числе культуру и искусство.

Сергей Волков
Сергей Волков, Председатель отдела Белорусско-Американского Объединения БАЗА в Южной Флориде
В 32-й статье Конституции Республики Беларусь закреплено положение о том, что “монополизация средств массовой информации государством, общественными объединениями или отдельными гражданами, а также цензура не допускаются”. 

На самом деле, в Беларуси цензура выступает в роли жандарма, защищающего не интересы общества, а интересы правящего режима. В наибольшей степени цензура контролирует средства массовой информации. Однако сфера использования ее механизмов значительно шире. Цензура запустила свои “щупальца” в самые разнообразные сферы жизни человека, в том числе культуру и искусство. 

Кино

Главный игрок на поле государственного белорусского кинематографа  –  киностудия “Беларусьфильм”. С момента своего создания в 1924 году “Беларусьфильм” стал главным производителем государственно-идеологического кино на территории Белоруской ССР. Прошло 90 лет, но роль остается прежней. Зрители, критики и авторитетные кинофестивали не проявляют к продукции “Беларусьфильма” какого-либо интереса из-за откровенно пропагандистского характера снимаемого им кино.

Независимое белорусское кино – это совсем другая история. Многие независимые киноленты были награждены премиями престижных кинофестивалей и отмечены авторитетными кинокритиками, а зрители говорят об актуальности затронутых проблем и креативной художественной составляющей независимых фильмов.

Власти Беларуси не позволяют независимым киностудиям и режиссерам творить без оглядки. Всевидящие око государственной цензуры Дамокловым мечом висит над головами авторов независимого кино. Министерство культуры Беларуси выступает главным цензором. Нормы же белорусского законодательства создают правовые основы для осуществления подобных цензурных функций: легальный прокат фильма возможен только после его регистрации и одобрения в Министерстве культуры. 

В 2003 году белорусский режиссер Андрей Кудиненко снял художественный фильм “Оккупация. Мистерии”. Режиссерский взгляд Кудиненко на Великую отечественную войну и образ партизан противоречил представлениям чиновников Министерства культуры. Поэтому в 2004 году Управление регистрации и классификации кино- и видеопродукции при Министерстве культуры запретило данный фильм и не выдало прокатное удостоверение за “недостаточный патриотизм”. Справедливости ради стоит отметить, что через 6 лет в 2011 году Министерство культуры вернуло фильму прокатное удостоверение.

Более свежий пример. По заказу независимого белорусского телеканала “Белсат” в 2007 году режиссер Валерий Мазынский снял телеспектакль “Тутэйшыя”. Данный телеспектакль поставлен по одноименной трагикомедии классика белорусской литературы Янки Купалы и рассказывает о проблемах формирования национального сознания жителей белорусского Полесья во времена Первой мировой войны. В сентябре 2008 года все тоже Управление отказало в регистрации телеспектаклю якобы из-за низкого качество звука

Самым известным кинофильмом, запрещенным к показу на территории Беларуси, является польско-белорусская лента “Жыве Беларусь”, которая была снята в 2012 году. Фильм получил награды международных кинофестивалей в Брюсселе, Стамбуле, Варшаве и Вене, однако в кинотеатрах Беларуси он ни разу не демонстрировался. 

Театр

В Беларуси 27 государственных театров. Первый заместитель министра культуры Владимир Рылатко заявил, что бюджетные дотации в государственные театры составляют 70% от их нужд. Государство в значительной степени поддерживает эти театры полностью контролирует их деятельность и репертуар. 

Независимые театры и режиссеры работают без государственной поддержки. Как показывает практика, госорганы внимательно следят за их постановками. В марте 2014 года независимый театр "Крылья Холопа" запланировал показ документального спектакля "Чернобыль", который был посвящен аварии на Чернобыльской атомной станции, а также затрагивал вопросы строительства новой АЭС. По словам авторов, спектакль был создан на основе документальных материалов, интервью очевидцев и различных документов. Вечером накануне выступления театру "Крылья Холопа" было отказано в помещении для показа спектакля по причине ремонта.

Под нож белоруской цензуры попадают не только современные спектакли, но и классические. В белорусской классической литературе нет более показательного примера, чем пьеса Янки Купалы “Тутэйшыя”. В 1926 году состоялась премьера спектакля, после чего он сразу был запрещен большевиками. Второй показ спектакля состоялся только в 1982 году. Сразу после второго показа пьеса была исключена из репертуара театров. “Тутэйшыя” вернулись на театральную сцену только после распада Советского Союза, и то ненадолго. В 2001 году за несколько часов до начала представления спектакль был отменен. В 2002 году “Тутэйшыя” были вновь показаны зрителям. В 2010 году было официально объявлено, что данный спектакль навсегда покидает репертуар Национального академического театра имени Янки Купалы. Пьеса якобы не соответствует современным театральным стандартам. 

