Гарри Погоняйло: Сыр в мышеловке

Президентом Республики Беларусь издан Декрет №9 "О дополнительных мерах по развитию деревообрабатывающей промышленности".

Гарри Погоняйло
Гарри Погоняйло
Публично высказанные им обоснования для подписания Декрета и сам текст вызвали острую дискуссию о его законности и моральности.

В этой связи хочу особо отметить: по главному закону основами конституционного строя в Республике Беларусь являются демократия, обеспечение прав и свобод человека, верховенство права, разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, признание приоритета общепризнанных принципов международного права.

На мой взгляд, Декрет №9 по своему содержанию и правовым последствиям нарушает эти основы. Он четко и однозначно направлен на снижение правовых гарантий трудящихся, на усиление репрессивных механизмов против них, установление порядка по использованию принудительного труда. При этом если сегодня эти нормы можно ввести для деревообрабатывающей промышленности, то завтра -- для строительной, транспортной, иной сферы экономической деятельности.

В преамбуле Декрета не раскрываются обстоятельства, в силу которых возникла особая необходимость его издания президентом (ч.3 ст.101 Конституции). Более того, в силу ч.2 ст.101 Конституции президент не вправе издавать декреты, направленные на ограничение прав и свобод граждан. Подобные ограничения в соответствии со ст.23 Конституции допускаются только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц. Однако в преамбуле Декрета и по содержанию норм, которые вводятся для правоприменительной деятельности, нет обоснований, оправдывающих его издание допустимыми целями, совместимыми с указанной выше нормой Конституции.

Отдельный разговор о том, почему в Республике Беларусь до сих пор не принят закон о полномочиях президента на издание декретов. Он за рамками настоящей статьи.

Беларусь является членом Международной организации труда (далее --МОТ) с 1954 года. Как член МОТ она ратифицировала 30 июня 1956 года Конвенцию №29 о принудительном труде (1930 г.) и 25 сентября 1995 года Конвенцию №105 об упразднении принудительного труда (1957 г.). Данные конвенции налагают на государства-члены обязательства по претворению их положений в жизнь.

В соответствии с п.1 ст.2 Конвенции №29 для целей указанной Конвенции термин «принудительный или обязательный труд» означает всякую работу или службу, требуемую от какого-либо лица под угрозой какого-либо наказания, для выполнения которой это лицо не предложило своих услуг добровольно.

Запрет на использование принудительно труда содержится в подпункте «а» пункта 3 ст.8 Международного пакта о гражданских и политических правах. В нем указано: «никто не должен принуждаться к принудительному или обязательному труду». А в пункте 1 ст.6 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах закреплено право каждого человека «на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается». Оба пакта ратифицированы Республикой Беларусь 12 ноября 1973 года.

Согласно правилам, изложенным в ч.2 ст.6 ГК, ч.2 ст.15 Закона «О международных договорах Республики Беларусь», ч.2 ст.20 Закона «О нормативных правовых актах Республики Беларусь», после вступления в силу актов о ратификации международных договоров Республики Беларусь, их нормы являются частью действующего на территории Республики Беларусь законодательства, подлежащего непосредственному применению.

Указанные предписания международных норм о запрете принудительного труда Республика Беларусь закрепила в Основном законе -- Конституции и Трудовом кодексе (далее -- ТК). Так, в ч.4 ст.41 Конституции провозглашается, что «принудительный труд запрещается, кроме работы или службы, определяемой приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном и военном положении».

Аналогичный запрет содержится в ст.13 ТК. При этом, имплементируя международные нормы о запрете принудительного труда в национальное законодательство, в части 2 данной статьи приводятся одинаковые по смыслу и содержанию соответствующие нормы Конвенции МОТ №105 с учетом действия ст.14 ТК о запрете дискриминации в сфере труда.

Уточняя и раскрывая более полно содержание ч.4 ст.41 Конституции, законодатель в ч.3 ст.13 ТК указал на то, что «не считается принудительным трудом:

1) работа, выполняемая вследствие вступившего в законную силу приговора суда под надзором государственных органов, ответственных за соблюдение законности при исполнении судебных приговоров;

2) работа, выполнение которой обусловлено законодательством о воинской службе либо чрезвычайными обстоятельствами».

В силу ч.4 ст.8 ТК Республики Беларусь если международным договором Республики Беларусь или конвенцией МОТ, участницей которой является Республика Беларусь, установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством о труде Республики Беларусь, то применяются правила международного договора или конвенции.

При объективном и непредвзятом анализе приведенных выше норм можно прийти к выводу о том, что Республика Беларусь выполнила взятые на себя международные обязательства о запрете принудительного труда.

