АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Роджер Потоцкий: Последствия "кровавого воскресенья"

Вторая годовщина поствыборных репрессий 19 декабря в Беларуси -  хороший повод оценить потери от "кровавого  воскресенья" и реакцию Запада.  

Роджер Потоцкий
Роджер Потоцкий
За  эти 24 месяца  Беларусь прошла путь от потенциального члена  Европейского союза (ЕС) к международной изоляции, от одной из наиболее успешно развивающихся к одной из самых бедных постсоветских экономических систем.
 
После протестов против фальсифицированных  президентских выборов, режим Александра Лукашенко избил, а затем подверг  тюремному заключению и пыткам более 700 своих граждан. Демонстрации в 2011 году повлекли репрессии против более тысячи человек. Режим по-прежнему  держит в тюрьмах более десятка политических заключенных. В результате экономического кризиса  миллионы белорусов обеднели, что  стимулировало значительную  утечку  мозгов и трудовую эмиграцию.
 
Спорные выводы
 
После двух лет участия в решении белорусского вопроса, ЕС и США не осталось иного выбора, кроме как наказать режим за репрессии  декабря 2010. ЕС и США ввели  визовые санкции в отношении почти 250 приспешников режима, а также заморозили активы 32 предприятий, которые поддерживают диктатуру. Но Брюссель был осторожным, в результате не смотря на то, что дипломатические контакты снизились,  торговля с официальным Минском даже  возросла.  Санкции в отношении Беларуси  действуют почти все 18 лет правления Лукашенко, однако их эффект до сих пор является темой для горячих дискуссий. Существует ряд доказательств, что они сократили в разы репрессий, но никак не повлияли на на дальнейшие нарушения  прав человека в Беларуси. Некоторые западные эксперты утверждают, что санкции освободили политических заключенных. Но если даже за  решеткой сейчас их и стало меньше,все равно слишком много их  там остается сегодня.
 
Большинство белорусских аналитиков сегодня выступают против ограничительных мер. По их мнению, опыт показывает, что заключенные были освобождены из-за диалога, а не санкций; визовые санкции  и замораживание активов легко обойти, и они только препядствуют либерализации под влиянием Запада и делают страну более зависимой от Москвы. Но нет никаких доказательств того, что сотрудничество  вызвало перелом в лукашенковских  кругах. Экономический кризис в стране сделал больше  для того  чтобы подорвать поддержку системы Лукашенко, чем более тесные связи с Европой. Это реакционная  политика режима, а не западные санкции, загнали власти в угол, вынудив  пойти на приватизацию и ппоиск  иностранных инвестиций, которые ослабили  оковы государства над экономикой. Несмотря на финансовую помощь от Кремля, Лукашенко заблокировал попытки России купить ключевые белорусские предприятий.  После двух лет дипломатических трений и тупиков, дебаты  сотрудничество или изоляция,  завершились  ничьей. Хотя ЕС утверждает, что он проводит политику не  изоляции, а "критического взаимодействия", результаты ее осенью 2012 ознаменовали собой надир в официальном взаимодействия между Брюсселем и Минском.
 
Новые партнеры
 
Что изменилось, так это подход Европы к белорусскому гражданскому  обществу. Ранее политика ЕС относительно Беларуси была одинакова, как  для друзей, так  и для противников демократии. После разгона Плошчы ситуация и зменилась. Так, на конференции международных доноров в Варшаве в феврале 2011, Штефан Фюле, комиссар ЕС по вопросам расширения и политики добрососедства, говорил не только о том, чтобы ввести санкции против режима,но и о том, что бы «укрепить наши связи и поддержку  гражданского общества, стремясь избежать  изоляции белорусского населения ", а польский министр иностранных дел Радослав Сикорский обещал солидарность и поддержку народу Беларуси:« Европа с вами, и вы с Европой ".
 