В 1990 году режиссер Валерий Мазынский создал белорусскоязычный независимый театр “Вольная сцэна”. Театр занимался поддержкой и развитием современной национальной белорусской драматургии. Многие его постановки были сатирическими, направленными на выявление острых социально-экономических проблем белорусского общества, что не устраивало чиновников Министерства культуры. 

В 2003 году Министерство культуры принимает постановление, согласно которому независимые театры обязаны платить за разрешительные удостоверения за право показа каждого спектакля. Это же постановление запретило частным театрам выступать в залах, рассчитанных более чем на 150 посадочных мест. Значительное финансовое бремя и отсутствие возможности выступать на больших театральных площадках привели к тому, что в октябре 2003 года независимый театр “Вольная сцэна” сыграл свой последний спектакль и был распущен его основателем. Государственные театры были освобождены от уплаты за разрешительные удостоверения, а также к ним не относилось ограничение про 150 посадочных мест.

В марте 2011 года в Интернете появился черный список деятелей культуры, которые выступили за демократию и освобождение политических заключенных в Беларуси. В нем значатся имена таких  драматургов как Андрей Курейчик и Владимир Халип, а также полный состав “Белорусского свободного театра”. 

“Белорусский свободный театр” - это тема для отдельного разговора. Историей своего возникновения и деятельности, данный театр показал, что по политическим мотивам в Беларуси могут запретить не только какой-то отдельный спектакль, но и целый театр. Руководители “Белорусского свободного театра” Наталья Коляда и Николай Халезин критикуют политику Лукашенко. Опасаясь преследования со стороны правоохранительных органов и ареста, руководители театра были вынуждены покинуть Беларусь. 

Музыка

Музыкальная жизнь Беларуси представлена двумя основными “игроками”: русская/белорусская поп музыка и  независимая белорусская музыка. 

Ситуация с “попсой” предельна ясна. Власти Беларуси благосклонно к ней относятся. Незамысловатые рифмы и мелодии сопровождают рядового белоруса на каждом шагу: от радио и телевидения до праздников городов и уличных фестивалей. Выступают поп-звезды на лучших концертных площадках. 

Независимая белорусская музыка кардинально отличается от попсы. Стихи с глубоким смыслом и душевные мелодии рассказывают историю белорусского народа, демонстрируя его культурное звучание и национальный колорит. Все чаще в их творчестве поднимаются проблемные вопросы белорусского политического устройства и курса страны в целом. Это вызывает недовольство государственных чиновников, которые всячески чинят препятствия независимым музыкантам и группам.

В Беларуси активно используется практика создания черных списков музыкантов и групп. Официально про это стало известно в конце 2007 года. Тогда заместитель главы Администрации президента по идеологии Олег Пролесковский признался, что в Беларуси существует “черный список” музыкантов, которые выступили на рок концерте в поддержку демократии перед президентскими выборами 2006 года.

Эта история получила свое продолжение в марте 2011 года, когда в Интернете появился новый “черный список”. В данный черный список попали такие корифеи белорусской рок-музыки как группа “Ляпис Трубецкой”, “Палац”, “Крама”, “N.R.M”, “Нейро Дюбель”, “Крамбабуля”, “Naka” и певец Дмитрий Войтюшкевич.

Бюрократическая машина Беларуси имеет в своем арсенале еще одно универсальное средство давления на независимых музыкантов – отказ в организации концертов и/или выдаче гастрольных удостоверений. Так, например, в мае 2014 года музыканты минской группы “Amaroka” получили на руки официальный документ с отказом в проведении концерта в Минске. Группу обвинили в экстремизме.

Дмитрию Войтюшкевичу чиновники препятствуют в организации концертов на протяжении последних 4 лет. Вероятно, это связано с тем, что на президентских выборах 2010 года он открыто поддержал кандидата от «Говори правду» Владимира Некляева. До своего распада “Ляпис Трубецкой” не мог найти концертную площадку для своих выступлений в Беларуси. 

А если кому-то удается договориться о проведении концерта, то в последний момент его всегда могут отменить. Незадолго до концерта администрация ночного клуба или концертной площадки получает звонок от государственного чиновника. Беседа всегда заканчивается отменой концерта в связи с “неожиданно” возникшими обстоятельствами. 

Еще один инструмент в копилке органов власти против неугодных им музыкантов – это ограничение продажи записей и альбомов.

Литература 

Содержание, публикация и распространение книг находятся под жестким контролем государственных чиновников. В отличие от БССР, в Беларуси отсутствует единый орган, осуществляющий цензуру литературы. Повинуясь указаниям руководства страны, цензурную деятельность осуществляют государственные чиновники различных уровней из самых различных государственных учреждений.

В 2011 году “черный список” деятелей искусства и творческих коллективов попал в интернет, в нем значатся имена писательницы Ольги Ипатовой, а также таких поэтов как Геннадий Буравкин, Сергей Законников и Анатолий Вертинский.

