АКТУАЛЬНЫЕ ТЕМЫ: Протесты Референдум Белгазпромбанк Беларусь-Россия Павел Шеремет Экономический кризис Эпидемия

Мечислав Гриб: О парламентаризме и выборах 5

Победителей на этих выборах нет, и не могло быть изначально.

Недавно в газете « Свободные новости плюс» бывший депутат Верховного Совета и Палаты представителей Ольга Абрамова заявила о полной девальвации института парламентаризма в Беларуси. Анализируя ход избирательных компаний, происходящих в стране в последнее время, с такими выводами нельзя не согласиться.

Девальвацию парламентаризма и института выборов следует понимать как политическое обесценивание этих жизненно важных демократических процессов государственного управления. Но, чтобы обесценить, произвести девальвацию институтов парламентаризма и выборов, как минимум, необходимо, чтобы эти институты имели определенную цену в конкретно взятой стране.

Формально в БССР и в Республике Беларусь ранее имелись и сейчас имеются институт парламентаризма и институт политических выборов. Но они не соответствовали и не соответствуют своему назначению. Институт парламентаризма и институт выборов как бы есть, а парламента и политических выборов практически нет.

Во времена БССР организации коммунистической партии на разном уровне решали не только, кому быть депутатам сельского, поселкового, районного, городского и областного Совета депутатов, но и кому быть депутатом Верховного Совета республики и даже СССР.

Народ, в роли избирателей, использовался в качестве статистов и вынужден был поддерживать кандидатуры, выдвинутые и одобренные партийными организациями. Другие варианты практически были исключены. Партийным строительством было охвачено все общество, везде были партийные структуры, начиная от партийной ячейки и до ЦК КПСС.

Все кандидаты в депутаты разных уровней утверждались на партийных заседаниях, а потом избирались на безальтернативной основе. Никаких секретов из таких выборов никто не делал. Все об этом знали, поэтому и не придавали выборам особого значения.

Люди знали, что участвуют в выборах, без выбора и равнодушно к ним относились. Однако, отказываться от участия в выборах тогда не было принято. Люди, не безосновательно, опасались преследований со стороны власти за отказ от участия в выборах.

В качестве парламента был Верховный Совет, но он не был независимым высшим органом законодательной власти. В Верховном Свете была своя партийная организация, в которую, как правило, входило более 90% депутатов, во главе с руководством Верховного Совета. Все они должны были подчиняться ЦК партии и выполнять партийные решения, как в первую, так и во вторую очередь.

Таковым был институт парламентаризма и институт политических выборов во времена БССР.

Эти два института государственной власти были, но не представляли особой ценности. Они были дорогостоящими декорациями авторитарной власти. Народ это прекрасно понимал, но ничего сделать с этим не мог и относился к этим институтам без особого интереса, равнодушно.

После распада Советского Союза, в наследство Беларуси остались два девальвированных института государственной власти. Институт парламентаризма и институт политических выборов. Эти два института были декларированы конституциями СССР и БССР, но не играли никакой роли в жизни общества. Ими прикрывали авторитарный режим в СССР, представляя его демократическим и всенародным.

Возрождение парламентаризма началось в начале 90-х годов прошлого века, но логического своего завершения не получило. В новых условиях удалось провести относительно свободные демократические первые выборы президента страны и выборы депутатов Верховного Совета в 1995 и 1996 годах.

Выборы депутатов пришлось проводить повторно по целому ряду округов, потому, что действующее в то время выборное законодательство позволяло считать выборы состоявшимися, если в выборах приняло участие не менее 50% избирателей, внесенных в списки для голосования. Избранным считался кандидат, если за него проголосовало не менее 50% избирателей, принявших участие в голосовании. Выполнить эти условия было проблематично, особенно в городах. Большого доверия к выборам у избирателей не было.

Осенью 1996 года возникло жёсткое противостояние между Президентом страны и Верховным Советом. Президент требовал расширения своих полномочий установленных Конституцией. В частности придания его указам и декретам силы законов. Верховный Совет не мог согласиться с этим, потому что такое требование противоречило действующему основному закону страны.

Президент внес в Верховный Совет предложения о внесении изменений и дополнений в конституцию через проведение республиканского референдума, по этому и ряду других вопросов. Автором предложений и дополнений в конституцию Президент объявил себя.

В предложениях внесенных Лукашенко на референдум, и в его отдельных указах, депутаты Верховного Совета усмотрели нарушения Конституции и других действующих законов Республики Беларусь. В связи с чем, они приступили к сбору подписей депутатов об инициировании производства по объявлению импичмента Президенту.

