Андрей Суздальцев: Украинский балет 9

Развертывание событий в Киеве предлагает нам ремейк первого советского фильма ужасов "Вий" по повести Гоголя.

События в соседней Украине начинают приобретать характер современного украинского эпоса, переформатированного в многосерийный исторический сериал, перенасыщенный политическими кошмарами и страхами.

Развертывание событий в Киеве предлагает нам ремейк первого советского фильма ужасов «Вий» по повести Н.В. Гоголя, написанной в своё время на базе украинского фольклора. Изменения в новом сценарии могут носить незначительный характер: в роли бурсака Хомы Брута – В. Янукович, читающий ночами за кафедрой в церкви Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, периодически увертываясь при этом от летающей в голубом гробу со звездами Панночки – Юлии Тимошенко. Было бы несправедливо не дать в ремейке выйти на политическую сцены и многочисленным упырям и вурдалакам, окруживших Хому с явным желанием испортить ему настроение, отобрать Соглашение и напиться януковичской крови, часть которой, как говорят, белорусского происхождения. Вия, появившегося в нужный момент с воплем «Поднимите мне веки!» вполне с успехом мог бы подменить М. Баррозу, грозно указующего перстом в сторону «предателя» Януковича. С первым криком петуха с Майдана и прибытием почтового голубя из МВФ, все поют и танцуют «Гопак» в балетных пачках.

Гигантская мистификация

Майдан, представляя из себя уголок Евросоюза в центре украинской столицы, неуклонно идет к закату, явно и неявно стараясь приноровиться к европейскому расписанию – уже с понедельника 23 декабря жизнь всех структур и институтов Евросоюза замирает на рождественские каникулы. Так что появление на Майдане в начале завершившейся недели высоких представителей ЕС, которые после встреч с политическими противниками, приступили к традиционному и хорошо им знакомому политическому посредничеству, вполне объяснимо – время для решения проблемы с официальным Киевом, который на последнем этапе подготовки саммита в Вильнюсе вдруг вышел из игры, закончилось.

Тем более, что три недели непрерывного Майдана представили Брюсселю прекрасную возможность для достижения нескольких целей:

- Майдан позволил смикшировать провал европейской бюрократии, не удержавшей украинское руководство в «коридоре», ведущем к подписанию Соглашения об ассоциации с ЕС, т.е. фактически Майдан выполнил роль белорусской Площади 19 декабря 2010 г., в той же степени прикрывшей провал Германии, Польши и Литвы по перетягиванию А. Лукашенко в преддверии выборов по другую сторону геополитического раскола между Востоком и Западом;

- Майдан, демонстрируя по всем мировым каналам отчаянную решимость солидной части украинского политического класса ввести свою страну в зону европейской интеграции, позволил поднять статус и имидж европейской интеграции в самом Евросоюзе, чем заставил слегка приутихнуть евроскептиков;

- Майдан, ограничив геополитическое маневрирование официального Минска, помог Евросоюзу «огородить» украинские власти, как волка красными флажками, держа Януковича и Азарова в политическом тупике, пока не прибыли главные «охотники» из Брюсселя. Так то, что у Евросоюза не получилось в 2010 г. в Минске, вполне удалось через три года в Киеве. В белорусском варианте европейские политологи не учли жесткость каркаса белорусского авторитарного режима и готовность Москвы участвовать в аукционе по геополитическому выбору Беларуси: вместо предложенного Сикорским и Вестервелле 3 млрд. долларов Москва предложила беспошлинную нефть в рамках Таможенного союза.

