АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Людмила Грязнова: Двойная подоплека 4

Анализ хроники нарушений прав человека в Беларуси за апрель-июнь 2014.

В апреле оставлены без изменений два смертных приговора и один смертный приговор приведен к исполнению. Данные события, имеющие внутриполитический и внешнеполитический контексты, используются в качестве устрашения населения, сохранения статус-кво в стране и международной изоляции Беларуси. В современных постсоветских условиях, относительно открытого медийного пространства информация о смертном приговоре действует на общество также парализующе, как публичная казнь в средневековом городе. Как отмечают белорусские аналитики, данные события у нас совпадают с налаживанием отношений с Западом. Как только белорусская власть выходит на позитивные договоренности с европейцами, в результате которых укрепляется суверенитет страны и преодолевается ее изоляция, появляется информация об очередном смертном приговоре. Естественно европейские политики, чувствительные к проблеме смертной казни, всякий раз включают красный свет в переговорах с белорусской стороной. Неоднократные совпадения информации о смертном приговоре и началом выстраивания очередного европейского диалога наводят на мысль, что смертная казнь и информация, связанная с ней, используется теми силами, которые не заинтересованы в полноценном международном статусе Беларуси и преодолении ее вассального положения.

В медийном пространстве власть в последнее время действует достаточно мягко. За три месяца, с апреля по июль, зафиксировано 11 фактов давления на независимых журналистов, большая часть которых обусловлена их работой на иностранные СМИ без аккредитации. С одной стороны, независимое медийное поле в результате предшествующих многолетних репрессий сужено и уже не так влияет на гражданскую активность в стране, как ранее. Властям поэтому нет необходимости жестко и массово действовать против независимых журналистов. С другой стороны, свободные СМИ, доносящие правдивую информацию и не занимающиеся пропагандой, выполняют важную роль в обеспечении информационной безопасности страны. События в Украине заставили белорусскую власть задуматься и, скорее всего, вызвали смягчение позиций в данной сфере. Однако здесь появляется другая реальная угроза, угроза как для граждан, так и для власти, невидимое втягивание независимых источников информации в орбиту российских интересов. Причем ставка делается на крупнейшие оппозиционные белорусские СМИ, аудитория которых наиболее значима и чье переподчинение может дать максимальный результат для кремлевских политтехнологов.

Важнейшей опорой авторитарной власти в Беларуси является номенклатурная вертикаль. Огосударствленная малая экономика, в значительной степени работающая на внешний российский рынок, в соединении с функционирующим чиновничьим аппаратом в течение нескольких десятилетий обеспечивают относительно стабильную политическую и социальную ситуацию в стране. Ощутимое давление на директоров госпредприятий и крупнейших чиновников в последние месяцы, выразившееся в громких арестах, судебных процессах и тюремных сроках опальных представителей номенклатуры, может иметь двойную подоплеку, как и все нарушения прав человека в республике, не ставшей на путь самостоятельного развития. Местная авторитарная власть, таким образом, поддерживает свой рейтинг, предъявляя электорату виновников тех или иных неурядиц, демонстрирует образ борца с коррупцией - особенно чувствительной проблемы на фоне украинских событий. Кроме внутренней потребности - время от времени возвращаться к теме коррупции - чрезмерное давление на номенклатуру, проявляющееся в массовых нарушениях права за защиту, имеет также и внешнеполитический контекст. Несправедливые аресты, судебные процессы и приговоры могут ослабить существующую власти и подорвать стабильность в стране. В чьих интересах проводится такая политика - сегодня говорит пример Украины.

Деятельность оппозиционного сообщества сдерживается властью с помощью испытанных годами приемов – длительных сроков заключения, возбуждения уголовных дел, увольнения с работы, исключения из университета, краткосрочных арестов, штрафов, обысков, бесед и вербовок. В последние годы репрессивное давление здесь, как по массовости, так и по остроте, снизилось, поскольку, во-первых, оппозиционное поле в силу разных причин значительно сузилось, во-вторых, основными инструментами управления постсоветского общества избраны другие технологии - шоковые и манипулятивные. “Назидательная порка” самых продвинутых граждан выполняет теперь второстепенную роль в удержании общества в покорном состоянии.

Репрессивные действия в данной сфере в основном осуществляются для геттоизации оппозиции и в конъюнктурных внешнеполитических интересах власти. Освобождения из тюрем Николая Автуховича и Алеся Беляцкого, случившиеся в течение последних трех месяцев, свидетельствуют, прежде всего, о размораживании отношений с западным сообществом и стремлении властей сбалансировать внешнюю политику, приобретшую ныне опасный крен в восточном направлении.

По остальным параметрам репрессивной практики, кроме краткосрочных арестов, никаких существенных изменений по сравнению с предыдущими тремя месяцами и сопоставимым периодом прошлого года не произошло. В апреле-июне 2014 года зафиксировано 40 арестов (в январе - марте 2014 года - 26 арестов, в апреле-июне 2013 года - 11 арестов). В апреле-июне 2014 года - 1 увольнение с работы (в январе - марте 2014 года - 5, в апреле-июне 2013 года - 3). В апреле-июне 2014 года - 2 исключения из университета (в январе - марте 2014 года - 1, в апреле-июне 2013 года - не было исключений). В апреле-июне 2014 года - 6 штрафов (в январе - марте 2014 года - 9, в апреле-июне 2013 года - 7). В апреле-июне 2014 года зафиксировано 16 случаев применения других форм давлений (в январе - марте 2014 года - 27, в апреле-июне 2013 года - 14).

Если рассматривать деятельность демократических пробелорусских сил за пределами страны, в частности, ситуацию в Европейском гуманитарном университете в Вильнюсе, то увольнения и недопущения к конкурсу известных профессоров, в том числе Максима Жбанкова, могут быть следствием не только проблем управления в университете. Подготовка современных белорусских гуманитариев, национально и демократически ориентированных, не совпадают традиционным и проимперским политическим курсом. Длительность и острота внутриуниверситетского конфликта, вытолкнувшего за пределы кафедр активных профессионалов, свидетельствуют о том, что права преподавателей там нарушаются по политическим причинам.

Реакция власти на международные расследования нарушений прав человека за прошедшие три месяца характеризовалась достаточной сдержанностью. Несколько западных общественных деятелей и журналистов не получили возможности въезда в Беларусь. МИД выразил надежду на конструктивное сотрудничество с вновь назначенным специальным докладчиком по Беларуси Парламентской ассамблеи Совета Европы, итальянским депутатом Андреа Ригони. Относительно спецдокладчика ООН по правам человека в Беларуси Миклоша Харашти вновь прозвучали довольно резкие оценки. Его мандат официальным Минском не признается.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».