36 официальных делегаций предложили помочь беларусам, увеличив прямую поддержку гражданскому обществу и укрепляя международные контакты. Прямая  поддержка оказывается жертвам репрессий, неправительственным организациям , независимым  средств массовой информации и студентам. Укрепления связей между европейцами и белорусами, гражданским обществом и обычных граждан, будет достигнуто за счет сокращения барьеров для путешествий.
 
Проблемные расходы
 
Те, кто был в Варшаве пообещали 120 миллионов долларов, чтобы помочь белорусскому гражданскому обществу, включая четырехкратное повышение поддержки  ЕС, удвоение польского финансирования и повышение на 30 процентов помощи США. В тяжелый  момент, эта помощь имеет решающее значение с учетом дефицита внутренних ресурсов. Сегодня мы можем сделать несколько общих замечаний относительно эффективности этих усилий. Хотя эти цифры были впечатляющими, многие из обещаний включить поддержку уже существующих или планируемых программ не были выполнены. Фактическая поддержка новых программ составла  лишь небольшой процент от их общего числа.    Большая часть помощи фактически получили  связанные с Беларусью проекты, осуществляемые  за пределами страны. А  тем, кто  борется за  изменения внутри Беларусии достается менее четверти средств. В некоторых случаях, дополнительное финансирование запаздывала и не приносила пользу гражданскому обществу.
 
Взглянув назад, нельзя было  ожидать того, что  финансирование будет значительно увеличено. Среди постсоветских государств, Беларусь никогда не была приоритетом для помощи в строительстве демократии.  Внимание от жестокого разгона  Плошчы  вскоре было отвлечено “Арабской весной”. Умение режима стабилизировать  ситуацию и слабость оппозиции также привело к тому, что события в соседних России и Украине отвлекли  внимание Запада. Учитывая то, как работает бюрократия, для большинства правительств было легче увеличить поддержку внешних проектов, а не заняться разработкой специальных процедур, необходимых для оказания помощи людям  и организациям внутри страны. Проще финансировать учебу за границей, чем борьбу за свободу у себя дома.
 
Впечатляющие результаты
 
Дополнительное  финансирование, предназначалось, в большинстве своем, белорусским правозащитным организациям и независимым  СМИ. Эта стратегия, похоже, окупились. Американская и скандинавская помощь, пожертвования  от самих белорусов и поддержка ЕС, поступившие сразу  вскоре после разгона Плошчы , помогла Белорусским правозащитным организациям обеспечить юридическую, медицинскую и гуманитарную помощь в  больше чем 1000 случаев репрессии. Скоординированная поддержка содействовала тому, что  Белорусские правозащитные организации стали работать совместно, максимизируя свои преимущества и минимизируя дублирование. В результате, они были одними из самых эффективных элементов гражданского общества, помогая всем нуждающимся, независимо от политической ориентации. Признанием  высокой эффективности  этих усилий, является и то,что  по сфабрикованному делу об  уклонении от уплаты налогов, режим Беларуси  бросил в тюрьму ведущего правозащитника Алеся Беляцкого
 
Дополнительные инвестиции в независимые средства массовой информации также дали свои дивиденды. Финансовая поддержка редакций и журналистов, подвергшихся реперессиям, помогла им  выжить и продолжить работу, ни одно независимое СМИ не  перестало выходить. Увеличение объема помощи позволило им увеличить охват и тиражи, что привело  к значительному увеличению читательской аудитории. Независимые новостные сайты расширил свою аудиторию на 200-300 процентов, а независимые газеты подняли тираж на 10-20 процентов. Таким образом, все больше белорусов получают  объективную информацию о политической, экономической и международной ситуации. Более половины из 20 самых популярных Беларуси новостных сайтов – независимые  или оппозиционные. Около одной трети белорусов сейчас узнают  новости из Интернета,и  влияние этих сайтов продолжает расти. А  доверие населения к государственным СМИ, как и к самому режиму - падать.
  