Возвращаясь к Украине, необходимо отметить, что не бывает односторонних политических процессов. Это правило касается, конечно, как интересов и целей украинских политических сил так и, прежде всего, украинской оппозиции. Понятно, что Майдан с одной стороны стал инструментом жесткого давления Евросоюза и США на В. Януковича и оказался, своеобразным продолжением саммита в Вильнюсе, где президента Украины уговаривали во что бы то ни стало подписать соглашение об ассоциации (в последний момент было снято условие об освобождении Ю. Тимошенко), но с другой стороны и украинская оппозиция использовала Евросоюз для того, чтобы попытаться заставить В. Януковича уйти в отставку – после 30 декабря евроинтеграционная тема стала лишь прикрытием для внутриполитического кризиса, в основе которого лежала борьба за власть;

- Майдан выступил в роли своеобразного сторожевого форта (он и внешне, опоясавшись баррикадами, выглядит фортом), призванного блокировать уличными акциями любые попытки украинского руководства двинуться к Таможенному союзу (тут интересы Брюсселя и оппозиции совпали). Считалось, что помочь Януковичу и Азарову выйти из тупика может только Москва. Необходимо отметить, что в принципе, неприятие России является консолидирующим фактором украинского общества, что естественно, не относится к российским ресурсам, которые крайне необходимы для того, чтобы Украина чувствовала себя уверено в «тени» европейского интеграционного проекта.

Но и украинское руководство, оказавшись в осаде Майдана, попыталось использовать его для своей политики на восточном направлении, выставляя себя перед Москвой жертвой европейского и оппозиционного сговора, не позволяющего официальному Киеву с легким сердцем присоединиться к Таможенному союзу. Можно сказать, что В. Янукович творчески использовал солидный геополитический опыт А. Лукашенко. В этом смысле Майдан оказался не только вполне встроен в политику балансирования Украины, но и выступил в роли неотъемлемого компонента геополитической игры Киева.

Майдан оказался интересен и Москве, так как позволяет Кремлю демонстративно тянуть время, аргументируя свою пассивность по украинскому вопросу наличием в республике политического кризиса и неспособностью властей взять ситуацию под контроль. Действительно, зачем спасать В. Януковича, который продолжает декларировать своё стремление сохранить страну в фарватере европейского интеграционного проекта? Видимо именно такие соображения («власть должна показать характер») и обуревали украинскую верхушку, когда она попыталась по белорусскому образцу 2010 г. жестко «зачистить» Майдан. Однако воли не хватило, так как с одной и другой стороны баррикад оказались если не идеологические сторонники, то уж точно попутчики. В итоге получилась кровавая, но все-таки мистификация.

Понятно, что есть ещё один «скреп», намертво стягивающий украинские власть и оппозицию – необходимость во что бы то ни стало найти внешнюю финансово-ресурсную поддержку. В принципе, лидеры украинской оппозиции, развернув Майдан и проявляя неуступчивость в первых попытках представителей ЕС заставить их сесть за стол переговоров с властями, косвенно содействовали решению данной основной задачи.

Власть

На завершившейся неделе «свет в конце туннеля» забрезжил с Запада. Конечно, Брюсселю хотелось бы, чтобы Соглашение об ассоциировании подписал другой глава украинского государства, но видимо этого Майдан по ряду причин добиться не сможет, да и не хочет. В частности, за три недели противостояния в центре украинской столицы лидеры оппозиции, выступая в роли пастырей собравшихся на Майдане сторонников евроинтеграции Украины и, одновременно, противников действующей и вполне легитимной власти, так и не смогли внятно объяснить, как они собираются отстранить Януковича, а вместе с ним партию регионов, от власти. В этом плане Кличко и другие ничем не отличались от вождей белорусской Площади 19 декабря 2010 г. Но в тоже время стоит отметить, что если белорусским «декабристам» с подачи провокаторов не удалось (да и не очень хотелось) занять здание Совета министров, то украинцам это удалось – ряд правительственных зданий в центре Киева были все-таки заняты, хотя без провокаторов тоже не обошлось. Но в дальнейшем, украинская оппозиция явно выжидала, настойчиво взывая к внешней поддержке, чем ничем не отличаясь от белорусской.