В 2007 году в Беларуси был принят закон “О противодействии экстремизму”. Однако, в тексте документа понятия “экстремизм” и “экстремистская деятельность” прописаны достаточно расплывчато, что в свою очередь позволяет государственным органам использовать нормы данного закона для цензуры и политических ограничений. Именно эта расплывчатость терминологии используется чиновниками разных ведомств для давления на независимых писателей. Неугодные книги государственные чиновники отправляют на экспертную проверку на предмет наличия в них призывов к экстремистской деятельности. В случае признания содержания экстремистским, данная книга объявляется вне закона и запрещается на территории страны. Так, например, случилось с книгой известного белорусского правозащитника и политического заключенного Алеся Беляцкого "Асьвечаныя Беларушчынай"

По заказу КГБ была проведена экспертиза фотоальбома “Belarus Press Photo 2011”, который также был признан экстремистским из-за опубликованных в нем фотографий акций белорусской оппозиции

Существуют более сложные инструменты, такие, например, как закрытие частных независимых издательств. Наработанная годами схема выглядит примерно следующим образом: сотрудники какого-либо государственного учреждения неожиданно осуществляют проверку деятельности субъекта хозяйствования, попавшего в немилость к действующему режиму. В ходе проверки обнаруживаются якобы множественные нарушения законодательства, после чего государственный орган обычно либо отбирает лицензию на осуществление деятельности или требует уплаты огромного денежного штрафа. Например, так поступили с издательством "Логвінаў”

В 2010 году начальник управления издательской деятельности и книжной торговли Министерства информации Елена Панова заверяла, что в Беларуси нет списка запрещенной литературы. Однако, как показывает жизнь, подобный список существует в кулуарах белорусских министерств и ведомств. 

Вспомним пример романа Виктора Мартиновича “Паранойя”. Событие в романе разворачиваются вокруг романтических отношений писателя и любовницы президента в некой стране, похожей на Беларусь, в неком городе, похожем на Минск. В соседней России книга пользуется популярностью. В Беларуси свободно книгу можно было купить недолго. Государственные чиновники наложили негласный запрет на распространение данной книги. 

Есть в арсенале белорусских чиновников и менее цивилизованные способы борьбы с независимыми авторами. В октябре 2014 года во время презентации романа Виктора Мартиновича “Мова”, в помещение ворвались сотрудники милиции и МЧС и потребовали прекратить несанкционированное мероприятие. 

В ноябре 2009 года известный белорусский историк и писатель Владимир Орлов организовал встречу со своими поклонниками в городе Солигорске. Однако идеологи солигорского горисполком запретили встречу с писателем и не выдали соответствующего разрешения, посчитав, что творческий вечер Владимира Орлова будет носить политический характер, назвав его при этом “антисоветчиком и угрозой государству”.

Выводы 

Культура и искусство – это, несомненно, существенные факторы выживания общества и нации. Без них общество обречено на вымирание. Своим отношением к цензуре государство показывает, насколько оно считается со своими гражданами: доверяет им или боится их.

Формат данной работы, а также терпение читателя не позволяют мне проанализировать все виды искусства, а также все механизмы цензуры и способы давления на авторов.  По этой причине в этой статье были описаны только некоторые из них. Однако даже указанные примеры позволяют проследить определенные тенденции и характерные черты белорусской цензуры.

Цензура в культуре и искусстве в Беларуси была порождена правящим режимом и стала неотъемлемой частью государственной системы. Без наличия цензуры существование и функционирование  нынешнего режима в стране не представляется возможным. Цензура осуществляется различными государственными учреждениями, а также государственными чиновниками самых различных должностей и уровней. Применяя инструменты цензуры в культуре и искусстве, белорусские государственные чиновники манипулируют общественным мнением, а также сознанием рядового белоруса. 

Белорусские правящие круги «зомбируют» и промывают мозги рядовым белорусам. Это позволяет политическому режиму удерживать власть, нарушать права и свободы граждан, а также стремительно возрождать подобие советского союза на территории Беларуси.

Радует то, что с развитием технологий и Интернета, запретить какой-либо культурный продукт становится намного сложнее. В большинстве случаев любители и ценители белорусского независимого искусства могут найти заинтересовавший их спектакль, фильм, песню или книгу во всемирной паутине. Независимое белорусское искусство находит своего зрителя.

Независимые белорусские музыканты, кинорежиссеры, писатели, драматурги выводят белорусскую культуру и искусство на новый качественный уровень и заявляют о том, что белорусское искусство может быть интересным и качественным. Ключ к успеху лежит в творческой свободе авторов и отсутствии государственных идеологических тисков. Как показывает белорусская практика, несмотря на цензуру, независимость творчества и талант дают отличные результаты.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».