АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Игорь Драко: Это сладкое слово – люстрация 19

Вообще-то перед люстрацией должны проходить расстрелы или другие убийства, ибо начать ее до свержения прежней власти невозможно.

Бывали и мирные падения ненавистных гражданам режимов, но для этого, как правило, нужен был какой-то внешний толчок. Лучший пример: выход восточноевропейских государств из зоны влияния сначала «перестраивающегося» и впоследствии прекратившего свое существование Советского Союза (правда, в Румынии расстреляли главу государства и его супругу, в Литве были убиты защитники телецентра, а на территории бывшей Югославии разразилась гражданская война, закончившаяся НАТОвскими бомбардировками Белграда).
 
Поэтому горячим головам в Беларуси и в эмиграции, выступающим за безоговорочную люстрацию, следует определиться со способом смены нынешнего белорусского режима. Выбор невелик: либо революция (дворцовый переворот, народное вооруженное восстание, не суть важно), либо давление извне (которое, впрочем, может быть двигателем как переворота, так и восстания).
 
Принуждение к переменам
 
Какой путь «преобразований» ближе горячим головам?
 
Революция?
 
Какая: в виде дворцового переворота или со стрельбой на улицах Минска?
 
Так как горячие головы принадлежат оппозиционно настроенным гражданам, то дворцовый переворот вряд ли их заинтересует. Власть получат совершившие переворот, а оппозиционеры останутся в роли комментаторов произошедшего. Дворцовые перевороты делаются для перераспределения сил внутри правящей элиты, а не для того, чтобы в эту элиту «вползали» всякие безродные (не принадлежащие ни к одному из властных кланов) оппозиционеры.
 
Значит, стрельба на улицах Минска? А кто будет организовывать отряды и кто будет стрелять? Лично я таких стратегов и вояк не знаю. Более того, я уверен, что среди горячих голов, ратующих за люстрацию, таких нет и никогда не будет, ибо этот контингент жутко болтлив и не способен к ведению большой организационной работы, которой требуют подготовка и осуществление восстания.
 
Остается внешний фактор, способствующий или не способствующий восстанию/перевороту с жертвами или без них. Кроме глобального экономического кризиса, этим фактором выступает Россия. Хотя кризис и Россия могут действовать в тандеме: когда Кремлю, борющемуся с кризисом, будет плевать на то, как обстоят дела в экономике «союзника».
 
Горячие головы, быть может, попытаются использовать безразличие «кремлевских» к судьбе Лукашенко и его присным и заявят обществу, что они способны вытащить страну из социально-экономической пропасти.
 
Заявить-то можно, однако на одних заявлениях далеко не уедешь. Кто заменит Россию в качестве выгодного торгово-экономического партнера? Евросоюз к тому времени будет не в самом лучшем состоянии, поэтому придется рассчитывать, извините за банальность, на собственные силы. Правда, чтобы обратиться к обществу с таким посланием, нужно пользоваться его доверием. У горячих голов с этим проблемы.
 
Ну да, «режим» сделал из них маргиналов. Они, может, и хотели бы занимать другое положение, однако случилось то, что случилось, и белорусскому обществу в целом и отдельным гражданам Беларуси, находящимся в кризисной ситуации, будет не до сантиментов: управлять государством они доверят тем те, кто способен им управлять, а не политиканствующим реваншистам.
 
Справедливо ли что премьер-министром Беларуси в том времени будет не оппозиционер, переживший или не переживший тюрьму/эмиграцию, а бюрократ, сделавший себе карьеру в «лукашенковской вертикали»? Справедливо, потому что тут дело не в справедливости как таковой, а в ее преломлении на эффективность.
 
Возможность и необходимость люстрации
 
Я не знаю, когда и как в Беларуси произойдет коренное политическое переустройство (пара «»Россия-кризис» как источник этого переустройства – всего лишь плод моей скудной фантазии). Впрочем, и занимает меня совсем другая тема – люстрация, точнее возможность и необходимость ее проведения в эпоху «после Лукашенко».
 
Люстрация, разумеется, возможна. Но многим ли из нынешних чиновников будет запрещено занимать государственные должности по политическим мотивам? Мне представляется, что не многим. Некоторые лица из КГБ и МВД, конечно же, не смогут продолжать службу или даже получать государственную пенсию, вот и все.
 
Если же в Беларуси не случится «демократического прорыва» (в результате которого нынешние оппозиционеры получили бы хоть малую толику политической власти), но «эпоха Лукашенко» тем не менее закончится, то большой необходимости в люстрации не будет: новая публичная власть просто уволит на пенсию старорежимных опричников, причастных к организации и осуществлению политических репрессий.
 
А что касается управления страной, то, полагаю, в этой сфере неожиданных кадровых решений будет ничтожно мало. У нас нет нормального политического процесса: оппозиция и гражданское общество практически не влияют на процесс принятия государственных решений. Итог: невлиятельные персоны не могут претендовать на важные посты.
 
Проще говоря, в оппозиционной среде (куда вообще-то имеет смысл включать и гражданское общество, от экологических инициатив до экспертных сообществ), катастрофическая нехватка людей, которые могут конкурировать в качестве профессионалов с чиновниками. Да, я повторяюсь, но это очень важный момент и его всегда стоит держать в памяти всем «замешанным» в оппозиционной деятельности.
 
Не берите много!
 
Хотя впадать в уныние я бы не спешил. Во-первых, «замешанных» в оппозиционной деятельности не так много, поэтому при «победе демократии» присутственных, депутатских и прочих мест «по заслугам» хватит всем. А во-вторых, во многих учреждениях нынешние чиновники справляются со своими делами очень даже неплохо. Зачем порождать излишнюю конкуренцию, претендуя на их должности.
 
Возьмем к примеру Нацбанк. Если бы не было идеологических указаний из Администрации президента, разве бы сотрудники банка делали то, что они делали, скажем, весной и летом 2011 года? Разумеется, нет. И что, в «эпоху после Лукашенко» их надо будет заменить на банковских неофитов из оппозиции? Не надо. Пусть теперешний зам Ермаковой Дубков, или Надольный, или еще кто-то из замов (теперешних или будущих) станет председателем правления Нацбанка.
 
А кому быть министром образования? Если бывший проректор ЕГУ Владимир Дунаев не захочет либо уже не сможет в силу возраста (кто ж знает, когда «демократия победит»), то альтернативы «лукашенковскому» ректору или проректору оппозиция выставить не сумеет по причине отсутствия достойной кандидатуры.
 
И так далее по списку министерств, ведомств и комитетов.
 
Даже с должностью главы МИДа не все так ясно, кого лучше предлагать: теперешнего пресс-секретаря Савиных или кого-то из его ровесников от оппозиции, изъездивших Европу вдоль и поперек.
 
Только имя одного «оппозиционного» губернатора или, по крайней мере, мэра я уже сейчас готов назвать, но делать этого не буду, потому что он просил меня не «сдавать» его раньше времени.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».