Нет сомнений, что если бы на месте В. Януковича была Ю. Тимошенко, то каких-либо проблем у Брюсселя с Киевом не было бы, но Юлия остаётся в тюрьме и её появление на площади ни одна из противоборствующих сторон не жаждет и даже (!) не требует. Популистская энергетика Юлии Тимошенко (украинский аналог Александра Лукашенко) в современных условиях могла бы привести к гражданской войне, в которой не заинтересованы ни внешние, ни внутренние игроки украинского политического балета. Любой силовой сценарий не решает главную проблему - проваленный бюджет.

Деньги

У республики на 2014 год нет достаточного объема финансовых ресурсов и это важнейший, если не определяющий, фактор ноябрьского кризиса. Висящая, как дамоклов меч, над головой украинских властей угроза дефолта является для В. Януковича своеобразной «бронью». Понятно, что оппозиция готова прийти к власти только в том случае, если у неё появятся деньги или она хотя бы получит гарантии финансовой помощи со стороны Евросоюза, так как о России в этом случае можно вообще забыть.

В общем, В. Янукович «пересидел» Майдан по принципу «никуда вы не денетесь…». Появление на прошлой неделе в Киеве высокопоставленных европейских чиновников, с большой охотой принявшихся за посредничество между политическими противниками свидетельствовало о том, что Киев все-таки вынудил одну из сторон геополитического треугольника пойти на расходы. 12 декабря ЕС в лице еврокомиссара по расширению и политике соседства Штефана Фюле заявил о готовности Брюсселя поддержать стремление Киева получить от МВФ кредит. Сумма кредита (внимание!) - 15 млрд. долларов.

Любопытно то, что буквально через пару часов после встречи в Брюсселе в формате «Фюле-Арбузов», когда стало ясно, что Киев может рассчитывать на кредит, в украинской столице заговорили о 20 млрд. и даже больше… Понятно, что аппетит приходит во время еды. Но сумма в 15 млрд. долларов фигурировала и по итогам встречи В. Януковича с В. Путиным в Сочи, куда украинский президент залетел после визита в Пекин. В свою очередь, в Китае В. Янукович искал возможность занять все те же 15 млрд. долларов. Нет сомнений, что широко разрекламированные 13 декабря на митинге сторонников Партии регионов премьером Украины Н. Азаровым переговоры в Москве, назначенные на 17 декабря, будут вновь крутиться вокруг той же суммы в 15 млрд. долларов. Мистика…

Невольно можно прийти у выводу, что для украинских властей сумма носит сакральный характер, но тайны здесь никакой нет. Как уже не раз отмечалось в мировых СМИ, именно 15 млрд. долларов Киев надеялся получать ежегодно от ЕС в течение 10 лет для модернизации украинской экономики и доведения её технологического уровня до необходимых стандартов. Итого – 150 – 160 млрд. долларов на десять лет.

В Беларуси подобные расчеты широко известны. Стоит напомнить, как год назад А. Лукашенко забавлялся подсчетами миллиардов, необходимых для модернизации белорусской экономики, которые по его мнению обязательно должна представить Москва. Апофеозом таких фантазий стал Высший Госсовет СГ, состоявшийся 15 марта 2013 года, куда А. Лукашенко прибыл с твердой уверенностью, что он сможет подменить структурную реформу своей экономики, включая приватизацию, на которой настаивает Москва, на авторитарную модернизацию за счет той же Москвы на сумму 5 млрд. долларов. Хитрость, конечно, не удалась…