В таких, практически военных условиях, шла подготовка к проведению республиканского референдума по внесению изменений и дополнений в Конституцию Республики Беларусь и по некоторым другим вопросам. Свое стремление к внесению изменений и дополнений в основной закон  Президент обосновывал наличием конституционного кризиса в стране.

На самом деле никакого правового кризиса в стране не было и в помине. Конституция  Республики Беларусь предоставляла Президенту страны огромные властные полномочия. Он сам, после своего избрания, называл их царскими. Однако, вскоре ему оказалось их не достаточно и он стал требовать их расширения, называя все это конституционным кризисом.

Но, нельзя же в самом деле, считать конституционным  кризисом положение, когда одна из ветвей государственной власти, в данном случае, исполнительная, требует для себя расширения властных полномочий.

Проект по внесению изменений и дополнений в конституцию предусматривал не только безграничное увеличение полномочий Президента, но и полную реорганизацию Верховного Совета, изменения его структуры и полномочий. Вместо Верховного Совета вводился Парламент – Национальное собрание Республики Беларусь, состоящее из двух палат: Палаты представителей и Совета Республики.

Палата представителей предусматривалась из 110 депутатов, избираемых прямым голосованием и Совет Республики из 64 членов Совета Республики. Из которых 56  избираются депутатами местных Советов базового уровня, а 8 назначаются Президентом страны. Общее количество депутатов предлагалось сократить на 33%.

Вся власть в стране передавалась президенту. Три ветви государственной власти: законодательная, исполнительная и судебная теряли свою самостоятельность и независимость, переходя в подчинение президента и его администрации по всем вопросам  жизнедеятельности.

Исскуственно созданный Совет Республики, абсолютно не нужный  парламентский орган в унитарном государстве, усиливал систему контроля над аморфными депутатами Палаты представителей. Над ними практически устанавливался тройной контроль и создавался своеобразный запас прочности для президентской власти.  

Организовать и провести референдум, с соблюдением действующего тогда законодательства в Республике Беларусь было невозможно, это прекрасно понимали две противоборствующие стороны. Верховный Совет настаивал на соблюдении выборного законодательства страны, а президентская вертикаль шла к поставленной цели, не обращая внимания на соблюдение законов.

Досрочное голосование по вопросам вынесенным на референдум началось 9 ноября, за 15 дней до установленного дня голосования. Организация проведения референдума и процесса голосования  незаконно осуществлялась исполнительной властью на местах, в обход центральной, областных, городских и районных комиссий.

За семь дней досрочного голосования было зафиксировано множество нарушений законов Республики Беларусь, регламентирующих организацию и проведение референдума. Нарушения были настолько грубыми и циничными, что создали реальную угрозу свободному волеизъявлению граждан, нарушали их конституционные права.

По официальной информации Председателя Центральной избирательной комиссии Виктора Гончара, объявленной им на сессии Верховного Совета 14 ноября, через пять дней после начала досрочного голосования, не была утверждена смета на проведение референдума. ЦИК не знал, из каких источников финансируется республиканский референдум.

Управление делами Президента за счет не установленных источников изготовило бюллетени для голосования, количество которых было неизвестно ЦИК. Бюллетени на участки для голосования доставлялись средствами министерства связи, минуя областные, районные, городские и территориальные комиссии.

Белорусская национальная телерадиокомпания использовалась для односторонней агитации за проект конституции предложенный Президентом. Альтернативные мнения и проекты просто не обсуждались. В каждой области, районе, городе, на предприятиях, в колхозах и совхозах были созданы исполнительной властью неконституционные штабы по организации и проведении референдума.

На государственном уровне было заявлено, что к основному дню голосования, 24 ноября, надо обеспечить 85% избирателей, проголосовавших досрочно. В связи с грубыми нарушениями выборного законодательства Виктор Гончар предложил Верховному Совету отменить свое постановление о проведении референдума.

Однако, Верховный Совет, во главе со своим председателем Семеном Шарецким, оказался не готовым не только к принятию такого радикального решения, но даже и к обсуждению вопроса в этой плоскости. После этого Президент своим указом, незаконно, освободил от занимаемой должности Председателя ЦИК Виктора Гончара и блокировал силами охраны здание, где размещалась ЦИК. Сотрудники службы безопасности Президента, в буквальном смысле на руках вынесли из здания ЦИК Виктора Гончара и больше его туда не пустили.

С этого времени ЦИК фактически стала подчиняться Администрации Президента и выполнять все ее распоряжения. Депутаты Верховного Совета, в том числе и его руководство в Центральную избирательную комиссию больше не допускались. Организация проведения референдума незаконно перешла к исполнительной власти.