Однако принятый Декрет №9 опрокидывает эти запретительные нормы и обязательства. Само наименование Декрета, содержание преамбулы свидетельствуют о том, что его нормы используются в качестве метода мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития, а также как средство поддержания трудовой дисциплины в деревообрабатывающей промышленности. А это прямо запрещено Конвенцией МОТ №105. Так, в соответствии со ст.1 Конвенции каждый ее член обязался «упразднить принудительный труд или обязательный труд и не прибегать к какой-либо его форме:

а) в качестве средства политического воздействия или воспитания или в качестве меры наказания за наличие или за выражение политических взглядов или идеологических убеждений, противоположных установленной политической, социальной или экономической системе;

б) в качестве метода мобилизации и использования рабочей силы для нужд экономического развития;

в) в качестве средства поддержания трудовой дисциплины;

г) в качестве средства наказания за участие в забастовках;

д) в качестве меры дискриминации по признакам расовой, социальной и национальной принадлежности или вероисповедания».

Подпунктом 1.2 Декрета устанавливается, что «расторжение контракта в период реализации инвестиционных проектов по инициативе работника базовой организации возможно только с согласия нанимателя». Между тем в Республике Беларусь трудовые отношения строятся на принципах законности и добровольности, принудительный труд запрещен.

Я считаю, декрет вводит элементы «чрезвычайщины», хотя такой ситуации в стране нет. А может, нас обманывают, и мы стоим у края пропасти, когда экономику необходимо спасать только подобными методами из арсенала приснопамятных сталинских пятилеток? «…Мы здесь (имеется в виду предприятие по деревообработке. -- Прим.авт.) силой удерживаем людей, заставляем их работать, но надо дать им конфетку», -- объяснял президент суть Декрета на одном из предприятий деревообработки в Могилевской области 15 декабря сего года. Наемных работников «заковывают в цепи» новых трудовых контрактов с предложением выплачивать дополнительные ежемесячные суммы помимо заработной платы. Но эти выплаты не учитываются при перечислении в ФСЗН и, значит, не увеличивают размеры их пенсий. Они не будут учтены и при назначении пособия по временной нетрудоспособности, в случае утраты трудоспособности в результате увечья и т.п. К слову, чем президент, подписавший Декрет, лучше тех, кто отдает часть зарплаты «в конвертах»?

Правда, непонятно (в Декрете это не указано), в каком размере по отношению к заработной плате будут производиться ежемесячные дополнительные выплаты. Но, безусловно, они должны быть значительными, если общие суммы (зарплата + выплата) должны быть доведены в эквиваленте к белорусским рублям до 500 долларов США, обещанных президентом. Иначе теряется смысл «пряника», которым хотят завлечь работника в новую систему контрактов. Вместе с тем, будучи связанными подобными соглашениями, работники попадают в прямую зависимость от нанимателя, который будет иметь возможность манипулировать ими, использовать их труд там и на тех условиях, которые не предусмотрены контрактом, но выгодны администрации. И «кнутом» всегда будет возможность их увольнения со взысканием ранее выплаченных дополнительных сумм. Эти суммы могут за 2--3 года составить, к примеру, в эквиваленте от 4400 до 6600 долларов США (из расчета 300 долларов основная зарплата + доплата 200 долларов).

При увольнении работника с предприятия в случаях, указанных в Декрете, с него будут удержаны все ранее произведенные выплаты. Мышеловка захлопнулась. Но это еще не все. Не уплаченные в течение месяца в добровольном порядке суммы присуждаются по суду в пользу предприятия в порядке приказного судопроизводства с обязательным трудоустройством уволенного работника на прежнее предприятие. Но уже без выплаты предусмотренных Декретом сумм. «Беглого» возвращают «барину». Из его заработной платы и будут производиться удержания до полного погашения задолженности.

Но если верить интерпретациям министра труда и соцзащиты, утверждающей, что и с дополнительных выплат будут производиться платежи в ФСЗН, тогда доплата должна признаваться заработком, который не может быть удержан при увольнении. А то, что прописано в Декрете, циничный обман, завуалированная «правовая удавка», призванная лишить рабочих маневра в выборе места работы, лишить их права на свободный труд, на достойный уровень жизни.

На основании решения суда ранее уволенные работники препровождаются к месту работы сотрудниками внутренних дел, которые в дальнейшем будут обеспечивать их явку на работу. Предписания Декрета не допускают в таких случаях отказ нанимателя в приеме на работу обязанных лиц, а последних -- от выполнения работы. Контроль за ежедневной явкой обязанных лиц на работу осуществляют наниматели совместно с органами внутренних дел. Подобный порядок не нов. Он широко используется по Декрету №18 от 24.11.2006 г. «О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях» (п.14).

