АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Лариса Насанович: Достаточно ли электората у Лукашенко? 25

При появлении такого альтернативного кандидата, реальная электоральная база нынешнего президента окажется не более 30 процентов.

Знаю людей, не имеющих отношения к политике, которые при упоминании фамилии главы нашего государства, хмурятся или произносят негативный эпитет.

Знаю людей - и их становится все больше, которые просто не хотят ничего слышать о нынешнем президенте, не хотят слышать даже его голос - выключают телевизор, когда он начинает говорить с экрана. Всячески отгораживают свое сознание от него, пытаются жить так, как будто они и этот человек находятся в разных реальностях.

Знаю людей, которые свое недовольство нынешней властью и тем, что творится в стране, стараются скрыть под маской равнодушия.

Знаю тех, кто психологически пытается принять то, что происходит в государстве, уговаривая себя, что во всем нужно видеть и хорошие стороны, а позитивные мысли и притягивают в жизнь позитив. Последние в этих своих рассуждениях больше правы, чем неправы. Но только вот сила убеждения себя у них нередко недостаточна, а действительность, не успевшая или не пожелавшая перемениться от их аффирмаций, порой вгоняет этих людей в тоску и депрессию.

Знаю тех, кто, устав от несправедливости, страха, зависимости, обмана, и не видя физической альтернативы, способной что-то изменить, перенесли точку опоры исключительно на веру в Бога и его Волю. Полагая, что только Творец может что-то поменять в стране и в их жизни в лучшую светлую сторону.

Кстати, то, что поклониться Дарам Волхвов в Минске, несмотря на большие морозы и длительное ожидание в очередях на морозе, пришли и приехали из разных городов более полумиллиона человек, на мой взгляд, опосредованно свидетельствует не только о религиозности этих людей, но и о наличии явного неблагополучия в жизни страны. Надежда остается только на Бога? В Москве, к примеру, при достаточно теплой погоде по официальным источникам, поклониться Дарам пришло на сто с лишним тысяч меньше.

Знаю женщину, которая в компании за праздничным столом, когда в адрес Лукашенко некоторые стали метать критические стрелы, попросила прекратить этот разговор. Она опасалась, что вдруг о разговоре станет известно на стороне, и у ее детей с небольшими должностями будут неприятности от того, что мать присутствовала при подобных вольностях.

Из моих знакомых трое еще в начале 2011 были ярыми поклонниками Александра Григорьевича. Но потом один из них, отличный профессионал, по причине своей словесной критики руководства предприятия, потерял работу. После того, как его обращение к президенту не помогло восстановить попранную, на его взгляд, справедливость, и его на работу так и не вернули, он стал едва ли не открытым оппозиционером, заявив, что больше за Лукашенко голосовать не будет.

Вторая из этих трех – пожилая женщина – всерьез разобиделась на нынешнего главу государства после того, как ей пришлось в срочном порядке и за большие деньги приватизировать квартиру, заработанную многолетним трудом при советской власти.

У третьей в 2011 году уехала за границу дочь, вышла там замуж , пригласила погостить маму. Мама вернулась ошеломленная, заявила, что она до этого ничего не понимала, не понимала, как мы отстали, и как хорошо, что дочь не здесь, а там. Спросила, будут ли достойные кандидатуры на следующих президентских выборах.

Во время прошлых президентских выборов я в качестве наблюдателя присутствовала на выездном голосовании по месту жительства избирателей. Слышала: некоторые пожилые люди в открытую говорили о том, что отдают голос за Лукашенко. Слышала и другое: престарелые избиратели просили кого-то из внуков или детей указать им строчку, чтобы поставить птичку за Некляева, или Санникова, или Статкевича…

В 2010 году я своими глазами видела при подсчете голосов на участке для голосования большие стопки бюллетеней за альтернативных кандидатов. На мой взгляд, коль эти стопки все сложить, явно бы перевесили стопку за действующего президента. К примеру, за Некляева замечательно большая стопочка была. Но по результатам голосования, ее и вовсе как бы не было. Перепроверять никто не стал, даже после жалобы в прокуратуру.

Воды много утекло после тех событий. Жить стало народу отнюдь не лучше и веселей. И усиления доверия к власти вроде не наблюдается. К оппозиции, объективно признаем, тоже. Правда, оппозицию трудно обвинить в том, цены галопируют, новые налоги и увеличение оплаты за услуги, как грибы после дождичка, зарплаты все чаще задерживают. Все больше «нельзя» и все меньше «можно» в плане гражданских свобод. А на фоне этого - коррупция, злоупотребления. И, вообще, ужас, что творится, - как говорит одна из моих соседок по дому.

