Александр Микулин : Реформы МВД - история печали 1

Десятилетний белорусский  опыт реформирования  МВД показывает, что реформы сверху без поддержки снизу мертвы.

15 ноября президент провел совещание с руководящим составом МВД. «Реформа Министерства внутренних дел Беларуси подразумевает не кардинальную ломку ведомства, а оптимизацию структуры». «Основной целью преобразований является не кардинальная ломка ведомства, да нам это и не нужно, а конструктивное совершенствование его работы, чтобы обеспечивалась защита людей, общества, государства от преступных посягательств с учетом современных явлений и тенденций. То есть, главная задача – милиция должна быть приспособлена к той ситуации, которая складывается в стране и вокруг нашего государства», - заявил Лукашенко. 

Если посмотреть на весь десятилетний  путь  процесса реформирования, то можно выделить следующие этапы, пути начало реформирования системы МВД.

Начальный этап реформирования начинается в 2002 году, когда глава государства провел совещание по результатам комплексной проверки МВД.   На нем дана нелицеприятная  оценка деятельности МВД, как не отвечающей современным требованиям. Такая характеристика основывалась на росте общей преступности, и заметным подъемом уличной преступности. А также  очевидно слабыми показателями  борьбы правоохранительных органов с коррупцией и организованной преступностью. 

В результате этого совещания прокуратуре отводилась  координационная роль по руководству  правоохранительными органами в борьбе с коррупцией и организованной преступностью.

А наступающий 2003 год ознаменовывался годом повышенной борьбы с преступностью.

Начало первому  этапу реформирования положено указом №603 от 30 декабря 2003г. «О некоторых мерах по совершенствованию системы органов и подразделений внутренних дел Республики Беларусь». В нем, в частности, предусматривалась  оптимизация системы органов государственного управления, а также производились структурные преобразования в органах Министерства внутренних дел.

В структуре МВД наряду с действующей системой  создавались еще 4 департамента с правами юридического лица:   Департамент охраны, Департамент исполнения наказаний, Департамент финансов и тыла и Департамент по вопросам гражданства и миграции.

В целях устранения дублирующих функций и укрепления оперативного руководства на региональном уровне упразднялись: Следственный комитет и Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД. 

На их базе  создавалось: Главное управление предварительного расследования и Главное управление по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД. 

В числе нововведений - предусматривалось увеличение числа заместителей Министра внутренних дел с 4 до 5 сотрудников. 

На  проведенном  5 ноября 2003 года с участием  А.Лукашенко совещании «по вопросам организационно-штатной структуры МВД»  определились, что  с 1 января 2004 года государственные органы, включая «силовые», а также государственные предприятия должны работать согласно новым четким, понятным, оптимальным по численности и эффективным организационно-штатным структурам. При этом все задачи должны исполняться в рамках установленной численности сотрудников без создания каких-либо организаций-«подснежников». 

Уже тогда впервые  прозвучали  предложения:

- о предоставлении  больших полномочий стражам порядка в регионах  с повышением их ответственности;

- и необходимости принятия государственных мер  для того, чтобы сотрудники милиции, независимо от ранга, пользовались бесспорным авторитетом и уважением среди жителей республики.

В результате первого этапа оптимизации структуры МВД  штатную численность этого «силового ведомства»  планировалось сократить на 3 тысячи человек.

Второй этап реформирования начинается  29 января  2005 года. Тогда   глава государства принял ряд кадровых решений, уделив особое внимание омоложению руководящего состава управленческого звена структуры МВД. Почти из 250 сотрудников силовых структур, которые претендовали на продление сроков службы сверх предельного возраста, служба продлена только 50 офицерам, имеющим ученые степени докторов наук и дефицитные специальности. 

Перед сотрудниками делался упор «на  необходимость повышения защиты интересов и безопасности жителей нашей страны, искоренения и пресечения случаев, когда отдельные сотрудники милиции действуют не во благо общества, а в угоду некоторым представителям местных властей».

Как ни странно, тогда впервые Президент начал борьбу с солдафонством и потребовал:  «Хватит делать из милиции услужливых парней. Руководители в МВД должны быть как кремень: никаких «щелканий каблуками» либо «чего изволите?».

Кадровым способом, омоложением руководящего звена  предпринималась робкая  попытка искоренить возникшие коррупционные связи в системе правоохранительных органов.

Третий этап реформирования системы правоохранительных органов и системы МВД начался, как ни странно, 13 ноября 2008 года на совещании по вопросам эффективности принимаемых мер по борьбе с коррупцией.  

Тогда глава государства выразил крайнее возмущение разрастающейся коррупцией «среди тех, кто по долгу службы должен с ней бороться». 

Он потребовал принципиально подойти к решению проблемы кадрового протекционизма, который можно отнести к числу основных причин совершения коррупционных преступлений. «Верный спутник коррупции - кадровый протекционизм».

Ранее  предпринятые меры по наделению прокуратуры ролью координатора борьбы с коррупционными проявлениями к должному  результату не привели. А наоборот. Вскрылись факты злоупотреблением служебных полномочий в системе Генеральной Прокуратуры, МВД  и суда. 