Описанные случаи труда лиц, обязанных к возмещению произведенных выплат (расходов), не подпадают под оговорки, указанные в п.2 ст.2 Конвенции МОТ №29, противоречат ч.4 ст.41 Конституции, ст.13 ТК и должны быть квалифицированы как принудительный труд.

Таким образом, условия заключения контрактов работников с нанимателями в деревообрабатывающей промышленности, санкции, вводимые в случае увольнения, лишают подобные договоры добровольности,  а работа приобретает характер принудительного труда (абзацем 5 п.1.6 Декрета прямо предусмотрены случаи обязательного трудоустройства лиц в базовые организации).

В то же время заключение трудовых соглашений (контрактов) на тех условиях, которые установлены в Декрете, дают основания признавать их согласно трудовому законодательству Республики Беларусь недействительными в полном объеме либо в части отдельных его условий и норм. При рассмотрении подобных споров, как нам представляется,  судам необходимо  руководствоваться стст. 7, 8, 112, 137 Конституции Республики Беларусь, ч.4 ст.8 ТК, а также требованиями Пленума Верховного Суда Республики Беларусь, изложенными в постановлении от 28 сентября 2001 г. №10 «О решении суда первой инстанции». Так, в п.2 данного постановления судам разъяснено, что «нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, применяются судами в соответствии с положениями ст.20 Закона Республики Беларусь от 10 января 2000 г. "О нормативных правовых актах Республики Беларусь". Если суд придет к выводу, что нормативный акт, подлежащий применению при рассмотрении конкретного дела, противоречит Конституции Республики Беларусь, он применяет соответствующую норму Конституции. После вступления решения в законную силу суд, вынесший решение, обращается в Верховный Суд Республики Беларусь по вопросу внесения предложений Конституционному Суду Республики Беларусь о проверке соответствия нормативного акта Конституции Республики Беларусь (стст. 112, 116 Конституции)».

Следует отметить, что Декрет №9 необоснованно расширяет административную ответственность на сферу выполнения экономических и трудовых обязательств по договору (п.3). Определенные в нем санкции в виде штрафов (до 500 базовых величин) по своим размерам сродни уголовному наказанию за совершение преступлений, не представляющих большой общественной опасности либо относящихся к менее тяжким преступлениям (от 30 до 1000 базовых величин). По существу, кроме убытков и неустойки (штрафа, пени), предусмотренных гражданским законодательством за нарушение обязательств, предлагается ввести административную ответственность. Правовая логика подобных мер не исключает и введения уголовной ответственности  юридических лиц.

Требования подпунктов 1.1--1.6 пункта 2 Декрета распространяются на период осуществления работ по реализации инвестиционных проектов, кроме предприятий деревообрабатывающей отрасли, на проектировщиков, генеральные подрядные, субподрядные организации и работников этих организаций (подпункт 1.7 Декрета).

Таким образом, нормы Декрета затрагивают интересы многих хозяйствующих субъектов и граждан. Они противоречат действующей Конституции, национальному законодательству, принятому на ее основе, а также международным обязательствам по договорам, ратифицированным Республикой Беларусь.

Применение данного Декрета может нанести вред престижу страны на международной арене. Следует напомнить, что действующая в Республике Беларусь контрактная система, введенная Декретом президента  от 26.07.1999 г. №29, на который имеется ссылка в Декрете №9, неоднократно подвергалась критике со стороны МОТ и других международных институтов, привела к ряду экономических санкций против Беларуси. Трагедией для страны и ее граждан оборачиваются попытки руководить экономикой и обществом замшелыми административно-командными методами, а не демократическими, цивилизованными и экономически оправданными.

В соответствии с ч.3 ст.101 Конституции данный Декрет в трехдневный срок направлен в Палату представителей, а затем -- в Совет Республики для последующего рассмотрения. Декрет сохранит силу, если он не будет отменен.

В связи с этим РПОО «Белорусский Хельсинкский комитет» обратился к обеим палатам Национального собрания Республики Беларусь с просьбой, чтобы при рассмотрении Декрета №9 они приняли решение о его отмене. Правозащитники намерены направить аналогичные обращения субъектам, указанным в ч.4 ст.116 Конституции с просьбой внести предложения в Конституционный Суд для дачи заключения по Декрету о его соответствии Конституции и международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь.

Мы не исключаем, что если в рамках национальных процедур не удастся отменить действие спорного Декрета, то заинтересованные лица в соответствии с Уставом и процедурами МОТ могут направить жалобы в ее Административный совет с просьбой о расследовании случаев принудительного труда в Республике Беларусь и принятии соответствующих защитных мер.

Г.П.ПОГОНЯЙЛО, председатель юридической комиссии РПОО «Белорусский Хельсинкский комитет».


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».