Татьяна Новикова: Нужно ли вести диалог с Путиным? 8

Агрессия Путина вызвана экономическими причинами, но не желанием поднять экономику, а ее крахом.

Татьяна Новикова
Татьяна Новикова, Спецдоклачик Национальной платформы Гражданского общества Беларуси по Украине

Что делал бы я, будь я Путиным?

Этот вопрос кому-то может показаться оскорбительным, но именно с ответа на него должно стать понятно, какие действия приведут, а какие не приведут к прекращению войны в Украине.

С подачи Financial Times в мире заговорили о путинской гибридной войне, о том, что она готовилась заранее, что в ней задействованы различные механизмы, включая экономические и информационные.

На этих двух механизмах хотелось бы сосредоточить внимание, поскольку одним из ключевых вопросов является вопрос их эффективности.

Способны ли экономические санкции остановить путинскую агрессию?

Война Японии с США в середине прошлого века начиналась, в том числе, с экономической аргументации. Тогда в Японии думали, что войны - с Китаем и США - смогут поднять экономику. Их предвоенная пропаганда утверждала, что именно победа Японии над Россией в начале прошлого века способствовала экономическому подъему страны.

В наше время это тоже один из аргументов ведения войны. Бои за нефтяные месторождения (Ирак, Чечня) и другие ресурсы обусловлены именно экономически.

Есть ли у России экономический стимул для войны с Украиной?

Если не стимул, то ряд экономических причин путинской агрессии: ВПК, транзит нефти, нефтепереработка, соглашение с ЕС, которое якобы закрывает для России украинский рынок.

Но реальные ли это экономические причины?

Европейский рынок для России открыт, и она не производит на экспорт продовольствия в значимых количествах. К тому же РФ вступила в ВТО, что открывает для нее ряд аналогичных возможностей.

Что касается украинского ВПК - он не уникален, является зеркалом российского, поскольку закладывался в советское время, когда из соображений военного характера украинские и белорусские предприятия ВПК являлись дублями российских. Иными словами, для России потеря украинской части ВПК экономически не настолько существенна, насколько потери от санкций и других рисков в случае открытой войны и разрыва дипломатических отношений - например, от прекращения транзита российского газа.

С другой стороны, современная экономика глобальна и не существует абсолютно российских машин, агрегатов и систем. Пресловутый российский атом на поверку далеко не российского происхождения. Элементную базу для систем безопасности российских АЭС делают либо в Харькове, либо используют "Сименз".

Если российский международный бизнес -а атомная отрасль является отраслью двойного назначения -окажется под санкциями, то сможет ли он выжить?

Сравнимы ли потери с доходами, которые Путин получит от торговли оружием?

Безусловно, нет.

Очевидно, война не приведет к подъему российской экономики, а только к ее глубокому упадку.

Понимает ли это Путин?

Думаю, да. Его агрессия вызвана экономическими причинами, но не желанием поднять экономику, а ее крахом. Коррупция и тоталитарный стиль управления завели Россию в экономический тупик настолько беспросветный, что выходом из него могла стать только война.

Пожар призван скрыть следы прошлых экономических преступлений. И смогут ли рычаги экономического давления остановить этот пожар? Пожар ведь тушат не санкциями, а действиями.

Что же будет с Россией после очередного раунда санкций?

Последует ли финансовый спад, который, возможно, приведет к тому, что у Путина закончатся деньги на войну в Украине?

И вот тут давайте представим, что мы на месте Путина. Конфликт набирает градус и нужны серьезные аргументы для прекращения боевых действий. Механизм санкций запущен, и Запад в ближайшие месяцы вряд ли пересмотрит свою политику.

Если сейчас, к примеру, побоявшись санкций, отвести российские войска и "сдать" ДНР с ЛНР, то война закончится, но не останется механизмов влияния на ситуацию, и отмена санкций уже не спасет российскую экономику.

То есть у Путина должны быть очень серьезные аргументы для прекращения войны. И они, в первую очередь, политические, а не экономические.

Такими аргументами могут быть любые политически значимые жесты - от изменений в тексте Cоглашения ЕС и Украины до отказа Украины вступать в НАТО.

Но только захочет ли Украина сейчас договариваться с Путиным подобным образом?

Наверное, это было бы самым лучшим разрешением ситуации, ведь самое страшное происходит сейчас - гибнут тысячи человек, включая мирных жителей и детей, сотни тысяч покидают свои дома, Россия захлебывается в пропагандистской истерике. Что может быть хуже?

Но Путин уже показал, на что он готов ради победы - он с легкостью вырывает у россиянина изо рта кусок сыра и креветку. А его подданный молча сглатывает слюну: "Ради "победы".

Россиянин в очередной раз сглотнет слюну, если война придет на его землю. Земли много и "русские не сдаются!" Этот раскрутившийся маховик сейчас еще не может быть остановлен протестами россиян. Протесты будут эффективны только когда дом догорит. Именно поэтому Путину нужна затяжная кровопролитная война.

Так какими же должны быть санкции для прекращения этого процесса?

Вспомним Россию лет пять тому назад. Она была повернута к Западу и даже вступила в ВТО. Выходом для России мог бы стать такой же кульбит - от конфронтации к диалогу, и даже к подписанию соглашения с ЕС, подобного подписанному с Украиной.

Почему теперь Россия не может вернуться к дружбе с Америкой и Европой? Ведь такая дружба приносила России дивиденды, а иногда и чистые деньги – вспомним программы ВОУ-НОУ и прочие, связанные с нераспространением урана.

Все очень просто - прозападная политика Путина была нужна не для того, чтобы установить с Западом долгие партнерские отношения. Это была видимость добропорядочности. Чисто геополитическая, за фасадом которой - выгодные российскому олигархату договоры и контракты, которые сам он, вместе с Путиным, не в состоянии обеспечить. Это не гипотезы. Яркий пример: политика госкорпорации "Росатом" на протяжении последнего десятилетия - экономически безответственная, но выгодная отдельным лицам.

Так что же делать с такой Россией?

Санкции, безусловно, необходимы. И отключать Россию от SWIFT надо было с первым появлением "зеленых человечков" в Крыму. Экономическое давление по своей силе должно превосходить действие, но сейчас оно даже не равно ему. Санкции запаздывают.

Ситуация пока идет по путинскому сценарию, поэтому стоит готовиться к долгой и выматывающей войне, а уж на ее пепелище – будет ли жив к этому времени Путин или умрет от старости, – на этом пепелище кто-то заговорит о капитуляции первым, у кого не останется денег на изготовление взрывчатки и патронов. Это будет хорошо тем, что коррумпированная диктатура рухнет, и АЭС не построят. Но это будет чудовищно, поскольку пострадают и погибнут миллионы людей.

Нужно ли вести диалог с Путиным?

Безусловно, но с более жестких позиций. Причем эта жесткость должна заключаться не в отказе изменить текст соглашения с ЕС или декларировании вступления Украины в НАТО. Жесткость нужна в применении чувствительных экономических мер в ответ на конкретные действия.

Все не сложно в теории. Сложно на практике, ведь экономические мотивы есть не только у российских олигархов.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».