К чему это я все? Да вот прочла, что основатель НИСЭПИ Олег Манаев считает, что у Александра Лукашенко достаточно электоральной базы для победы на выборах 2015 года, и удивилась: неужели, действительно, достаточно? Вспомнила еще, как некоторые из тех моих знакомых, которым при нынешней власти живется в общем плане неплохо, по крайней мере, в достатке, в кулуарах говорят, что да, хотелось бы уже главное лицо с другой фамилией. Сменяемость должна быть.

На мой взгляд, определенный реальный электорат у действующего президента без сомнения будет – люди при власти, высоких должностях, их семьи, часть пенсионеров. Проголосует за Лукашенко скорее всего и определенная часть колеблющихся – но это если на фоне его кандидатуры, другие будут выглядеть слишком блеклыми и невыразительными. Проголосует некоторая часть наемных работников.. Однако, наберется ли из всех этих категорий больше 50-ти процентов избирателей?

Недавно знакомая рассказала характерный эпизод: она разговаривала с приятельницей на улице об ухудшении жизни и фона жизни в стране, а спутница ее приятельницы вначале им поддакивала, но когда услышала фамилию президента, вознегодовала:

- Что вы все вяжетесь к этому несчастному человеку? Наш президент делает для народа все, что может, но, то бестолковые чиновники, то коррупционеры ему постоянно мешают, - заявила она.

- Так и назвала его несчастным? – усомнилась я.

- Именно так. Жалеет, наверное, его.

Подобные этой бесхитростной женщине, считающие, что президенту в заботе о народе мешает даже собственная вертикаль, за него пока готовы проголосовать. Правда… Это спонтанно выскочившее из нее определение «несчастный» - не косвенное ли свидетельство того, что даже такие, как эта избирательница, уже признают: их избранник не справляется с управлением, хотя и старается, в стране не так, как надо? И вполне может быть, что если появится яркий, внушающий доверие, кандидат – альтернатива, то они своего нынешнего кумира, возможно, с сочувствием в душе, но отодвинут в сторону.

Даже если исходить из того, что исследования НИСЭПИ стопроцентно отражают действительную картину предпочтений и настроений электората, трудно согласиться с мнением Олега Манаева, что у Александра Лукашенко определенно достаточно избирателей, чтобы реально выиграть следующие президентские выборы - набрать более 50- ти процентов голосов. Согласно данным НИСЭПИ, в сентябре 2013 года, электоральный рейтинг Лукашенко был одним из самых высоких за последние годы и дотянул до планки 42,6 процента ( в декабре 2013 г. - 34,8 процента). Но только 18,4 процента, из этих 42, 6 процента, заявили о том, что полностью разделяют взгляды президента, а 14 процентов отметили, что поддерживают его за неимением других достойных кандидатур. То есть эти 14 процентов практически подтвердили, что в значительной степени не являются именно электоратом Лукашенко. И даже больше – они ждут появления другого. Естественно, того, кто по сравнению с нынешним, покажется им лучшим. Последние декабрьские опросы населения социологами этого института, кстати, показали, что доверяет Лукашенко только 37,7 процента из опрошенных, а не доверяет почти на 10 процентов больше – 47,5 процента.

Из всех этих расчетов на основе данных НИСЭПИ получается: при появлении яркой альтернативы, человека, которого примут избиратели не только рассудком, но, главное, сердцем, - укоренившийся фатализм в настроении белорусов, их неверие в перемены можно расшатать, затронув их души, - при появлении такого альтернативного кандидата, реальная электоральная база нынешнего президента окажется не более 30 процентов.

Вопрос – где взять такого кандидата? В принципе, чтобы иметь возможность на хорошую раскрутку, он должен был появиться уже вчера. Но никак не за месяц-два до очередных выборов. Одна из причин поражения на прошлых президентских выборах, на мой взгляд, в том, что альтернативные кандидаты заявили о себе слишком поздно. Достаточное количество избирателей не успело никого из них, что называется, глубинно принять, привести в президенты на уровне своих чувств уже хотя бы к началу избирательной кампании. Возможно, тогда бы и реакция на официальный итог выборов была бы у большого количества людей качественно иной, или бы сам итог выборов был бы другим.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».