АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Павел Усов: Пять уроков украинской революции 23

Несмотря на то, что мы живем во время информационных технологий и всеобщего образования, сущность авторитарной власти остается прежней: бесмысленно жестокой, беспощадной, жадной.

Кажется, что волна революционного вдохновения в Украине идет на спад. Усталость характерна как для любого физического тела, так и общественных масс, отсутствие же практических эффектов в политическом процессе углубляет усталость. Основы политического режима в Украине остались несокрушенными, Янукович удержал власть, а революция не может длиться вечно, ее успех в стремительности и бескомпромисности. Все же иногда следует вспоминать уроки 1917 года и слова Ленина: «промедление смерти подобно». 

Время всегда играет не на стороне тех, кто борется против тиранов: нерешительность протестующих – это их слабость, которая придает уверенность тем, кто удерживает власть. И это урок первый. 

События в Киеве показали, что количество протестующих совсем не означает победу и падение режима. В сознании оппозиции на всем постсоветском пространстве существует ошибочное представление о том, что достаточно вывести на улицу несколько сот тысяч человек (в белорусском варианте 100 тысяч), как все вопросы будут автоматически решены. Но если на площадь выйдет 100 тысяч овечек, а не 100 тысяч зубров, чтобы противостоять льву, то тысячи станут лёгкой добычей для последнего. Успех революции не в количестве выведенных на площадь людей, но в качественном изменении политической ситуации в данном моменте. Этими качественными изменениями являются: реальные уступки властей, а не громкие обещания «разобраться» или провести всесторонний диалог. 

Продвижение революции выражается в непосредственном захвате различных символов и пространства власти, что постепенно и ведет к свержению режима. Целостность и эффективность власти основывается на способности не только подавлять протесты, но защищать собственные символы и пространство, которое состоит из административных зданий, парламента, почты, вокзалов, телевидения, тюрем. Все эти объекты имеют не только практическое значение, такое как обеспечение коммуникации и координации действий, но и психологическое. Потеря контроля над этими символами, их переход в руки революционеров, подчеркивает слабость режима и наделяет протестующих новым статусом, делает их равноценными правителям. Ключевым моментом во Французской революции было взятие Бастилии 14 июля 1789 года как символа силы и гегемонии абсолютизма. Также успехи революций в Грузии в 2003, Киргизии в 2005, Молдове в 2009, во многом зависели от взятия административных зданий - «храмов» власти. В ходе выступлений в Киеве демонстрантам удалось захватить городскую Раду и Дом профсоюзов, однако возможность развить успех остаётся под вопросом. В целом же украинская власть смогла защитить свое политическое пространство, протестующим же остается лишь пытаться удерживать свое - Майдан, но в скором времени и он опустеет. В ближайшей перспективе режим Януковича начнет собственное наступление на Майдан, как символ независимости народа. И это урок второй. 

Урок третий заключается в понимании того, что любую революцию можно заболтать. Как только действия начинают переходить в слова, а лидеры становятся спикерами - бунт умирает. Не нужно на Площади говорить: «мы пришли, чтобы свергнуть тиранию», нужно идти и свергать ее. Как можно говорить, что властители боятся народа, если они продолжают им править. Попытки оппозиции проводить решения через Верховную Раду, обладая силой Площади, были большой ошибкой. Это сковало энергию протеста и дало власти передышку. При революции обсуждается исключительно вопрос сдачи власти. О чем можно договариваться с тем, кого собираешься свергнуть? Как можно стоять с ломом в руках у двери злодея и спрашивать у него: «можно ли войти»? Поэтому никогда нельзя верить обещаниям и заверениям тиранов, стоящим на краю гибели, но удерживающим власть.  Это урок четвертый. 

Приходится часто слышать, что революция – это негативное явление, так как она не обходится без кровопролития. Но не от того ли происходят революции, что тиранические режимы регулярно проливают кровь своих подданных? Тирания строится на крови и жертвах, на то она и тирания. Тираны пожирают даже самых близких, так поступали древние боги, тут можно вспомнить Крона, так поступают нынешние властители, как например Ким Чен Ун, бросивший на растерзание псам своего дядю. И чем более кровавая тирания, тем больше крови приходиться проливать, стремясь освободиться от нее. Даже когда тирании рушатся в силу ли естественных причин или же вследствие социальных взрывов, они погребают под своими руинами сотни невинных граждан. Выбор не так уж и прост: нужно либо избегать революционных бунтов и жесткого противостояния с властью, ожидая ее эволюции, что означает дать ей возможность и дальше править, опираясь на штыки. Либо пойти на жертвы, чтобы остановить кровопролитие. Увы, как борьба с авторитаризмом, так и примирение с ним так или иначе приводит к жертвам. В свою очередь, начать бунт и остановиться на полпути, не закончить его свержением власти, означает дать повод последней продолжать или углублять репрессии против населения, осмелившегося поднять руку на тирана. Понятно, что Майдан 2013 года не был спланированным действием, а скорее спонтанной реакцией населения на произвол властей, но этой реакцией попытались управлять и направлять, институциализировать ее, превратить в затянутый политический процесс, вместо того, чтобы рушить ею государственную власть. Как результат, революция свелась к площадному стоянию, энергия протеста иссякла. Режиму Януковича нужно только потерпеть, пока площадь окончательно разберут на оппозиционные структуры и комитеты, после чего можно будет начать окончательную зачистку. И можно быть уверенным в том, что он это сделает. И это урок пятый.

Несмотря на то, что мы живем в другое время - время информационных технологий, всеобщего образования, сущность авторитарной власти остается прежней: бесмысленно жестокой, беспощадной, жадной. Цивилизационное развитие укрощает революцию, лишает ее радикализма и брутальности, обуздывает гнев народа, но оно не делает тиранов, диктаторов, автократоров менее жестокими. Потому что такова природа человека вышедшего за грань дозволенного. Власть тирана нельзя ограничить, с ним невозможно договориться – его можно только свергнуть. Имея возможность устранить зловластителя, но позволить ему сохранить власть, означает навлечь немыслимые беды на общество и страну.



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».