АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Дмитрий Дашкевич: Виленские беседы. Час и пятьдесят девять минут 6

«Несвядомые», вся правда в том, что «язык» ватной беларусизаторки, как и многих других мерзостей – это язык наносной.

Дмитрий Дашкевич
Дмитрий Дашкевич, Лидер "Маладога фронту", белорусский оппозиционный политик

ПШ - это скала демократического движения, мой старый заочный знакомый и новый очный. ПШ - классный чел. Я с ПШ почти на «ты».

ПШ не любит мудишчева, и было даже – от него пострадал. ПШ честный и, как он видимо считает сам, последовательный. Но должен вас расстроить, все же, не очень последовательный. Только не судите строго ПШ! Проблема непоследовательности - это проблема многих и многих, и иногда, скажу правду, автора этих строк. Конечно, я бы написал и о себе, но оно как-то слишком – о себе писать. Поэтому я напишу про ПШ. Может, он, когда-нибудь, обо мне напишет.

– Эти «свядомые», – резанул он на издевательский шуриковский манер, – делают постоянную ошибку, ставя на язык. Я с другом спорю, который говорит мне как-то: «Если Лука будет по-белорусски, я ему прощаю все. И ты, ПШ, простишь «. А я говорю ему и всем вам, «свядомые», не прощу я! Саня - злодей, и злодеев для меня останется до смерти. До его смерти... А вообще, не прошло ли время языков? Вон в Украине: большинство воинов АТО – русскоязычные от командиров батальонов до рядовых солдат.

ПШ говорил вдохновенно – говорить он умеет. И о ватной беларусизаторке рассказывал, и о ее сотоварищах. Но иногда бывает, и мне палец в рот не клади. А ПШ положил – и я цапнул. Палец. Не знаю, откусил ли, но немного пожевал. Здесь приводить дискуссию нашу нет ни места, ни времени – и поэтому выскажу свое скромное обобщенное мнение, учитывая и распространенные непоследовательности ПШ.

Во-первых, язык, и действительно, не самое главное в этом мире, о чем уже приходилось писать в одной из своих статей «Правда или язык». Но, «несвядомые», у каждой медали имеется две стороны. И другая сторона нашей медали – язык.

Да, ватная беларусизаторка – это редкой марки мерзость, ведь если ты предатель, подлец или лжец, то на каком языке ты не разговаривай – ты предатель, подлец и лжец. Но, «несвядомые», вся правда в том, что «язык» ватной беларусизаторки, как и многих других мерзостей – это язык наносной. Ватная лицемерка и ей подобные не говорят и никогда не разговаривали на беларуском всегда и везде. Была бы ватная беларусизаторка ватницей, если бы разговаривала по-беларуски со своими коллегами-лицемерами? Был бы «проффесор» «проффесором», если бы говорил по-украински в своей администрации и со своим ордынским хозяином? Но для лжецов национальный язык – это всего лишь средство шакалу нацепить шкуру своей жертвы.

Да, многие воины с российским террором русскоязычные. Но и здесь имеется другая сторона медали: нужно ли было бы им воевать, если бы все они и их семьи говорили по-украински? Кого пришли бы «освобождать» российские шовинисты, если бы Украина была украиноязычной? И как подтверждение этих моих слов говорит Татьяна Черновол, которая свидетельствует, что жертва ее мужа своей жизнью – это такого же рода жертва, как начать в Украине говорить по-украински. И вы только вдумайтесь в эту до ужаса правду:

«И если кто-то отдаёт свою жизнь, другим людям легче отдать другую жертву – знаете, им нужно просто выучить украинский язык. Это также время, это тоже жертва. Поверьте, после того, как наши ребята погибли за Украину, кому-то будет легче выучить украинский язык или обучить ему своих детей».

«Нясвядомые», дорогой друг ПШ, вам нужны ещё свидетельства?

Язык – это хорошо, соглашается ПШ и многие русскоязычные патриоты «матчынай мовы». Но имеют 100 отмазок для того, чтобы на ней не разговаривать: плохо знаю, не хочу коверкать, не люблю навязывания, у меня папа русский, у меня мама полька, давно учился в школе, я немного глупый, я не совсем умный etc, etc, etc...

Оно-то все так – и папа может быть россиянином (как он был россияном у Мулявина или Некляева), и не совсем умным можно быть, но есть самая основная правда о том, почему ПШ и другие не хотят перейти на беларуский язык (даже в кругу беларускоязычных!) – эти люди ужасно комплексуют.

Почему бы, зная беларуский язык (минимум по полжизни тут живя не знать язык они не могут – только при наличии медицинского диагноза) не поговорить по-беларуски хотя бы в кругу беларускоязычных? Только потому, что это стопроцентный комплекс. Комплексуют все: комплексует великий журналист и правдоискатель ПШ, комплексует великая писательница и вечная номинантка на»Нобеля», ой, люди добрые, обернитесь, кто только не комплексует!

Наверное, меньше всех комплексует главный беларуский писатель, которому нужно только 2 часа в кругу беларускоязычных, чтобы полностью перейти на родной язык. Я вспомнил об этом и подумал: может, надо было поговорить с ПШ 2 часа? А ведь я поговорил только 1:59 – я должен был бежать. А если бы мы пообщались 2 часа, ПШ преодолел бы комплекс, перешел бы на язык народа, которому служит? Я 100 проц знаю: ПШ не хуже главного писателя, ПШ перешел бы. Следующий раз буду говорить с ним 2 часа ровно.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».