АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Владимир Щербань: О нашей генетической памяти 2

О тех, кто не хочет быть ни героем, ни подонком - о наших матерях и отцах.

Владимир Щербань
Владимир Щербань, Белорусский театральный режиссер, режиссер "Свободного театра"
мнения автора
Трехсерийный немецкий фильм «Наши матери, наши отцы» про вторую мировую войну примечателен тем, что в нем сегодняшние немцы очень тактично пытаются убрать знак равенства между немцами и фашистами. Т.е они не отрицают историю, поэтому и рассказывают о своих предках, как о нормальных людях, которые оказались перед ненормальным выбором. Очевидная мысль, но у многих до сих пор вызывает негодование.

Вот, говорят, и российский мид выразил протест по поводу "искажения действительности".
Конечно, на данную тему эстетически мне ближе фильмы Германа, Тарковского, Климова, Шепитько, но у этого минисериала есть одно преимущество. Работы вышеперечисленных гениальных режиссеров на эмоциональном уровне воспринимаются как непереживаемый ужас войны.

Сериал же несется «галопом по европам» и показывает войну как несправедливый, но вполне переживаемый опыт. Мы же знаем, что, к счастью, все войны рано или поздно заканчиваются и все выжившие герои, равно как и все уцелевшие подонки, стоят перед одной простой дилеммой - как встроиться в мирную жизнь. Вот тут-то чаще всего истощенные герои и ломаются, а подонки, как правило, набирают общественный вес. Но я не об этом сейчас, а о тех, кто не хочет быть ни героем, ни подонком - о наших матерях и отцах. И о нашей генетической памяти.

Я воспринимаю свое детство как военное. Война была повсюду: в игрушках, на экранах, в учебниках, школьных линейках и государственных праздниках. В недалеком прошлом и ближайшем будущем. В рассказах ветеранов и конспектах о последовательности разрушительных волн при ядерном взрыве. Холодная война ведь тоже война, и, кстати, не такая уж она и холодная. Часто я просыпался среди ночи захлебываясь от слез, потому что во сне меня либо расстреляли, либо опять везли в концлагерь в темном, душном вагоне с сотней бритых наголо детей и взрослых. Тогда я не сомневался, что это немцы=фашисты, теперь же у меня нет стопроцентной уверенности.

Возможно, это передался мне опыт моего дедушки по материнской линии, которого сгноили в сталинских лагерях. Школьный учитель, от которого только и осталась, что полуразмытое, увеличенное до размеров портрета фото с паспорта. И о котором говорили редко и полушепотом.

- Так это немцы, немцы сделали? - вопрошал я взрослых. - Нет, это сделали плохие люди, - коротко отвечали мне. - Не наши, белые? - пытался я определить врага, но в ответ слышал только «плохие люди».

Ну а когда узнал, что бабушку спас немец, тут уж я и не знал, что спрашивать. Ну как спас, не расстрелял и спасибо ему за это. Немцы отступали и был приказ уничтожить местное население, что они и делали. И вот один юный немецкий солдат, вместо того, чтобы расстрелять юную украинскую девушку, затолкал ее в погреб и приказал тихо сидеть. Выражаясь мелодраматически, не писал бы я сейчас эти строки, если бы он оказался хорошим солдатом и выполнил приказ.

Мне кажется, что немецкий сериал «Наши матери, наши отцы» вот как раз про это. Про нас, короче.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».