АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Павел Усов: На перепутье 5

Оппозиционное движение в Беларуси оказалось в "идеологическом ваакуме".

Анализируя ситуацию в Беларуси, оценивая и прогнозируя процессы, действия, стратегии оппозиции и власти, необходимо принять во внимание политический эффект революции и военного конфликта в Украине, а также новый внешнеполитический подход Российской Федерации.

Все политические игроки в Беларуси до сегодняшнего момента находятся под воздействием геополитических шоков, источником которых являются Украина и Россия. Вне всякого сомнения, именно эти шоки будут определять направленность и содержание политических процессов в Беларуси в 2015 году, а также общий ход президентских выборов в стране.

I. Власть

Главные приоритеты

Революция в Украине стала одной из самых главных тем практически всех выступлений и интервью Лукашенко. Вне всякого сомнения, белорусская власть получила максимум политических дивидентов от происходящего в Украине. Кровопролитие в соседнем государстве уже активно используется в идеологических и пропагандистских целях, а будет ключевым элементом избирательной кампании Александра Лукашенко. На конец года электоральный рейтинг Лукашенко составлял 40%1.

Кроме революции и войны в Украине белорусскую власть, в лице Лукашенко, на протяжении года беспокоил целый ряд проблем.

Для более ясной картины проблемного поля был сделан дисскурс-анализ Послания Президента белорусскому народу и Национальному собранию от 22 апреля 2014 года.

Так, во время выступления Лукашенко 29 раз упомянул Украину и украинцев, 34 раза Россию и россиян, что свидетельствует о главных и приоритетных аспектах внешней политики и безопасности Беларуси. Европа в ее политическом значении (Евросоюз) был упомянут всего лишь 9 раз.

Что касается внутренней политики, то основные усилия были и будут направлены на решение (имитацию решений) экономических проблем, из которых главными определялись вопросы, связанные с коррупцией и модернизацией.

Так, слово коррупция в речи Лукашенко использовалось 35 раз и было одним из самых часто используемых. Именно в коррупции лично Лукашенко видит источник революций и нестабильности. «Я уже говорил, что основа всех украинских и прочих событий, в том числе «арабской весны», состоит в том, что в результате страшной коррупции и поборов до нищеты довели людей и положили экономику. Вот в чем причина всех последних подобных мероприятий». Поэтому, на протяжении второй половины 2014 года, по крайней мере на уровне политических посланий, делался уклон на правильность и эффективность внутренней политики белорусского государства, прежде всего, на интенсивную борьбу с коррупцией, что гарантировало и гарантирует мир и стабильность, и в дальнейшей перспективе позволит избежать трагических конфликов в обществе. На ноябрь 2014 года в Беларуси было возбуждено более 2,5 тыс. уголовных дел коррупционной и экономической направленности, материальный ущерб составил около 135 млрд бел.рублей (порядка 11 миллионов долларов).

Одним из самых громких коррупционных дел 2014 года, было дело в отношении бывшего заместителя генерального прокурора Александра Архипова и бывшего депутата и председателя «палаты представителей» «национального собрания», действующего главы Белорусской федерации гандбола Владимира Коноплева.

Другой важной и болезненной темой для Лукашенко, является модернизация, которая фактически провалилась в 2014 году. В своей речи Лукашенко упомянул модернизацию 17 раз, нужно отметить, что модернизация противопоставляется Лукашенко такому явлению, как реформы. Данное слово был упомянуто только 7 раз, и то только в рамках вопроса об образовании и исключительно в негативном плане: «Никаких реформ! Я же сказал, я народ успокоил, всех, у кого дети, у кого внуки, что никаких реформ в образовании нам сегодня не надо! И прекратить всякие разговоры о реформе».