Между тем, меньше всего от международной поддержки получила политическая оппозиция. Пока правозащитники помогали репрессированным оппозиционным лидерам, оппозиционные партии были в меньшем приоритете, поскольку политика многих доноров ограничивала прямую поддержку политических партий и  инициатив  их сторонников. Все эти препятствия оказались непреодолимыми для белорусских демократов, которых определенные доноры давно готовы поддерживать даже в большем объеме, но которые с 2010 года показывают, что они не в состоянии работать в команде или сформулировать общую позицию. Популярность Лукашенко падает, а соответствующего роста рейтингов оппозиции не было и нет.
 
Если общая сумма финансирования была меньше, чем обещалось, то обеспеченная после 19 декабря 2010 года поддержка оказалась своевременной и эффективной: ключевые секторы гражданского общества получили больше финансирования, использовав ее на пользу делу, и достигли конкретных результатов, но часть актеров чувствует себя неполноценной. Дебаты относительно объема поддержки белорусского гражданского общества внутри и за пределами страны приобретают все большую актуальность по мере того, как все больше политиков-оппозиционеров эмигрируют и продолжают свою борьбу из-за рубежа.
 
Международный обмен
 
Как было обещано в Варшаве, ЕС также выступил за расширение связей между белорусами и европейцами. Так, с 2010 года Беларусь находится в топе стран по количеству виз, выданных на душу населения: около 648 тыс. виз было выдано белорусам в 2011 году. Число же виз, выданных белорусам в год после событий 19 декабря, было большим, чем количество выданных шенгенских виз в течение предыдущего 2-летнего периода взаимодействия. В 2011 году количество национальных долгосрочных виз также увеличилась, теперь почти каждая вторая шенгенская виза, которая выдается белорусам, - многократная. Польша и Литва - страны-члены ЕС с наибольшим влиянием на белорусов - лидеры в этой области. А это значит, что ЕС снизил "шенгенскую стену" для белорусских активистов и граждан.
 
Процесс этот, однако, неравномерный. Страны-члены ЕС выдают в Беларуси визы на 5 лет, но не применяют к стране долгосрочный подход. Согласно опросу, подготовленному  в июле 2012 года, 87% белорусов в течение последних 12 месяцев не посещали страны ЕС, и, несмотря на приглашения Еврокомиссии, которые делались до и после 19 декабря 2010 года, официальный Минск не начал переговоры об упрощении визового режима и заблокировал реализацию соглашений по пограничном сотрудничестве, подписанных с Польшей и Литвой. ЕС не может в одностороннем порядке облегчить свои визовые и туристические правила, а режим не пойдет навстречу процессам, от которых выигрывают миллионы белорусов.
 
Временное возвращение?
 
Обязательства, взятые в Варшаве, были в некоторой степени реализованы. Фальшивое разделение между изоляцией и сотрудничеством было разрушено. Вынужденный  изменить методы работы с Беларусью, ЕС увеличил поддержку гражданского общества и улучшил партнерские контакты между людьми. Есть однако опасения, что положительный эффект поддержки после 2010 года окажется под угрозой из-за нехватки долгосрочной поддержки. Как ни парадоксально, но помощь ЕС и США еще больше снизилась, хотя белорусская ситуация отнюдь не улучшилась. Кроме того, западная поддержка гражданского общества с 2010 года все уменьшается и составляет сейчас, кажется, меньшую сумму, чем официальная помощь режиму, который несет личную ответственность за нынешний кризис и его трагические последствия. Теперь, когда внутренний контекст неизвестен, а счета уже оплачены, жаль было бы получить оценку Варшавской конференции как чрезвычайную реакцию на жесткий разгон митинга 19 декабря 2010 года, а не твердую приверженность делу продвижения демократии в Беларуси.

Об авторе
Роджер Потоцкий, директор программ Европы при Национальном фонде в поддержку демократии (США).

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».