Алесь Киркевич: Спокойной ночи, Зенон Станиславович 34

Ученые уверены: в случае хронических недосыпов происходит интоксикация мозга. А если ночи напролет искать шпионов – последствия могут оказаться необратимыми.

…Ночь выдалась суматошная. То и дело звонил телефон, товарищи по партии присылали факсы с копиями документов, длинными списками фамилий, имен, координат…

Накинув на плечи потертый кожаный плащ, Зенон навис над картой Минского района. Фаниполь, Держинск, Заславль, Червень… Некоторые пункты были отмечены бело-красно-белыми флажками, некоторые – красными галочками, названия иных и вовсе заштрихованы.

Светало. Сквозь рассохшиеся деревянные рамы во всем доме и открытую форточку прямо напротив стола в комнату предательски пробирался холод. Зенон еще больше закутался в плащ, жилистая рука потянулась к ручке подстаканника. Чай давно остыл.

- Слухаю ўважліва, - стареющий гений поднял с мраморного ложа с литыми деталями массивную телефонную трубку. По другую сторону такой же стариковский голос начал диктовать какие-то фамилии.

- Хвіліначку!

Зенон положил трубку на топографическую карту-километровку с подтеками чайной заварки в форме полукругов, резким движением опустил перо в чернильницу, метнулся вправо, влево, затем открыл первую попавшуюся книжку в твердой обложке из тех, что лежали на столе неровной стопкой, и начал что-то писать прямо на форзаце.

- Яшчэ раз… так, Дубавец, Вінаградаў… яшчэ хто? Дашэвіч… ДашКевіч? Дашкевіч. …угу …так …чакаю.

Бросив трубку, Зенон опустился в обитое кожей старое немецкое кресло с готической монограммой на спинке. “Хмм… Дашкевіч…” Прозрачные глаза гения смотрели куда-то вдаль сквозь двойные стекла, выкрученные ветки акации во дворе, утреннюю дымку тумана…

Звонок. На этот раз – мобильный телефон. Не вставая, привычным движением старик нажал на клавишу громкой связи.

- Зянон Станіслававіч, усё зроболена. Ну… як бы... Усё! Беларусь наша. 38 чалавек па Менску засталося. 10 па Віцебску. Бабруйск – 3… І так далей, я спісы выслаў. Вы… можаце ехаць!

- А Дашкевіч?

- І Дашкевіч – усё, таксама.

- …

- Мы чакаем, Зянон Станіслававіч.

- І Дубавец?

- Так, так.

- …

- Алё?

- Так… А вы… даеце мне гарантыі маёй бяспекі?

- У сэнсе?

- У прамым сэнсе.

- Мы…тут адныя, больш няма нікога. 116 чалавек па Беларусі засталося – усе з актыву КХП БНФ. Мы чакаем толькі на Вас.

- Я… я падумаю. Раніцай набяру.

- Палец маэстро снова нажал клавишу телефона, комната наполнилась тишиной. “Яны хочуць цябе надурыць… Табе падрыхтавалі пастку, Зянон, а ты павядзешся? Хмм”. Подтянув ворот плаща, гений еще глубже откинулся на стуле, съехав затылком на спинку с монограммой.

“Да Дзядоў трэ’ рыхтавацца, а там – паглядзім” – вывела на этот раз синим химическим карандашем стариковская рука на том же форзаце. Зенон захлопнул обложку с красной звездой, штыком и размашистыми строчными буквами на сером фоне: “Как закалялась сталь”.

Веки неустанно тяжелели... Еще бы, пять утра – опасное время даже для опытных ночников. За окном в глубине двора просыпались птицы, где-то за соседним домом послышался трамвайный шум, а лучик сонца уже пустил сквозь линзу окна первого зайчика на массивный чернильный прибор в стиле ампир. В Варшаве наступило утро.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».