Дмитрий Растаев: Диктатура Пикчерз 1

В поле зрения голливудских режиссеров Беларусь попадает нечасто.

И, как правило, мельком: то паспорт белорусский в кадре засветится, то самолет…

Хотя при внимательном рассмотрении наша действительность представляется сущим Клондайком для лент любых жанров и направлений. Чуть ли не каждый день главный продюсер нашего агро-ледового шоу сыпет идеями для ненаписанных сценариев. По ходу одной только пресс-конференции российским СМИ он наболтал на добрый десять блокбастеров. Чтобы совсем уже не кормить с руки обленившихся сценаристов, все десять, пожалуй, озвучивать не стоит, но пять наиболее очевидных - так уж и быть.

Если бы Спилберг, Бессон и Лукас взялись за ум да за речи Александра Григорьевича, они могли бы снять:

I. Мистический триллер «Шестое чуть что»

«Каждый вечер, когда мне приходится укладывать малыша спать, он мне говорит: «Так, телевизор нельзя смотреть, ты мне рассказываешь историю». - «Как, опять про войну?» - «Опять про войну». У меня уже нет историй этих: каждый вечер - про войну, про Сталина, про Гитлера…»

Маленький Коля признается Папе, что не может уснуть, потому что видит мертвых диктаторов. Папа Коли успокаивает его, что мертвых диктаторов не существует, и продолжает рассказывать про Гитлера, про Сталина. Коля не спит и жалуется, что мертвецы хотят войти с ним контакт. Папа вызывает Коле доктора. Тот обследует мальчика и говорит, что, в принципе, малыш здоров, но на ночь ему лучше читать что-нибудь более умиротворяющее. Например, сказку про Жыхарку.

Доктора увозят в «американку», а Папа Коли продолжает рассказывать сыну про Сталина. Когда истории про Сталина кончаются, Папа переходит к Милошевичу, Каддафи и Саддаму Хусейну. Опухший от страха Коля вступает, наконец, в контакт с мертвыми диктаторами и сообщает Папе, что те просят ему передать: «Мы ждем тебя в аду!!!» Перепуганный Папа завязывает с байками про диктаторов и спешно начинает читать про Жыхарку.

II. Эксцентрическая комедия «Хочу родить от белоруса!»

«Приезжайте к нам, все оформим в лучшем виде... От белоруса, от еврея, от поляка…»

Уже немолодая, но все еще мечтающая о счастье гражданка Оренбурга, обращается к Александру Григорьевичу с просьбой помочь ей забеременеть от белоруса. Чуткий к потребностям братьев-россиян, тот живо откликается на ее просьбу и сообщает, что отец будущего ребенка будет избран путем всенародного голосования.

В стране начинается избирательная компания. В качестве кандидатов в принудительном порядке регистрируются все члены БРСМ мужского пола, а также участники «Белой Руси», еще не познавшие тяготы эректильной дисфункции. Каждому из кандидатов на БТ выделено 15 минут для агитации, во время которых он должен представить свою программу оплодотворения гражданки Оренбурга, а также продемонстрировать инструмент, посредством которого эта программа будет воплощена в жизнь. Кроме того, БТ транслирует дебаты, в ходе которых кандидаты могут померяться инструментами.

Александр Григорьевич тоже зарегистрирован в качестве кандидата, но от участия в дебатах отказывается. Злопыхатели из оппозиции объясняют это тем, что размер его инструмента далек от заявленного газетой «СБ», но злопыхателей быстро увозят в «американку». В день выборов, после закрытия избирательных участков, ЦИК объявляет, что с перевесом в 79,65 см. победил Александр Григорьевич. Гражданка Оренбурга от счастья падает в обморок.

III. Фильм ужасов «Цузые»

«Нам нужно не 10 млн. человек, а 20 млн. Мы сможем их запросто прокормить. Но и они будут работать и еще больший объем продукции создавать…»

Обидевшись на избалованный белорусский народ, не желающий работать за гроши и при каждом удобном случае бегущий то на московские стройки, то к ближайшему обменнику, Александр Григорьевич решает завезти в Беларусь 10 млн. вьетнамцев. Те оказываются людьми неприхотливыми, живут в бараках, питаются «Дошираком» и создают «еще больший объем продукции».

