АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Дмитрий Подберезский: Пакт о ненападении "власть - рок-н-ролл" подписан? 1

На протяжении последних недель в Беларуси состоялся ряд концертов, возможность проведения которых еще в начале года была почти равна нулю.

Дмитрий Подберезский
Дмитрий Подберезский
Теперь выйти на сцену, чтобы отработать сольную программу, получили шанс музыканты, внесенные в негласные «черные списки» запрещенных. Что существенно: концерты прошли не в полуподпольных условиях, а вполне легально, в сопровождении рекламы и чуть ли не с предварительной продажей билетов. Возникает понятный вопрос: что бы это могло значить?

Версий может быть сколько угодно. Вплоть до того, что, возможно, как это произошло в 2007 году, представители власти и цеха музыкантов провели встречу, чтобы договориться, в каких рамках последние могут вернуться к профессии и легальным способом заработать благодаря собственному творчеству. И такая встреча, думается, прежде всего по инициативе власти, вероятно, могла иметь место, только обе стороны решили держать ее в тайне. Потому что гласность в такой ситуации не нужна никому. Власти потому, что она тогда признала бы факт использования чина «осади назад»; музыкантам потому что на них, как это уже было, вновь обрушились бы с критикой, обвинениями в сотрудничестве с властью и предательстве и, порой, нецензурными высказываниями представители сторонников ортодоксального крыла несогласных ни с кем и никогда...

Опять же повторю: подобная встреча - всего лишь одна из возможных версий того, что могло предшествовать такому же тихому, скрытому от общественности разрешению начать концертную деятельность, как и прежний запрет ее остановить. Концерты состоялись, они не были отменены за час до начала благодаря внезапному появлению бригады «скорого запрета» бдительного МЧС или звонкам хозяевам клубов анонимных хорошо поставленных голосов с универсальной формулировкой: «Ну вы же понимаете». А поэтому действительно можно понять, что очередной этап борьбы с идеологически чуждыми белорусскому обществу рок-чужеземцами по всей вероятности закончился. Или - почти закончился, потому что некоторые, как говорится, вопросики остались.

Хорошо, часть «запрещенных», по всей вероятности, реальной опасности для власти на самом деле не представляет. Ну чем может грозить «Нейро Дюбель» с простыми, как пуговица, песнями? Разве что пара нелитературных слов проскочит, но Куллинкович - ангел в сравнении с рядовыми знатоками лингвистики какого-нибудь РУВД. «Drum Ecstasy»? Так эти вообще петь не умеют. «Крама»? Кто-то еще помнит о такой команде, которая с трудом удержалась, чтобы из нее не разбежались ребята. «N.R.M.»? А что они втроем без Вольского? А сам Вольский с «Крамбамбулей» - какая же угроза? Пусть поет себе о гостях, лишь бы их понаехало как можно больше! Во время чемпионата по хоккею песня по приказу будет вписана в списки обязательной ротации! Надо будет продемонстрировать, что наши белорусские сердца равно как вратарские ворота широко открыты для всех желающих.

Возникает вопрос: а что же с остальными «рок-н-ролл заключенными»? Войтюшкевич там, Михалок с «Ляписами», не до последнего трека ежедневного вещания БТ-1 будет упомянуто? Эти когда письма с просьбой помиловать на имя главного музыковеда направят? Ведь, по всей видимости, именно они и стоят сейчас во второй очереди на амнистию.

Заметьте: я не зря употребил словечки, которые к собственно музыкальной терминологии не имеют никакого отношения. Но они практически у всех на слуху, их знают и повторяют куда чаще, чем слова из какой-нибудь песни. И мое сравнение музыкантов из «черных списков» с теми, кто находится за решеткой, думается, совсем не случайно. Я глубоко убежден: возникновение тех списков по многим моментам адекватное проведению политических процессов после декабря 2010 года и дальнейшей изоляции наиболее ярких, активных противников власти. И теперь те же музыканты являются по существу теми же самыми заложниками в отношениях власти с европейским сообществом, как и политические заключенные. Возможно, не в такой острой форме, однако смею сравнить Статкевича с Михалком. И не просто сравнить, а буквально поставить их рядом уже хотя бы потому, что их можно сравнивать не только характерами, интенсивностью, но и, что очень существенно, по силе влияния на аудиторию. Слово, произнесенное на митинге, и слово, спетое во время концерта, могут повлиять на тех, кто не потерял способность слушать, одинаково. Допускаю даже, что слово на концерте может зажечь куда сильнее, чем на митинге, где кого-то и убеждать нет особенной необходимости уже хотя бы потому, что такие на митинги не ходят. А вот на концертах публика случается очень разная, и во время концертов на спортивных аренах даже белорусских рок-групп аншлаги - вещь распространенная. В отличие от политических митингов на Бангалор...

Так вот я утверждаю: отпустить на волю всех ранее изолированных музыкантов было бы очевидным признанием со стороны власти того, что административное заземление электрогитар имело место, а музыканты использовались в качестве товара во время торговли с Западом так же, как и политические оппоненты власти. Поэтому сейчас все делается тихо, исподволь, будто ничего и не было. Никто, кажется, в последнее время не наказывал руководство одной из минских FM-станций за то, что на ее волне «черносписочники» звучали постоянно? И я не удивлюсь, если и новый клип «Ляписов» на песню «Танцуй» вдруг поставят в ротацию, и БТ, как это уже когда-то было, теперь уже через свой спутниковый канал и на весь мир наладит трасляцию с «Басовища».

Думаете, это фантастика? Так если начали демонстрировать, что никаких запретов, ограничения свободы творчества не было, стоит это делать убедительно! Чтобы в это поверили все и всюду!

Впрочем, думаю, ближайшее время покажет, какие секретные дополнения к общему пакту были согласованы. Даже если никаких тайных встреч не было и никаких подписей с обеих сторон для истории не осталось...





«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».