Курс на полную изоляцию оппозиции

Политический режим с одной стороны, ссылаясь на опыт Украины, будет подчеркивать пагубность революционных изменений для общества и несостоятельность оппозиции обеспечить безопасность страны, с другой, приложит все усилия, чтобы избежать даже намека на организацию уличных протестов, в том числе и в контексте выборов. Этот посыл прозвучал довольно четко: «Всякий, кто призывает к бунту – это враг не только власти,
Президента. Это в первую очередь враг нашей страны, нашего народа. Это враг единства нашего, а, следовательно, и независимости Беларуси. Любой призыв к перевороту, к смуте, любая пропаганда насилия будут жестко уничтожены в зародыше!».7 Соответственно, действия белорусских спецслужб направлены на:

• расширение репрессий и контроля;

• сохранение и усиление внутреннего раскола в оппозиции;

• нейтрализацию радикальных политических групп на начальном этапе
их возникновения.

Если говорить о предстоящей президентской кампании, то свое влияние на ее проведение и формат также окажет опыт событий 19 декабря 2010 года, когда минимальная либерализация, ослабление политического давления на оппозицию и общество привели к спонтанной мобилизации и активности населения и, как следствие, к протестам 19 декабря на площади в Минске. Поэтому белорусские власти откажутся от практики даже «фасадной демократизации» в период избирательной кампании и допустят к участию в выборах только таких кандидатов, которые не обладают ни политическим авторитетом, ни волей к решительным действиям.

Так к примеру, в своем выступлении Лукашенко вообще не упомянул слова «демократия», слово «свобода», хоть и было произнесено 9 раз, не имело политического значения, 3 раза это слово использовалось в такой языковой структуре как «лишение свободы».

Таким образом, фактор украинской революции 2014 года и белорусской Площади 2010 года, будут определять стратегию белорусских властей на протяжении всего 2015 года, суть которой, на мой взгляд, заключается в усилении репрессий, давлении на оппозицию и общество, и в максимальном сужении пространства деятельности оппозиции.

Фактически, ничто не мешает белорусскому режиму полностью отказаться от удержания оппозиции в политическом пространстве, т.е. уничтожить ее.

Она перестала выполнять главную функцию – легитимизации политических процессов в Беларуси и «косвенной» легитимизации белорусской власти.

Сейчас эту роль играет внешний фактор – Украина. «Майдан» дал Лукашенко серьезный идеологический ресурс, сделав его символом стабильности в Беларуси.

Единственное, что объясняет присутствие оппозиции – это нежелание Лукашенко отказываться от отношений с Западом, а также понимание реальности угрозы со стороны России. Поэтому, оппозиция превратилось исключительно в механизм выстраивания отношений с Западом, соответственно, участие оппозиции в выборах является лишь элементом данного механизма. Хотя даже для Запада, ЕС в особенности, стабильный авторитаризм в Беларуси является более приемлемым, чем нестабильная демократия.

II. Оппозиция

Идеологический вакуум

Основная проблема оппозиции в том, что она так и не смогла преодолеть внутренний системный кризиз, который усилился в связи с масштабными репрессиями после событий 19 декабря 2010 года и усугубился в результате революции и войны в Украине. Можно констатировать, что у оппозиционных лидеров нет внутренней воли и ресурсов, чтобы вывести свои организационные структуры из политического гетто и контроля со стороны власти. 

Показательными в этом плане являются два события прошедшие в 2014 году – это избрание на пост председателя ОГП Анатолия Лебедько (Объединенная Гражданская Партия), а Алексея Янукевича на пост председателя Партии БНФ (Белорусский Народный Фронт). В этом не было бы ничего экстраординарного, если бы не один момент. Анатолий Лебедько руководит ОГП с 2000 года, Алексей Янукевич возглавил партию в 2009 и, вероятно, уступит эту должность еще не скоро. Упорно держась за кресла председателей партий, белорусские «оппозиционные лидеры» еще больше подрывают доверие к оппозиции и веру в ее способность осуществить изменения в стране. Уровень недоверия к оппозиции крайне высок и составляет около 70%,8 при таком положении невозможно рассчитывать на то, что оппозиция будет в состоянии оказывать воздействие на власть даже в условиях глубокого социально-экономического кризиса.

Но если до последнего времени оппозиции был характерен структурный кризис, связанный главным образом с внутренним обновлением партий (партийный авторитаризм), проблемой объединения и созданием единого фронта, поиском «единого лидера-кандидата», выработкой общей стратегии действия; то после Украинской революции к структурному добавился идеологический кризис.

