Светлана Калинкина: Именем короля 6

В Беларуси педофилам грозит меньшее наказание, чем критикам президента Луашенко.

Если бы вдруг выяснилось, что существует закон, запрещающий пешеходам открывать зонты, мы бы наверняка крутили пальцем у виска: бред какой-то!

Между тем, такие законы были, а в некоторых штатах США формально не отменены до сих пор. Оказывается, зонтом можно было напугать лошадь и спровоцировать, скажем так, ДТП с тяжкими последствиями. Законодатели беспокоились.

Были времена, когда только инженеры-электрики с лицензией могли вкручивать новые электролампочки. 

Законодательство многих стран определяло, что грешно и преступно, облегчаясь в туалете в воскресенье, смотреть вверх (то есть возводить глаза к небесам).

Во Франции в свое время придумали закон, согласно которому ни один владелец не мог назвать свою свинью Наполеоном...

Все это было. Все это когда-то воспринималась серьезно. Но сегодня подобные забавные несуразицы только добавляют ярких красок сухой науке юриспруденции. Не более.

Точно таким же атавизмом в законодательстве является постулат об особом наказании за клевету и оскорбление высших государственных особ. Потому что давно уже никто не считает первых лиц даром богов, наместниками Всевышнего на земле, богопомазанниками, особами священными, неприкосновенным и т.д. и т.п. Хотя именно тем, что, покушаясь на авторитет первого лица, ты покушаешься на авторитет Бога, раньше объясняли особо строгие меры защиты этой категории "пострадавших" от людских языков.

Но время идет. Люди узнали, что Земля круглая, что она не покоится на трех китах, что прав был гонимый Коперник, когда утвержал: "И все-таки она вертится!"

Точно так же постепенно пришли к пониманию, что правители – это никакие не дары небес, а часто даже совсем наоборот – наказание. Что среди них бывают и самозванцы, и дураки. А вместе с этим пониманием стали исчезать и соответствующие законы, предписывающие как-то особенно защищать авторитет первых лиц как особенных персон.

Кто сегодня для американцев президент США? Обычный человек, высокого уровня менеджер, умный или не очень, но добровольно согласившийся на публичность. Кто боится высоты, не должен идти в летчики, кто не любит воды – в водолазы, кто слишком обидчив и болезненно воспринимает критику – волен сидеть дома и вышивать крестиком. Но если стал политиком – не обижайся. И, конечно, давно нет в цивилизованых странах какого-то специального наказания за покушение на авторитет публичных особ. Это даже воспринимается дико.

Впрочем, кто-то может вспомнить, что, например, в Англии до сих пор не отменен закон, предусматривающий смертную казнь за наклеенную вверх ногами почтовую марку с изображением короля или королевы. Это так. Только одновременно там и смертная казнь запрещена. И отменять законы не в английской традиции. Потому формально до сих пор в городе Честер после полуночи разрешено стрелять из лука по валлийцам. В Лондоне можно избивать жен только до девяти часов вечера, чтобы не мешать криками соседям. И никто не отменил закон от 1644 года, запрещающий есть на Рождество сладкие пирожки: их по традиции выпекают как раз в период рождественско-новогодних праздников, и в свое время Оливер Кромвель решил, что надо законодательно бороться с грехом чревоугодия. 

Неужели кто-то полагает, будто в Англии на Рождество до сих пор не едят сладкие пирожки? Да никому просто не приходит в голову эти законы применять.

Подобные законодательные казусы в мире собирают, будто анекдоты. Им такие атавизмы смешны, потому что никто не стремится анекдоты сделать былью. А вот нам совсем не смешно, у нас подобные дикости работают.

Анджею Почобуту угрожает до пяти лет лишения свободы за клевету на Лукашенко, совершенную повторно. То есть королей давно нет, а особо строгое наказание за покушение на авторитет короля в нашей стране осталось. Название статей УК осовременили, но суть не изменилась. 

В первый раз Анджея осудили за то, что в своих публикациях он называл Лукашенко "диктатором". Правда, так и осталось не выясненным, обиделся ли сам Лукашенко на характеристику "диктатор". По крайней мере, придя на избирательный участок на парламентских выборах 2008-го года, он говорил журналистам: "Диктатор — так диктатор. В этом есть тоже определенная выгода. Вы же представьте себе, что я последний диктатор. Последний! А где бы вы еще в своей жизни встретили и поговорили с диктатором, если бы не приехали сюда в Беларусь".

Зато обиделись КГБ и прокуроры, которые почему-то считают, что и в XXI веке можно действовать "именем короля".

Анджея признали виновным и приговорили к трем годам лишения свободы с отсрочкой исполнения приговора на два года. Теперь завели новое дело. Никто не знает, к каким словам прицепились на этот раз. Но мы тут всем журналистским сообществом инкриминируемые ему статьи изучали и абсолютно никакой крамолы (даже с большой натяжкой) не нашли. Однако обвинение Почобуту предъявлено. По той же "королевской" статье – 367 часть 2: клевета в отношении Лукашенко, совершенная повторно. Возможное наказание – до пяти лет.

Вот если бы Анджей принуждал кого-то к занятию проституцией, ему бы грозило всего до трех лет (статья 171-1 часть 1). Если бы он был педофилом и совращал малолетних – до четырех лет (статья 168). А он, вражина, критические статьи про президента и белорусскую действительность писал. С точки зрения белорусского закона, это "преступление" опаснее.

Кто пролоббировал такие символические наказания для любителей сексуальных забав с детьми при принятии Уголовного кодекса, не знаю. Но одновременно эти люди защитили себя тем, что выслужились перед президентом. Потому что даже Госдума России, пойдя по пути ужесточения законодательства и вернув в Уголовный кодекс статью о клевете, не додумалась выделять главу государства в некую неприкосновенную цацу, за неправильные сведения о которой предусмотрена особо суровая кара.

Даже Казахстан демонстрирует более-менее цивилизованные подходы к пониманию соразмерности тяжести преступления и наказания за него. УК этой страны, как и наше, содержит особую "президентскую статью", но она даже по-другому называется – "Посягательство на честь и достоинство Президента Республики Казахстан и воспрепятствование его деятельности". И больше трех лет за такое преступление при самых-самых отягчающих обстоятельствах не дадут. Более того, соответствующая статья УК Казахстана имеет примечание: "Публичные выступления, содержащие критические высказывания о проводимой Президентом Республики Казахстан политике, не влекут уголовной ответственности по настоящей статье".

А вот за педофилию там серьезно накажут – аж до 20 лет можно получить. 

То есть каким бы азиатским ханом ни называли Нурсултана Назарбаева, но покушение на свои честь и достоинство он все-таки оценивает куда скромнее, чем судьбы детей, психически покалеченных разными извращенцами. Зато не диктатор, но цивилизованный европейский руководитель Александр Лукашенко, называющий справедливость главным принципом своей политики, собственную персону оценил выше. Такое у нас понимание европейскости, цивилизованности, справедливости.

Конечно, то, что происходит с Анджеем Почобутом, это беспредел. Это травля, оформленная в протоколы-экспертизы-папочки с использованием закона, уместного разве что в XIX веке. Это просто откровенная охота на журналиста, объявленная именем короля.

Видеть в статьях Анджея серьезное преступление и доказывать, что Почобут преступник – это то же самое, что пытаться убедить мир, будто большую угрозу общественному порядку до сих пор несет открытый пешеходом зонтик.

По сути – то же самое. Только это не анекдот и не шутка. Это происходит на наших глазах. И это не смешно.


«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».