На радостях Александр Григорьевич потирает руки и думает завезти еще 10 млн., но радость его длится недолго: «Доширак» оказывается разумным существом, из вьетнамских бараков он расползается по всей Беларуси, и каждый, кто унюхает его запах, становится стопроцентным вьетнамцем. Оно бы и ничего, но в отличие от белорусов, вьетнамцы отказываются почитать Батьку за бога, молятся на какого-то Хо Ши Мина и норовят вывезти во Вьетнам все металлические ложки. Григорьевич бьет тревогу, пытаясь вытурить вьетнамцев на родину, но поздно: Беларусь охвачена эпидемией любви к «Дошираку».

Чтобы не стать вьетнамцем самому, Александр Григорьевич запирается в Дроздах и с помощью ОМОНа, разгоняющего запах «Доширака» дубинками, держит оборону. Но запас провизии в резиденции быстро кончается, и гонимые голодом обитатели Дроздов, открыв ворота, с жадностью набрасываются на «Доширак»…

IV. Психологическая драма «Братское сердце»

«Собрали несколько групп, взяли крутые автомобили и устроили ловушку на этой трассе. Всех, кто сопротивлялся из бандитов, расстреливали на месте. Три группы такие уничтожили, четвертой - не было…»

В Минске живут два брата. Младший работает в институте, а старший участвует в криминальной группировке, промышляющей на трассе Москва-Минск-Берлин. По выходным братья встречаются, чтобы попить пива и поболтать о жизни. Во время одной из встреч старший признается, что ему надоела бандитская жизнь, и он решил завязать: «Последний раз на дело схожу - и завяжу». Но завязать ему не суждено - следующей ночью его вместе с подельниками на трассе Москва-Минск-Берлин расстреливают на месте неизвестные в масках.

Младший брат убит горем и изумлен: «Как же так? Разве можно без суда и следствия расстреливать людей?» Трагедия заставляет его пересмотреть свое отношение к режиму. Он вступает в оппозиционную партию и через несколько лет становится ее лидером. Вместе с соратниками брат собирается объявить диктатору импичмент, но накануне решающего дня его похищают неизвестные в масках, вывозят на трассу Москва-Минск-Берлин и расстреливают на месте.

V. Романтический боевик «Операция «Агро-Стоп»

«Я бы Керимова и других керимовцев закрыл бы в одну камеру, и они бы как миленькие продали бы все активы по самой высокой цене. Покупателя бы я им нашел…»

Дела в стране обстоят все хуже. Рубль падает, экономика стагнирует, народ нищает. Диктатор пытается привлечь в страну инвестиции, но никто не хочет иметь с ним дело. Чтобы поправить финансовые дела, он придумывает брать в заложники крупных бизнесменов, приглашая их в Беларусь якобы для заключения выгодных сделок. Прилетев в Беларусь, бизнесмены оказываются в «американке», где их заставляют продавать активы, а деньги сдавать в президентский фонд.

Мировое сообщество понимает: надо что-то делать. В Беларусь прибывает агент 007 Джеймс Бонд. Прикинувшись симпатичной медсестрой, он устраивается работать в клинику управделами президента. Падкий на медсестер диктатор тут же западает на новенькую и приглашает ее в Дрозды на массаж. Бонду только этого и надо. Делая вид, что массажирует диктатору чресла, он втирает ему в кожу мазь кураре и на бондмобиле увозит обездвиженное тело в Гаагу.

Очнувшись в Гааге, диктатор мечет громы и молнии, кричит, что на его защиту сейчас поднимется вся Беларусь, а также Россия, Китай и Венесуэла. Но ничего такого не поднимается. Венесуэла, Китай и Россия заняты своими делами, а Беларусь, вопреки его ожиданиям, поднимается лишь для того, чтобы выйти на улицы в порыве всеобщего ликования. Заложники освобождаются, политзаключенные освобождаются, общество освобождается, а в Гааге начинается процесс по делу о преступлениях против человечности. Fin.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».