«Покровительство фирм, лоббирование получения лицензий, квот, разрешений, закрытие уголовных дел в отношении «своих бизнесменов» и заказные дела против их конкурентов. Вы что не слышите, о чем говорят люди, и какие злоупотребления выявляются?», - обратился А.Лукашенко к участникам совещания.

Также он заявил, что в Беларуси с 1 января 2009 года решение о смягчении наказания в отношении осужденных за коррупционные преступления сотрудников правоохранительных органов будет принимать исключительно президент. 

При этом осужденные сотрудники правоохранительных органов должны отбывать наказание не в специальных колониях, а в обычных, «вместе с отъявленными преступниками». 

Как показала жизнь, для устранения вскрытых недостатков  одних карательных  мер в отношении сотрудников  уже явно недостаточно. 

Поэтому 29 июня 2009 года на совещании с оперативно-начальствующим составом органов внутренних дел президент потребовал: «Белорусская милиция нуждается в глубокой реформе» и на примере Витебской области, потребовал организовать работу милиции к 1 октябрю 2009 года так, чтобы  с 1 января 2010 года вся белорусская милиция начала работать по-новому. 

 Причин этому было  много, как экономических, так и социальных, но одна из главных  причин была озвучена.

«За последние 2 года вырос общий некомплект личного состава, который на 1 июня 2009 года составил 9%, в службе по борьбе с коррупцией и экономическими преступлениями - практически 11%, в подразделениях патрульно-постовой службы - 19%. Высокая текучесть кадров также негативно сказывается на деятельности участковых. Некомплект последних на 1 июня в целом по республике составил 9%, при этом в Минской области - 11%, а в Минске - 20%».

"По данным опроса, каждый четвертый милиционер назвал такое положение дел следствием неприемлемого стиля руководства со стороны непосредственных начальников, создающих нервозную обстановку в коллективе", - резюмировал  А.Лукашенко.

Завершился третий этап реформирования МВД частично с  принятием Декрета №3 от 18 апреля 2009 года.  В нем в целях усиления борьбы с коррупцией предусматривалось, что по коррупционным преступлениям предварительное следствие производится тем органом, который возбудил уголовное дело, а не только прокуратурой. 

Также на  проведенном совещании по вопросам совершенствования законодательства в сфере борьбы с преступностью 14 августа 2009 года, впервые был рассмотрен вопрос  о возможности создания отдельного следственного комитета, вне системы МВД, сугубо подчиненного президенту.

В Беларуси с 1 января 2012 года создан Следственный комитет, который  находится в подчинении президента. 

Такое решение было принято 2 августа на совещании по вопросу совершенствования системы органов предварительного расследования. 

В основе завершающего третьего  этапа реформирования МВД был заложен опыт работы Федерального бюро расследования США и Следственного комитета России. «Мир давно уже реализовал это. Давайте возьмем лучшее», - сказал А.Лукашенко.

С момента рабочего доклада Госсекретаря Совета Безопасности Леонида Мальцева 11 мая 2012 года можно считать началом отсчета  четвертого этапа - глубокой реформации МВД.

«Реформа МВД – это вопрос номер один. Надо убрать все функции, несвойственные для МВД. Министерство в результате реорганизации будет освобождено от тех функций и задач, которые уже изжили себя», - пояснил президент. 

15 июня вновь назначенному руководящему составу системы МВД поставлены задачи, и в процессе реформирования  им отводилась непростая  роль, «это не просто какие-то рядовые назначения, имея в виду нынешнюю ситуацию».  Я не просто так сказал о том, что нам надо реформировать МВД, но реформировать, не ломая, как это обычно бывало, может быть, и у нас, и у наших соседей, – сказал Лукашенко. – Мы не собираемся ни переименовывать МВД как-то иначе (в полицию, например) и так далее. Это просто неприемлемо для нашего общества. Мы не собираемся производить какую-то жесткую структурную ломку, потому что основная структура министерства и органов внутренних дел, я считаю, нормальная. Она соответствует требованиям сегодняшнего дня». Во-первых, освободить МВД от несвойственных функций. Во-вторых, надо и с численностью посмотреть.

«Надо посмотреть и на войсковую составляющую МВД. Я не говорю о том, что мы там должны по - живому резать, но привести ее в соответствие с требованиями сегодняшнего дня надо, – отметил Лукашенко. -  Начинать надо снизу, с участкового. И везде надо четко прописать главные направления реформирования».

Знаковым моментом в четвертом этапе реформирования системы МВД произошло проведенное 15 ноября совещание с руководящим составом органов внутренних дел.  На нем подтвердились цели и ранее поставленные задачи перед руководящим составом МВД  и наметились пути их реализации. 

