АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Конституционная реформа Павел Шеремет Эпидемия Белгазпромбанк Беларусь-Россия

Вячеслав Бортник: Торговля жизнью 3

Смертная казнь - это  если и не джокер, то по крайней мере козырный туз в игре с Западом.

Информация  об исполнении смертных приговоров в отношении Владислава Ковалева и Дмитрия Коновалова в марте этого просто взорвала Байнет. Пожалуй,  ни одна другая тема давно не вызывала таких оживленных дискуссий и не обошла стороной ни  только многих правозащитников и экспертов, но и тысячи простых белорусов. Нашлись даже те, что умудрились обвинить в убийстве государством Ковалева и Коновалова самих же правозащитников: мол, зачем было поднимать международную шумиху и злить Лукашенко. Лучше сконцентрировались бы на слезных  вымаливаниях  помилования. Так,  глядишь, и  растрогали бы президента. 

Только в самом, что ни есть, рабского сознания мог зародиться подобный бред. Изначально было ясно, что никакого помилования не будет. Поступив иначе, власти признали бы невиновность приговоренных и тем самым подписали бы смертный приговор самим себе. Да и вообще, в Беларуси не принято щадить смертников. Президент пошел на подобный шаг лишь однажды. Произошло это в 1999 году, когда заменили смертный приговор на пожизненное заключение. Тогда зоотехник убил председателя на почве ревности.

Что бы ни говорили эксперты, правозащитники и международные организации, белорусские власти продолжают прикрываться общественным мнением в поддержку смертной казни. Приводятся результаты референдума 1996 года - 80,44% населения проголосовали за смертную казнь. Подобная аргументация не выдерживает никакой критики. На тот момент главным было "провести" президентский вариант Конституции, остальные же вопросы скорее выполняли роль отвлекающего маневра. Более того, в соответствии с законодательством, для отмены смертной казни в Беларуси референдум не требуется. Вероятнее всего, злополучные 80% были нужны, чтобы потом объяснять населению, почему нас (единственную страну в регионе) не взяли в Совет Европы. А туда Лукашенко вступать и не собирался, иначе пришлось бы ратифицировать Европейскую конвенцию по правам человека и далее выполнять решения Европейского суда. Не стоит также забывать о том, что референдум проходил, когда альтернативой смертной казни в Уголовном кодексе РБ предусматривалось только лишение свободы на срок до 15 лет, а пожизненное заключение было введено в 1997 году.

Какие бы цифры не выдавали опросы, надо понимать, что обеспечение прав человека никогда не должно зависеть от общественного мнения. При любых обстоятельствах недопустимы пытки,  даже если бы в обществе и нашла поддержку идея о возможности их применения в конкретных случаях. Кроме того, поддержка смертной казни общественным мнением часто основана на неполном знании фактов, а результаты опросов варьируются в зависимости от того, каким образом сформулированы  вопросы. Должностные лица, ответственные за политику в этой сфере, должны не только прислушиваться к общественному мнению, но и добиваться полного информирования общественности по данной проблеме. Многие, если бы были надлежаще уведомлены о фактах применения смертной казни и причинах  ее  отменены, высказался бы за отмену этой меры.

Множество исследований, проведенных в различных странах мира, показывают, что отношение к смертной казни может меняться, когда лучше известные факты. Подобные тенденции присущи демократическим режимам, где общественное мнение готовит почву для назревших изменений снизу. При авторитаризме, общественным мнением манипулируют с целью мобилизации поддержки спущенных сверху директив. 

Образовательной работы с населением по вопросу смертной казни белорусские власти не ведут. В связи с этим совсем не странными покажутся цифры, опубликованные аналитическим центром при администрации президента в 2010 году. По его данным, 79,5% населения выступают за смертную казнь, 4,5% - против. Белорусские исследователи считают, что высокий процент поддержки населением смертной казни - отголосок тоталитарного прошлого Беларуси в составе СССР. С конца 20-х и до середины 80-х годов прошлого века были расширены границы применения смертной казни. Оно получило общественную поддержку, чего не было при царизме.

И все же есть основания полагать, что население Беларуси со времени проведения референдума 1996 года изменила свое отношение к смертной казни. По данным социологического опроса, проведенного НИСЭПИ в октябре 2010 года, против отмены смертной казни высказалось 48,3% респондентов, за - 42,4% и 9,3% - затруднились ответить / не ответили. Опрос, проведенный в марте 2012 года, дал  следующие результаты: против отмены смертной казни - 40,8%, за - 49,7% и 9,5% - затруднились ответить / не ответили. Приведенные цифры делают абсурдными февральские заявления парламентариев о том, что вопрос об отмене смертной казни - это внутреннее дело Беларуси и принятие решения по нему возможно "только с учетом мнения белорусского общества".

Складывается парадоксальная ситуация. Еще 11 марта 2004 года Конституционный суд по запросу Палаты представителей Национального собрания проверил соответствие положений о смертной казни, содержащихся в Уголовном кодексе, Конституции страны. Суд постановил, что несколько положений Уголовного кодекса противоречат Конституции, в результате чего появилась возможность для отмены смертной казни или введения моратория на исполнение смертных приговоров как начальной меры, необходимой для их полного запрета. Независимые опросы говорят о готовности общества к отмене. Такой же позиции придерживается и Белорусская православная церковь. Хотя депутаты Палаты представителей Национального собрания в большинстве своем и против отмены смертной казни, в 2009 году была сформирована рабочая группа по этому вопросу и даже на конец 2011 года были внесены в предварительный план парламентские слушания на тему смертной казни. Возникает вопрос: Почему же его до сих пор не отменили? Чем выгодно его сохранение?

Оправдать необходимость сохранения смертной казни в Беларуси невозможно ни практикой, ни здравым смыслом. О том, что это вопрос политический, открыто заявляют даже сами белорусские парламентарии. Напрашивается как минимум два ответа: внешнеполитический и внутриполитический. Отмену смертной казни можно выгодно обменять, например, на снятие экономических или иных санкций, возвращение торговых преференций, очередные займы и долгожданные инвестиции. "У нас был бы уже результат, если бы не политика" двойных стандартов ", которую проявила Европа", - сокрушался в феврале этого года председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по законодательству и судебно-правовым вопросам Николай Самосейко. Смертная казнь - это если и не джокер, то по крайней мере козырный туз в игре с Западом.

На внутреннем же уровне посредством смертной казни можно "закрывать" темные дела вроде "террористического акта" 11 апреля 2011 года (когда настоящих преступников нельзя привлечь к ответственности по объективным причинам) и держать в страхе политических оппонентов. Казнью Ковалева и Коновалова белорусские власти дали ясно понять, что в стране, где и речи не может идти о международном терроризме (учитывая наши дружеские связи с режимами, откуда он происходит), где нет межнациональных конфликтов и где не существует неподконтрольных государству организованная преступность, каждый может не только стать жертвой "террористического акта", но и быть привлеченным к ответственности за его совершение. Каждый!  А еще при помощи смертной казни можно отвлекаться от насущных проблем (в том числе и в связи с ростом преступности) и давать возможность выпускать пар  доведенному  до отчаяния и нищеты населения.

До тех пор, пока белорусские власти будут иметь возможность пользоваться смертной казнью как инструментом решения вышеупомянутых проблем, его отмена не представляется реалистичной в обозримом будущем.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».