Продолжение украинского Марлезонского балета

Итак, вернемся, как говорится, к прозе жизни. Как уже отмечалось выше, 12 декабря в Брюсселе Евросоюз и Украина подтвердили намерение продолжить подготовку Соглашения об ассоциации. Более того, украинская сторона подтвердила, что обязательно подпишет данный документ, тем более, что появилась надежда на кредит МВФ. Буквально через день, премьер-министр Н. Азаров, видимо уже ободренный хорошими вестями из Брюсселя и Вашингтона и уповая на завершение переговоров с Москвой уже одновременно требует и от Брюсселя и от Москвы «уважения» к Украине, естественно, за их же счет: «Чего мы хотим добиться — мы хотим добиться сильных позиций для Украины и на переговорах с ЕС, и на переговорах с Россией. Только тогда нас будут уважать». При этом Н. Азаров не скрывал, за счет кого будет осуществляться ассоциация с ЕС: «Когда мы принимали решение остановить ассоциацию, мы думали о вас. Мы поняли, что подписание сделало бы нас банкротами. Нам надо восстановить торговые отношения с Российской Федерацией. И, наконец, после долгих переговоров мы договорились об устранении всех противоречий с Россией. В понедельник мы завершаем эти переговоры, и в результате договоренностей мы подпишем пакет соглашений, который даст работу нашим предприятиям» (http://www.rosbalt.ru/ukraina/2013/12/14/1211383.html). При этом, украинский премьер не объясняет причины ожидаемых уступок со стороны Москвы, но не забывает покритиковать ЕС за однополые браки.

На следующий день, уже 15 декабря, тот же Ш. Фюле уже объявляет о приостановке подготовки соглашения об ассоциации Украины, так как требования Киева «не имеют ничего общего с реальностью». Как говорится не прошло и 48 часов… Понятно, что Украина играет на повышение, шантажируя, как в свое время экс-президент Бакиев, и Запад и Восток… Помнится, что для Бакиева все закончилось некоторыми неприятностями, но пока мы можем констатировать, что украинский балет в разгаре, апофеоз все ближе, а времени все меньше…

А что Беларусь?

Официальный Минск с огромным вниманием наблюдает за ситуацией в Киеве. А. Лукашенко был поражен тем, что 30 ноября украинские силовики не смогли сломить сопротивление Майдана, как это было сделано 19 декабря 2010 г. в Минске. И в дальнейшем, пассивность украинского МВД и спецслужб, совершенно непривычная по меркам Беларуси, угнетающе действовало на белорусское руководство. Понятно, что спецслужбы РБ в той или иной степени присутствуют в Киеве, фиксируя «белорусский контекст» Майдана.

Было бы наивно прислушиваться к официальным белорусским СМИ, которые, не только поддержали прекращение ассоциирования Украины в ЕС 21 ноября, но даже стали прогнозировать скорое вступление Киева в Таможенный союз. На самом деле, приостановка ассоциирования Украины официальный Минск насторожила.

В основе реальной, а не пропагандистской позиции Беларуси лежат несколько соображений, носящих исключительно эгоистичный характер. Прежде всего, в ближнем кругу А. Лукашенко считали, что после ассоциирования Украины, для Минска облегчится диалог с Москвой: стоит только А. Лукашенко намекнуть на готовность повторить путь Киева в ЕС, как его бесконечные финансово-ресурсные запросы будут немедленно удовлетворены.

Учитывается, что если все-таки Киев повернет в ТС, то в созданной «четверке» Минск мгновенно откатится на вторые –третьи места в интеграционных приоритетах Москвы, что может закончиться экономической, а затем и политической катастрофой для Беларуси. Ведь не стоит забывать, что несмотря на олигархический контекст, Украина все-таки является страной демократии и её появление в ТС придало бы евразийской интеграции совершенно иной политический облик.

Кроме того, стоит отметить, что белорусское руководство было неприятно поражено тому, с каким упорством Москва торгуется с Киевом и не уступает пока ему ни в чем. По всем канонам политики белорусского балансирования, Кремль уже давно должен был поддаться на украинский шантаж, а он, как оказалось, все больше дистанцируется от «осажденного» Киева. Беспокойство официального Минска понятно – ничего не мешает Москве использовать опыт переговоров с В. Януковичем и Н. Азаровым на белорусском направлении. 12 декабря это мог почувствовать М. Мясникович по время заседания Союзного Совмина в Москве. Премьер-министр России Д. Медведев фактически открыто назвал главную причину стагнации в российско-белорусских отношениях: «торможение интеграционных процессов» в Беларуси. Видимо, белорусский балет уже оттанцевался…


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».