Государственному экспертно-криминалистическому центру МВД необходимо придать статус самостоятельного подразделения, что будет способствовать более полному обеспечению законных прав и интересов граждан, путем создания в стране единой службы судебных экспертиз;

- необходимо оптимизировать систему обеспечения транспортной безопасности для совершенствования вертикали управления МВД; 

- реформирование главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (это позволит передать более 180 высококвалифицированных сотрудников главка в криминальную милицию и тем самым ее укрепить этим); 

- упразднение управления корпуса охраны общественного порядка не только устранит излишнюю управленческую структуру в вертикали войсковой составляющей, но и создаст резерв для формирования определенных воинских частей; 

- проведение сокращения 6 тысячи за счет существующего некомплекта в органах внутренних дел;

- создание службы судебных приставов;

- кардинальное изменение отношения к участковому инспектору, придав ему полномочия и освобождения его от несвойственных ему обязанностей.

Четвертый этап реформирования еще не закончился, и что он принесет - время покажет. Но один вывод можно сделать уже сейчас: существующее положение дел в системе МВД без кардинального системного подхода успеха в реформировании не принесет.

На мой взгляд, в конечном итоге реформирования,  система МВД напомнит нам в той или иной мере системы организации работы полиции в США или в Европе.   И нельзя не согласиться с тем, что в конечном итоге поиска оптимизации структуры работы органов МВД, мы, несомненно, подойдем к европейской или американской организации работы полиции, к  уже  существующему положительному  опыту работы.  Например, придание широкого спектра правовых полномочий участковому инспектору милиции есть не что иное, как попытка организовать его работу по принципу шерифа американской полиции.

Например, почему нельзя нам упразднить областной управленческий аппарат, и вместо этого начальников ОВД  выбирать путем народного голосования? Многие возникающие вопросы, связанные с коррупцией в системе госуправления, отпадут, так как при ежегодном отчете перед своими избирателями начальник милиции не сможет избежать ответа перед гражданами.  При такой организации  работы упраздняется колоссальный чиновничий аппарат, а высвободившиеся государственные средства пойдут действительно на модернизацию и совершенствование работы системы МВД.

Десятилетний белорусский  опыт реформирования  МВД показывает, что реформы сверху без поддержки снизу мертвы и напоминают бег по кругу в замкнутом пространстве.  Так в чем проблема? 

Она очевидна: пора  признать, что в организации милитаризованной  государственной службе необходимым сдерживающим условием  и регулирующим  фактором во взаимоотношениях между начальником и подчиненным безусловно может выступать третья нейтральная составляющая—профсоюз! Если взять за пример организацию взаимоотношений с подчиненными,  опыт европейский или американский (можно и российский), то мы сможем избежать того негативного опыта, который присутствует у нас во взаимоотношениях между руководством и подчиненными. «Я бы вас очень попросил: по-человечески относитесь к своим подчиненным. Вы же сами все оттуда», - заявил  Лукашенко на последнем совещании. 

Еще в 1999 году экс-министр МВД Республики Беларусь Юрий Захаренко боролся с проявлением солдафонства  в системе МВД и ратовал за создание профсоюзного движения  в системе МВД. 

Существующее белорусское законодательство в настоящее время в полной мере позволяет иметь профсоюзную ячейку в подразделениях органов внутренних дел.

В соответствии со ст.3 Положения «О прохождения службы в органах  внутренних дел Республики Беларусь» - правовую основу службы в органах внутренних дел составляют Конституция Республики Беларусь, настоящее Положение, а также иные акты законодательства Республики Беларусь.

Статья 36 Конституции Республики Беларусь определяет, что судьи, прокурорские работники, сотрудники органов внутренних дел, Комитета государственного контроля, органов безопасности, военнослужащие не могут быть членами политических партий и других общественных объединений, преследующих политические цели.

В Законе Республики Беларусь « О профессиональных союзах»  целью объединения граждан в профессиональные союзы  предусматривается защита их трудовых, социально-экономических прав и интересов.   Статья 8  не запрещает, а лишь определяет  особенности применения настоящего Закона в Вооруженных Силах Республики Беларусь, других войсках и воинских формированиях Республики Беларусь, органах внутренних дел Республики Беларусь,  и определяются соответствующим законодательством Республики Беларусь. 

Таким образом, правовых оснований препятствующих организации профсоюзов в подразделениях ОВД нет, и это, несомненно, лучшая альтернатива общественным советам при МВД, УВД, что предложил министр МВД  на совещании.  

Решения о создании общественных советов при МВД, а также общественных советов при областных управлениях внутренних дел не предусмотрено ни одним правовым актом. Это лишь свидетельствует о топтании на месте в решении возникших насущных проблем. Уже созданы офицерские собрания, общественные союзы офицеров, и, как показывает  жизненный опыт, они безжизненны. Профсоюз же поможет действительно снять негативное напряжение во взаимоотношениях,  оградить сотрудников от нападок руководства, волюнтаризма в подразделении. 

В рамках программы ЕС «Модернизация судебных и правоохранительных органов в Беларуси» мы  предложили начать процесс создания милицейского профсоюза.   Однако пока  наши  предложения успеха не имели.

Поэтому мы предполагаем начать сбор подписей за создание в МВД такого института, как милицейский профсоюз. Контактный телефон 8029 6169890 (Александр Микулин).


Справка. Автор - майор МВД в запасе Александр Микулин,  бывший сотрудник управления по борьбе с организованной преступностью Витебского облисполкома.



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».