АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Семен Букчин: Под звуки тюремного шансона

"Тюремная премия", конкурсы, номинанты, шансоны и прочие танцы – это дурной вкус и неуважение к памяти Франтишка Алехновича.

На недавней встрече писателей с Лукашенко жалобы были с писательской стороны: разнообразных премий мало, потому и литпроцесс вялый. Это, конечно, толстый намек на государственную заинтересованность. Но наше государство, в упор не видящее свои таланты, оно пока раскачается… Приходится изыскивать свои резервы.

И ведь можем, если захотим. Даже с определенным изыском. Вот даже «тюремная премия» появилась. Правда, официальное название у нее другое - «Литературная премия имени Франтишка Алехновича за произведения, написанные в заключении». Соответственно, есть список номинантов, жюри и прочая атрибутика. Афиша, размещенная в нашей свободолюбивой прессе, извещает, разумеется, на фоне каторжной железной цепи (ланцугоў), что программа вручения премии предусматривает “презентацию альбома тюремного шансона “Воронок”. И поет не кто-нибудь, а сам Змицер Вайтюшкевич. Наверное, и без шампанского не обошлось. И без речей соответствующих.

В общем, праздник с участием Насты Азарки, Алеся Беляцкого, Анатоля Михановца, Феликса Пекера, Ирины Халип и других достойных людей. Дипломы получили все, никто не обижен. И впору поздравлять лауреатов.

Но что-то мешает. Думается: вот Достоевский со своими “Записками из Мёртвого дома” сунулся бы в эту тусовку? Э, скажут мне, это запрещенный прием – тянуть сюда Достоевского. Еще и Солженицына, может, воспомните? Причем тут классики? У нас тут своя, маленькая, местная, скромная тюремно-литературная тусовочка. Так сказать, сбор друзей по несчастью, проявивших литературные способности.

Нет, это я как раз понимаю. Люди тусуются по разным интересам. А тут “американский опыт” объединил. Полагаю, что не нужно особо растолковывать, какую “американку” я имею в виду. И в самом деле, разве не благодаря этим описаниям мир узнал в подробностях, что такое современный застенок в Беларуси? Что такое здешние преследования борцов за свободу и демократию? И, в конце концов, почему не поощрить людей, прошедших через такое?

И против этого вроде сказать нечего. Но что же тогда? Отчего чувство неловкости от этого праздника? А вот отчего. От конкурсности и связанных с ней ощущений соревновательности, фестивальности и даже праздничности. Нет, я не к тому, что нужно ходить с каменными лицами, говорить трагическими голосами, рвать волосы и рыдать. Но ведь невольно получается, что вот есть разные литконкурсы – в области фантастики, детской литературы, женского романа и еще много чего. И вот в этот ряд вставлен конкурс на лучшую тюремную книгу. Дальше можно развивать идею до абсурда. Чтобы больше и лучше развивался этот жанр, следует приветствовать расширение арестов, поскольку будет больше авторов, больше книг про “американку” (расширительно, конечно, употребляю этот термин). Ну и, соответственно, больше лауреатов и премий. Прогресс ведь всюду нужно приветствовать.

Отсюда и рождается вопрос: хорошо ли соревноваться в таком виде литературы? Хорошо ли именовать авторов, подвергшихся арестам и преследованиям, номинантами? Проверьте себя на слух… Не режет?

Так что же – не замечать, не отмечать такие книги? Напротив – и замечать и отмечать. Особенно, если есть литературные достоинства. А не только за тему. Чтобы не было так: посидел – написал, и уже по одному этому герой и лауреат. Во всяком случае конкурсное шоу тут не уместно. Особенно на фоне трагической судьбы Франтишка Алехновича. Как ни крути, возникает стыдный элемент подсветки в ее суровых лучах.

Вообще возникает у нас уже некая тюремно-литературная субкультура.

Вы сидели? Нет? И книги у вас про это нет? Это вскоре может стать неприличным. И ты уже – морально, по крайней мере, -- отделен от этого тюремно-литературного круга. Там особые люди. У них свои песни. Для них пишет тюремный шансон “Воронок” сам Змицер Вайтюшкевич. На очереди “Воронковый балет”, “Американская опера”…

Но вроде и зубоскалить дальше на эту тему тоже неприлично.

То, что А.И. Федута составил антологию тюремных свидетельств последних лет, – это можно только приветствовать. Это памятник нашего времени. А вот дальше – конкурсы, номинанты, шансоны и прочие танцы – это дурной вкус и неуважение к памяти Франтишка Алехновича.

Так мне видится…


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».