Лариса Шукайло: Борьба с противозаконным решение суда 25

Суд Швеции в деле Ольги Класковской не руководствуется правовыми нормами, а преследует определенные цели.

Недавно стало известно, что приговор апелляционного суда Стокгольма, вынесенный Ольге Класковской 5 ноября, остается в силе - лишение свободы на 7 лет. 

Ее обвиняют в попытке убийства своего мужа. Однако даже поверхностное знакомство с этим делом дает все основания предполагать, что суд Швеции не руководствуется правовыми нормами, а преследует определенные цели. Становится очевидным, что в материалах судебного разбирательства много неприкрытой фальсификации и предвзятого отношения к Ольге.

За свои политические взгляды и оппозиционную деятельность Ольга подвергалась преследованию на родине и была вынуждена обратиться к Шведскому королевству за политическим убежищем. Решиться на это очень не просто, особенно женщине с ребенком. Несколько лет назад Ольга Класковская получила статус политического беженца.

В Швеции она вышла замуж за местного жителя и в июле 2012 года родила сына. Класковская дважды подавала документы на получение вида на жительства в Швеции. В конце января 2013 года она получила отрицательный ответ, и было принято решение о ее депортации без права обжалования. Здесь сразу возникает первый и очень важный вопрос: «На каком основании было принято это решение?» Класковская вышла замуж за местного жителя, родила ребенка, и это дает ей полное право на получение вида на жительство. В данном случае имеет место нарушение прав человека, которые закреплены в юридических документах любой страны и в международных документах о правах человека.

В феврале месяце 2013 года социальная служба Швеции забирает у Класковской сына в связи с тем, что у нее нет вида на жительство в этой стране, и она, якобы, не в состоянии обеспечить сыну нормальные условия проживания. 8 февраля Класковская с адвокатом встречалась с представителем соцслужб, который сообщил, что ребенок передан отцу. Необходимо подчеркнуть, что ранее ее муж привлекался к уголовной ответственности за семейное насилие и был осужден.

Здесь снова возникает несколько вопросов. Почему не была осуществлена депортация Класковской вместе с сыном и первым ребенком? Вот в стране депортации можно было судить о возможности или невозможности Класковской обеспечить нормальные условия проживания для сына. Более того, по какой причине власти Швеции не предъявили претензии к отцу ребенка, который обязан оказывать материальную помощь в воспитании ребенка? И по какому праву ребенок был отнят у матери и отдан на воспитание человеку, который ранее был осужден за домашнее насилие? Все это показывает, что снова имеет место противозаконное решение и нарушение прав матери и детей.

Подобная ситуация не могла не отразиться на эмоциональном состоянии Ольги. При этом она как мать должна была бороться за своего ребенка, который оказался в руках насильника. По всей вероятности, она пыталась разобраться в этой ситуации. Что произошло при этом - можно только предполагать. Одно ясно, что фото окровавленной Ольги с порезами и травмами еще раз подчеркивают, что для ее жизни была угроза со стороны мужа. В заключении же судмедэкспертизы написано, что травмы ее мужа Гекая Безгина "не опасны для жизни и здоровья". Это вполне понятно, что слабая женщина не могла оказать должного отпора насильнику, но она пыталась защитить себя и своего ребенка. В состоянии аффекта и при самообороне Ольга могла только нанести травмы "не опасны для жизни и здоровья". Так кого нужно было судить в данном случае? Ответ очевиден. Однако суд пошел по другому пути. Он не захотел обвинять ее мужа, так как государственные службы, руководствуясь решением суда, сами незаконно отняли ребенка от матери и отдали в руки насильника. Таким образом, они подвергли угрозе жизнь ребенка и его матери.

Суд посчитал более удобным обвинить Ольгу. При этом у него нет никаких доказательств ее вины. А мотив данного «преступления», по словам прокурора, тоже подчеркивает противозаконное решение суда.

Адвокат Ольги Томас Нильссон задал вопрос о мотиве «преступления» Ольги в апелляционном суде. На что прокурор Винслов выдала свой вердикт следующим образом: "Ольга хотела его убить, чтобы получить опеку над общим сыном, что помогло бы ей получить вид на жительство в Швеции!" Разве в данном случае может идти речь о правомерности решения суда, если на лицо отсутствие элементарной логики? Разве женщина, которая находится в чужой стране и которой вынесено решение о депортации, пойдет на убийство? На что она может рассчитывать в таком случае? У нее нет никакой защиты, она не сможет скрыть следы своего преступления. О каком виде на жительство в Швеции она может в таком случае надеяться? Однако при отсутствии доказательств и при ссылке на абсурдный мотив шведский суд выносит в отношении Класковской обвинительный приговор – лишение свободы на 7 лет. По решению суда Ольга также должна выплатить денежную компенсацию Безгину в размере 110 тысяч шведских крон. Уголовнику, насильнику она должна еще выплачивать деньги. По логике шведского суда, видимо, за то, что не убил ее и незаконно отнял у нее ребенка. Ольга Класковская не собирается подписывать вынесенный ей столь несправедливый и жесткий приговор, построенный на явных фальсификациях. Своей матери она сказала: "Мама, я буду бороться до конца, обращусь в Европейский суд по правам человека, другие судебные европейские структуры. Ведь я не виновна и хочу, чтобы мне вернули моего сына!" Ольгу следует поддержать в ее борьбе за свои права и за права ее сына.

Снова необходимо подчеркнуть, что для различных партийных, общественных, женских и др. организаций данное дело – это широкое поле для правозащитной деятельности. Так, например, оргкомитет РОПО "Социал-демократы за диалог и консолидацию" выразил свое возмущение творимой в отношении Ольги несправедливости и требует от шведских властей немедленного ее освобождения и возвращения ей сына. "Оргкомитет РОПО «Социал-демократы за диалог и консолидацию» обращается к государственным органам, ко всем политическим партиям и общественным организациям Беларуси вне зависимости от политических взглядов и убеждений: если Вам не безразлична судьба нашей соотечественницы, проявить солидарность с Ольгой Класковской, и потребовать ее немедленного освобождения. Мы призываем белорусскую общественность бороться за неотъемлемое право матери растить и воспитывать собственного сына".


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».