Лариса Насанович: Помогут ли нам масоны? 25

Некоторые из тех людей, кто осознанно желает перемен в стране, связывают свое ожидание уже даже с масонами.

Об этом я сначала услышала от 20-летней Ксении, дочери моей подруги Вали, и приятеля Ксении Максима. 

Я была в гостях у Вали, и на кухне мы все собрались за чаем. Разговор коснулся очередного повышения оплаты за обучение в вузе – Ксюша заочница. Валя заметила: правитель и его окружение явно стремятся сузить возможность получения высшего образования. Наверное, потому, что высшее образование развивает критическое мышление и не способствует бездумному тотальному подчинению власти. Максим, молодой специалист, вспомнил, как отказался подписать на работе бумагу на ежемесячное «добровольное» отчисление с его зарплаты на строительство  православного храма в Солигорске, которое осуществляется под кураторством райисполкома.

- Я сказал начальнику, что денег на благое дело мне не жалко, но я лучше буду  каждый месяц   бросать в  церковную кружку и раздавать нищим, так как не уверен, что взносы горожан и предприятий  идут целиком по назначению – слишком медленно продвигается стройка. И, кстати, это отмечают многие. На что начальник назвал меня слишком грамотным, не по ранжиру самостоятельным и предрек мне много проблем.

Ксения хмыкнула и, переглянувшись с Максимом, спросила, не знаю ли я, как выйти на масонов. Сказать, что я не удивилась, это сказать неправду. 

- Не знаю, как на них выйти, их в Беларуси нет.

Ксения с Максимом стали уверять меня, что есть. Не только в Беларуси, а и в Солигорске. Разговоры ходят - и среди людей, которым они доверяют.  Я спросила, зачем им масоны и что они вообще о них знают. И услышала, что знают достаточно из интернета, и люди рассказали.

-  Могущественная организация, цель прекрасная – всеобщее благо и самосовершенствование, - стала просвещать нас с Валей 

Ксения. -  Взаимопомощь и взаимовыручка, реально способны менять ход событий. А, значит, и  вытянуть Беларусь из болота.  

Трудно их найти, а хотелось бы к ним присоединиться. Ну, не случайно же они появились у нас. Не власти же помогать.

Развить тему масонства и их роли в историческом процессе я не успела. У Максима зазвонил мобильник, и после этого Ксюша с другом из квартиры моментально улетучились. 

- Бедные дети, - сказала после их ухода Валя. – Они задыхаются в атмосфере страны, нашего города,  так хотят перемен, что вот уже и на каких-то масонов надеяться начали. Нет ведь их у нас?  Никогда не слышала. А притягательно звучит – всеобщее благо,  самосовершенствование. Без надежды трудно жить. Я  все больше теперь только на Бога, в плане перемен в Беларуси. 

Валя- ИП на местном рынке. По ее словам, с некоторых пор все разговоры о политике между предпринимателями сошли на ноль. 

Стихли обсуждения верховной власти, почти не вспоминают оппозицию. Люди стали более замкнутыми. С марта значительно подняли налог на ИП, с апреля резко возрастает плата за арендное место.

- Предприниматели все это покорно проглотили. Некоторые члены совета рынка, правда, попробовали поговорить с ИП. Мол, давайте не будем платить аренду по новым ставкам. Люди и слушать не захотели. Считают, что в нынешних условиях ничего добиться нельзя, только власть разозлишь. Раньше значительная часть предпринимателей  связывала свои надежды с оппозицией. Теперь одни думают, что ее вообще не осталось, другие – те, кто независимые сайты и газеты почитывают, сделали вывод, что лучше с оппозицией не связываться. Толку не будет. Опять никакого единства, плана, только ссоры. А раньше как, помнишь?

Валю понесло в воспоминание о прошлой политической активности части солигорских предпринимателей, включая ее лично. Она вспомнила сбор подписей среди ИП в поддержку «Народной Воли», как потом всех по этому поводу трясла милиция. Но никто из более, чем ста человек, от подписи  не отказался. Вспомнила  всеобщую одновременную молитву за освобождение Александра Козулина, как пили шампанское, когда его через два месяца после этого освободили, а ИП Игорь даже по этому поводу стихи сочинил. Ожидали, что Козулин вернется в активную политику. Души людей зацепил, за ним бы пошли.

Вспомнила,  как   готовились к местному референдуму. Власть тогда вынуждена была пойти ИП на уступки.  И еще многое , что делали совместно с другими солигорскими партийными активистами и что заставляло местную власть всерьез относиться к оппозиции. И, конечно, надежды, связанные с минувшими президентскими выборами, вспомнила.

- Такой облом в итоге. Действия власти, конечно, в шок повергли, возмутили. 

Но потом, по словам Вали, у людей пошли раздумья, почему за много лет у оппозиции так ничего и не получилось. Лично она пришла к выводу : как бы ни старались  оппозиционеры на местах, но в конечном плане успех или неуспех определяют национальные лидеры своим  подходом к делу. А лидеры даже после «Площади», после всех этих ужасных посадок в тюрьму кандидатов в президенты и массы других людей  объединиться не могут. Впечатление, что про людей забыли.

- Остается надеяться  на Бога, - Валя улыбнулась, - ну, разве что еще на масонов.

Разговор с Валей навел  на мысль узнать, что говорят о власти, оппозиции, ситуации в стране  в других местах, где  принято обсуждать день насущный. Например, в бане, рабочем коллективе, на службе.

Вероника многолетняя поклонница городской бани, ходит туда каждую неделю. Ей за 40 лет.