Суть его в том, что ключевым концептуальным элементом, определяющим направление и характер политической борьбы оппозиции с режимом была революция. Все избирательные кампании, участие в них оппозиции, рассматривались лишь, как прелюдия к революции.9 Даже после Площади 2010 года и жестких репрессий властей, окончательно подорвавших силы оппозиции, она не отказалась от самой идеи смены власти путем революции.

Эта идея получила второе дыхание благодаря «арабской весне» и выразилась в новой форме протестов в Беларуси – в «революции через социальные сети» в 2011 году. После же кровопролития на Майдане оппозиция больше не сможет апеллировать к идее революции (по крайней мере на протяжении следующих нескольких лет) как к методу мирной (как это ранее представлялось) и эффективной борьбы с авторитарным режимом Лукашенко. И причина, не только в том, что белорусские власти будут жестко действовать по отношению к «революционным проявлениям» со стороны оппозиции, но главным образом, в глубокой общественной антипатии к идеи революции, которая усилилась под воздействием событий в Украине. Поэтому любые призывы оппозиции к открытым действиям на площади и сопротивлению власти не только не найдут поддержки среди белорусов, но наоборот, вызовут отторжение и негативное отношение к оппозиции в целом.

Как результат, оппозиционное движение в Беларуси оказалось в «идеологическом ваакуме», так как других, альтернативных мобилизирующих идей у оппозиции нет, и вряд ли они появятся в ближайшее время.

Соответственно, идеологический кризис полностью меняет подход к поиску единой стратегии и единого кандидата, а значит, меняет формат участия
оппозиции в президентских выборах. 

Как уже утверждалось, единый кандидат рассматривался только как связующий элемент общего революционного процесса, условием для успешной мобилизации общества и организации Площади, т.е. революции. Изначально устанавливался постулат: если нет единого кандидата – нет революции, так как все понимали, что отстоять победу и добиться политических изменений можно только путем открытого давления на власть. В свою очередь, условием для определения единого кандидата и выработки общей революционной стратегии было объединение оппозиции. Таким образом, получалась следующая формула оппозиционного действия в период президентской избирательной кампании: А. Объединение оппозиции + В. Единый кандидат + С. Мобилизация общества = D. Революция.

Отказ от революции как главного полититического и идеологического инструмента борьбы фактически делает ненужным необходимость объединения и выдвижения единого кандидата, т.е. нет революции – нет единого кандидата.

Поэтому вопрос единого второстепенен. 

По большему счету, он (единый) не имеет значения, если никто не знает, что с этим единым делать. С нынешней оппозицией и в нынешней политической ситуации в Беларуси любое участие в выборах, в любом их формате может рассматриваться, в лучшем случае, как политическая реклама для некой фигуры, но не как борьба за власть. А в рекламной кампании совершенно не важно, будет ли один кандидат, или их будет десять. Отсутствие четкого представления о том, как организавать и вести политическую борьбу в Беларуси в свете нынешний событий, и каким образом осуществить политические преобразования, замораживает оппозицию в состоянии внутренней расколотости, дает полное право отдельным политическим деятелям действовать исходя из своих личных, далеко не политических, интересов.

Каждый сам себе «единый»

Исходя из вышеизложенного, участие оппозиции в выборах 2015 года по количеству кандидатов будет напоминать выборы 2010, с той лишь разницой, что оппозиция будет иметь меньше ресурсов и возможности для политической мобилизации, а уровень и политический вес и опыт «кандидатов» будет гораздо ниже по сравнению с теми, кто выдвигался на эту роль в предыдущих кампаниях.

На сегодняшний день список вероятных кандидатов состоит из следующих персон: Владимир Некляев, Анатолий Лебедько, Ольга Карач, Елена Анисим, кандидат от власти Сергей Гайдукевич.

Участников выборов будет правильно распределить на 2 основные группы: самовыдвиженцы и партийцы. Представители первой категории, к которым, исходя из заявлений, можно отнести Ольгу Карач, ставят целью организацию финансово-рекламной кампании, закрепление или востановление статуса политических игроков на оппозиционном и донорском пространстве.

