Людмила Грязнова: Права человека в Беларуси - итоги 2014 года

Сложность ситуации с  правами  человека в Беларуси состоит в том, что  репрессивная практика отвечает интересам не только белорусской власти, но и российского режима.

В течение 2014 года  в области нарушений прав человека в Беларуси наблюдались различные процессы.

По одним параметрам,   репрессивное давление   оставалось жестким, как и ранее, по другим  - имело тенденцию к  ослаблению.  Частичное смягчение  репрессий  обусловлено событиями в Украине и как следствие  стремлением белорусской власти к нормализации отношений с Евросоюзом  и поиском понимания  внутри страны.  Сложность ситуации с  правами  человека в Беларуси состоит в том, что  репрессивная практика отвечает интересам не только белорусской власти, но и российского режима. В таком контексте может быть объяснима та или иная политическая подоплека    шоковых событий, время от времени случающихся в стране.

После двухлетнего периода, в течение которого не исполнялись смертные приговоры,  в этом году  нарушено   право на жизнь, трое  заключенных  казнены. Оставлен в силе смертный приговор в отношении одного заключенного. Павел Селюн  казнен, несмотря на то, что  в Комитете ООН по правам человека была  зарегистрирована его жалоба. Совпадение по времени исполнения смертного приговора с датой регистрации обращения в ООН  является вызовом международному сообществу и ведет к изоляции страны.

В контексте нарушений прав на защиту рассматриваются  так называемые громкие коррупционные дела. В социуме, где не развиты прозрачные рыночные и правовые нормы, чиновники и директора  также находятся под риском несправедливых  судебных процессов.  Резонансные  дела используются для устрашения номенклатуры и поддержания  рейтинга власти. Однако, чрезмерное давление на чиновников и директоров, проявляющееся в массовых нарушениях прав за защиту, имеет в Беларуси и   внешнеполитическое измерение. Необоснованные аресты, закрытые судебные процессы и несправедливые приговоры в отношении номенклатуры   подрывают стабильность в стране.

По-прежнему в стране ограничивается свобода слова. В отношении независимых журналистов в 2014 году были использованы такие средства, как  аресты (2), штрафы (19), предупреждения (6), задержания (8), обыски (2), вызовы в милицию, обыски, отказ в визе. Шоковое событие конца года -   арест военного аналитика Александра Алесина и предъявление  ему  обвинения в шпионаже.    Редакции независимых СМИ испытали такие  формы воздействия,   как лишение торгового знака  («Белсат»), отказ типографии в печати  («Свободные новости»), временное отключение некоторых интернет - ресурсов, отключение украинских телевизионных каналов (в Гомеле), закрытие книгарни «Логвинов»,  штрафы, выселение из помещения редакции газеты,   внесение поправок в закон о СМИ, приравнивающих интернет - ресурсы к печатным изданиям. Наибольшему давлению подверглись журналисты, работающие на «Белсате» и  «Радыё Рацыя». В региональном аспекте чаще фиксировались случаи нарушений свободы слова в Минске и западных областях.

В связи с событиями в Украине белорусская власть стала осознавать, что свободные СМИ выполняют важную роль в обеспечении информационной безопасности страны,     и поэтому давление на независимых журналистов  снизилось.

Деятельность гражданского общества ограничивается в стране длительными сроками заключения, увольнениями  с работы, исключениями из университетов, краткосрочными арестами, штрафами, обысками, беседами, вербовками и другими мерами.  За  последний год репрессивное давление в данном сегменте,  как по массовости, так и по остроте, в целом снизилось. С одной стороны, оппозиционное  сообщество сократилось  и  стало более осторожным.  С другой стороны, власть, осознав реальную  угрозу потери суверенитета, проявляет больше сдержанности, в частности - по отношению к культурным национальным инициативам.

В начале года по политическим причинам в тюрьмах и колониях  находились Николай Автухович, Алесь Беляцкий, Евгений Васькович, Андрей Гайдуков, Николай Дедок, Эдуард Лобов, Игорь Олиневич, Василий Парфенков, Артем Прокопенко, Николай Статкевич. Против них использовались провокации, помещали в шизо и одиночные камеры,  лишали свиданий, приравнивали к  злостным нарушителям режима. В течение года были освобождены   Николай Автухович, Андрей Гайдуков, Алесь Беляцкий, Василий Парфенков и Эдуард Лобов. Однако другие активисты - Андрей Бондаренко  и Михаил Жемчужный  - оказались за решеткой на длительный срок.  Арест и осуждение правозащитника Андрея Бондаренко на три года относится к разряду шоковых событий. Политзаключенных и  узников, лишенных свободы по политическим причинам,  в  течение 2014 года было от 10 до  7 человек,  в  2013 году  - от 14 до 9 человек, в 2012 году  их численность  доходила  до  17 человек.

В течение года  зафиксировано 105  краткосрочных арестов   гражданских  активистов (в 2013 году - 56, в 2012 году - 87). Возросшее  число  арестов  связано с проводимым в мае чемпионатом мира по хоккею, во время которого власть использовала превентивные действия против представителей оппозиционных молодежных организаций. Кроме традиционных акций - Дня  Воли и Чернобыльского шляха, обычно сопровождающихся арестами,  несколько активистов в этом году были посажены на сутки  в связи с антироссийскими протестами.  Почти все аресты были связаны с  акциями, происходящими в столице. 

В 2014 году по политическим причинам уволено 16 человек, в 2013 году -   20, в 2012 году – 22.  Больше всех за последние годы пострадали историки, в основном из Гродненского университета.  Данная мера также применялась  к некоторым активистам Свободного профсоюза Белорусского.

В течение 2014 года из университетов исключено по политическим причинам  3 студента,  в 2013 году таких случаев не было, в  2012 году  - 5 студентов. С одной стороны, в молодежных оппозиционных организациях, принимающих участие в протестных акциях, доля студентов, обучающихся в белорусских университетах, уменьшилась. Молодежные активисты  теперь учатся в  Польше по программе Калиновского. С другой стороны, власть все реже использует данную меру.

В течение года было вынесено 39 штрафов (в 2013 году – 43, в  2012 году – 73) за участие в политических,  социальных  и культурных акциях,  распространение печатных изданий,  нарушение правил превентивного  надзора.  Величина штрафов составляла  от 10 до 45 базовых величин.

В 2014 году зафиксировано приблизительно  132 случая, касающихся   других форм давления на гражданских  активистов  и независимые организации  (в 2013 году - 115, в 2012 году - 167 случаев). Активисты  задерживались на массовых акциях, предупреждались  за деятельность от  имени незарегистрированной организации,  с ними беседовали в милиции и прокуратуре, у них проводили обыски, против них возбуждались уголовные дела, были также единичные случаи избиения неизвестными и решение о депортации из страны. Независимые  организации не получали разрешений на   проведение   массовых мероприятий, им отказывали в аренде помещений.

Право граждан на смену правительство нарушено по всем показателям, начиная с формирования избирательных комиссий и кончая подсчетом голосов. Регресс в соблюдении избирательных прав очевиден – в сельские советы избрано только  три депутата, представляющих оппозиционную партию.

Реакция власти на международные расследования нарушений прав человека в течение года характеризовалась  большей   дипломатичностью. В итоге частично  откорректирован список невъездных белорусских чиновников в ЕС и продолжены белорусско-европейские консультации по упрощению визового режима. 


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».