-  Разговоры изменились, -  констатирует она. По ее словам, в бане теперь практически не говорят ни о верховной власти, ни об оппозиции. Хотя еще года два  назад и раньше, бывало,  баталии устраивали. Кто-то ругал Лукашенко и правительство, кто-то – оппозицию. И о местной оппозиции в те годы часто упоминали. Многие  достаточно хорошо о ней говорили.

- А с некоторых пор не то, что про власть и оппозицию, про рост цен не услышишь. Пенсионерам вон пенсию с первого марта обещали поднять и не подняли. Хоть бы одна бабушка в бане об этом упомянула. А раньше бы слушать устали.

- Может, люди  боятся говорить?

- Скорее, просто уходят от негатива. Не хотят говорить о том плохом, что, на их взгляд, все равно не изменишь. Возросла потребность в позитивных эмоциях. Вот баню и стремятся сделать на сто процентов такой отдушиной. О домашних животных, про детей и внуков говорят, у кого какие комнатные растения, рецепты приготовления пищи. Правда, недавно Путина вспомнили. Что он поддержал российских родителей в их борьбе против этой, как ее, юстиции. Которая детей из нормальных  семей забирает. Похвалили Путина.

Алексей, шахтер, 39 лет. 


- Администрация бдит за нашими настроениями, чуть что одергивает. Эта контрактная система!  Не сильно покритикуешь правителя, если и язык чешется.

И тут же добавляет, что и за проходной  разговоры о политических процессах в стране ведут редко. Большинство из его знакомых считает, что основную скрипку в политике и экономике Беларуси играет Россия. И что Лукашенко будет у власти, пока на это дает «добро» Кремль. Чего тут  обсуждать? А оппозиция? Говорит, что ей сейчас трудно. Лукашенко прижал сильно.

-  О Статкевиче от некоторых слышал, что сильный мужик. Сам так считаю. Санникова помнят. О Лебедько перед последними выборами мы в своей компании говорили. Что правильно делает – голосовать не ходить призывает. А еще говорили, что оппозиция с людьми мало работает, теми же рабочими.  Биться надо было за отмену  контрактной системы – поддержал бы народ.  «Гранит» в Микашевичах не поддержали. Разговаривал с ребятами «Гранита», говорят, никто к ним из политиков интереса не проявил.   Надо было давно  сплачивать людей, солидарность развивать. Но руководители оппозиции и сами не могут сплотиться. А это уже вообще несерьезно. Использовали бы  лидеры оппозиции опыт покойного лидера шахтеров Ивана Юргевича. Все ведь расписано, как шахтеры победы в1992 году добились. Через забастовку, голодовку, походы пешие на Минск. 

Но ведь людей на все это надо было организовать, доверия полного у рядовых рабочих добиться. План четкий команда Юргевича имела. Давлению власти не поддалась. Защиту от провокаторов придумала.  Что, власть тогда не такой была? Тем более при нынешней власти без крепкой  поддержки друг друга, масштабной солидарности  в целом по стране, вообще, сменить ее пытаться бесполезно. А на одни выборы ставку делать? Так всем известно: голоса не считают. 

Юрий, 36 лет, инженер-программист на одном из солигорских предприятий.

- Хороших ожиданий в политике и экономике мой круг с властью не связывает. Хотя на работе об этом говорим редко. С оппозицией?  Те, кто действительно, хотел Лукашенко заменить, либо еще в тюрьме, либо уже не в тюрьме, но за границей. Но как-то все непродуманно и у них было.  Влияние надо было сначала в массах наработать. Идею красивую в общество основательно внедрить. Не только экономическую, а и нравственную, духовную. Организации  создать, на которые опереться реально людям можно. Иначе при открытых границах достаточно развитые  при таких репрессиях рисковать не будут. Легче уж уехать за деньгами  на Запад,  в Россию. У масонов, что ли, пример бы брали. С их идеей общего блага, умением создавать сильные организации.  А, вообще, нет худа без добра. Избавление от иллюзий идет.

За два дня  в небольшом городе два раза от разных людей услышать о масонах, это уже не случайность – это процесс. Похоже, люди не только думают, что перемены необходимы, они кожей чувствуют уже, что без перемен дальше никак –  помимо бесправия и тотального беззакония  прямая  угроза обезличивания и потери высших уровней души. И угроза потери независимости страны.

В других странах Европы сторонники демократических преобразований  во время борьбы с коммунистическими режимами, находясь в оппозиционных движениях, опирались в духовном плане на католическую или протестантскую церковь и христианские заповеди. Впереди лидер, а за спиной церковь.   У нас православная церковь благоволит  режиму. Наверное,  и поэтому, большинство из недовольных властью граждан длительное время связывали возможность перемен именно и только с официальной оппозицией. 

Наделяя ее заодно и чертами духовного лидера.  А теперь, когда идеализация по отношению к оппозиции развеялась, кредит доверия истощился, а потребность в переменах только растет, ищут, с кем и с чем возможность этих перемен можно связать. И организационно, и в духовном плане.  Идея масонства кому-то в Солигорске показалась подходящей и попала на благодатную почву ожиданий действенной  силы. Способной всерьез посостязаться с властью. Про то, что масоны, по крайней мере внешне, в политике не участвуют, что у них несколько иные задачи, чем непосредственно организовывать людей в их протестных настроениях, или не знают, или не задумываются.

Кто и что станет такой силой, которую ждут? Может быть, объединенная, обновленная в плане идей, стратегии, методах работы, отношении к людям наша привычная демократическая оппозиция?  Тогда это будет совсем уже другая история. Ну, а нет… 


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».