Причем, финансово-рекламная кампания может ограничится (при получении средств) исключительно «избирательным шумом», т.е. поиск и привлечение спонсоров путем громких заявлений на первоначальном этапе кампании, без непосредственного участия в выборах.

Что же касается «партийцев» (это могут быть как отдельные структуры – «Совет белорусской интеллигенции», так и организационные коалиции – «Талака», «Народный референдум»), в этом случае финансово-рекламная кампания подразумевает еще и сохранение присутствия на политическом пространстве Беларуси, и возможность ослабить или выдавить из него своих конкурентов.

Участие в выборах стало единственной возможностью поддержания видимости существования оппозиционных структур. 

Рука Москвы?

Вполне вероятно, что элементом «бизнес-кампании» будет попытка поиска ресурсов в России посредством использования российско-белорусских противоречий. К примеру, можно отметить критику действий Лукашенко по отношению к России со стороны Ольги Карач. В одном из своих интервью интернет издательству «Русская Планета» она подчеркнула: «Лукашенко активно поддерживает Украину, он против перехода Крыма к России, против
идеи федерализации Украины. В результате в Белоруссии он стал набирать популярность среди людей, которые сами выступают за полную независимость от России, за охлаждение отношений с Москвой».

С другой стороны, Лукашенко стал терять свои позиции среди людей, которые к России как раз относятся хорошо. Которые не хотят разрывать экономические связи и которые все-таки считают, что с Россией следует поддерживать отношения. Я сама уже слышала высказывания некоторых чиновников: «Что-то наш Батька становится бандеровцем». То есть с одной стороны, он выигрывает в глазах национально ориентированной части общества, а с другой стороны, он начинает терять свои традиционные электоральные группы».

Нужно также отметить, что на фоне украинских событий в Беларуси активизировались группы с крайне про-русскими отношениями. Это выражалось как в раздаче и ношении «георгиевских ленточек», так и оживлении действий русских организаций в Беларуси.

На сегодняшний день более или менее активными считаются 18 структур, которые в большинстве своем декларируют себя как культурно-просветительские: «Русский дом», «Русь молодая», «Русь», «Русское общество», «Русское культурно- просветительское общество» и т.д. В 2014 году, под руководством бывшего депутата Национального Собрания РБ Сергея Костяна была создана организация «Белорусский славянский комитет», который ставит своей целью формирование единого государства в составе России, Беларуси и Украины. 

Деятельность этих организаций, как и обеспечение российского культурного влияния, обеспечивается одной из структур МИДа России «Россотрудничество».

Цель организации – поддержка проектов, связанных с популяризацией и укреплением российской культуры за рубежом, а также поддержка российских соотечественников. Свою активность «Россотрудничество» осуществляет через «Центры российской науки и культуры». Есть такой центр и в Минске.

Следует отметить, что главой представительства «Россотрудничесва» в Беларуси является Виктор Малашенко офицер КГБ, с 1980 до 1991 он работал и возглавлял один из отделов КГБ в Брянске.

Объединение неэффективно

Можно предположить, что подготовка и участие в избирательной кампании 2015 года будет сведена исключительно к борьбе между различными оппозиционным структурами.

Попытки различных оппозиционных структур пойти на сближение и создать единый политический фронт не увенчались успехом. Это и не удивительно, уровень внутреннего недоверия в оппозиции настолько высок, что делает любое объединение неэффективным.

III. Общество

Белорусское общество также испытало на себе последствия политических перемен в Украине, что выразилось в усилении консервативных тенденций и, в свою очередь, привело к возрастанию социальной поддержки для Лукашенко.

Очевидно и вполне понятно, что для белорусов гарантированный порядок в условиях авторитарного режима, лучше, чем внутренний конфликт и война.

Поэтому, на сегодняшний день оппозиции нечего предложить белорусскому обществу, и связано это не только с общим внутренним кризисом, но, прежде всего, с отсутствием позитивного опыта (примера) успешной политической и экономической трансформации в соседних государствах (Украина, Россия, Молдова).


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».