19 ноября депутат Верховного Совета Сергей Калякин заявил на сессии, что в соответствии с конституцией начата процедура отстранения Президента от власти за грубые нарушения законов Республики Беларусь. Материалы об этом находятся в Конституционном Суде.

По ряду объективных и субъективных причин процедура импичмента Президенту не состоялась, а референдум прошел в заданном исполнительной властью русле. Оппозицией и БДИПЧ ОБСЕ он был признан несвободным и недемократическим, но власть особого внимания на это обстоятельство не обратила и праздновала свою победу.

Законно избранный Верховный Совет Республики Беларусь 13 созыва был распущен. Президент назначил 110 депутатов Палаты представителей Национального собрания, которое получило официальное название парламента. Однако с этого времени в Беларуси, практически, перестал существовать институт парламентаризма и институт выборов.

Институт парламентаризма и институт политических выборов, во всех странах мира, тесно взаимосвязаны между собой. Они не могут существовать отдельно друг от друга. Не может быть в стране института парламентаризма, без института политических выборов, так как не может быть и института политических выборов без института парламентаризма.

Эти два института политической власти отсутствуют в республике с 1996 года. А, поскольку они отсутствуют, то не могут девальвироваться. Вместо института парламентаризма и института политических выборов в стране существуют декорации, созданные и поддерживаемые властью. По моему мнению, сегодня можно вести речь о восстановлении этих политических институтов, а не о них девальвации.

Однако, власть напуганная инициативой депутатов об открытии процедуры импичмента Президенту 16 лет тому назад, и сегодня боится свободного слова в своем парламенте. Поэтому там нет ни одного представителя оппозиции, ни одного инакомыслящего человека. В этом парламенте все показывают свое единомыслие, хотя многие из депутатов, как говорят, держат фигу в кармане. Нет депутатских фракций ни в одной из палат парламента.

Если проследить организацию и порядок выборов депутатов Палаты представителей второго, третьего, четвертого и пятого созывов, то  можно прийти к неутешительным выводом.  Нарушения выборного законодательства, фальсификации, во время избирательной компании, с каждым разом усовершенствуются.

В 2000 году в администрации Президента разработали проект Избирательного кодекса Республики Беларусь. Парламент принял этот проект, который стал основным выборным законом. И, хотя он далек от совершенства, ведь  разрабатывался исполнительной властью для себя, но и он не выполняется.

Исполнительная власть, неофициально организовывает и проводит выборы от начала и до конца. Избирательные комиссии всех уровней прикрывают лицевую сторону незаконных действий исполнительной власти. При формировании окружных и участковых избирательных комиссий нарушается баланс интересов всех субъектов выборного процесса.

В состав избирательных комиссий, под разными надуманными предлогами, не включаются представители оппозиционных политических партий и правозащитных организаций. Состав участковых избирательных комиссий, в большинстве случае формируется по корпоративному принципу.

Председателями участковых избирательных комиссий являются руководители предприятий, учреждений и организаций, а членами этих комиссий их подчиненные по работе. Такое зависимое положение членов комиссии от председателя, создает предпосылки, для  заинтересованной и недобросовестной организации выборного процесса, нарушения выборного законодательства и фальсификации результатов выборов.

Списки избирателей по избирательным участкам стали секретными. Их уже не вывешивают для обозрения избирателей. Все это делается для того, чтобы можно было  манипулировать ими. На ряде избирательных участков, количество избирателей, занесенных в списки для голосования, искусственно занижалось, что повышало процент избирателей, принявших участие в голосовании.

Вопрос явки избирателей на избирательные участки стал очень актуальным на последних выборах депутатов. Люди не идут на избирательные участки, и не потому, что часть оппозиции объявила бойкот, а потому, что парламент дискредитирован в глазах народа, он абсолютно бесправен, не имеет контрольных функций и не защищает интересы народа.

Власть старалась делать все для того, чтобы деполитизировать выборы, замкнуть кандидатов в депутаты на избирательные округа, на решении местных проблем. И, как отмечают наблюдатели, власти удалось добиться деполитизации и демобилизации общества во время избирательной компании. Большинство людей отказалось идти на «никому не нужные выборы, в никому не нужный парламент», констатировал политолог Валерий Корбалевич.

В ряде избирательных округов, особенно в городе Минске и других крупных городах страны, по данным независимых наблюдателей, выборы не состоялись. В голосовании приняло участие менее 50% избирателей, занесенных в списки для голосования. Однако, Центральная избирательная комиссия заявила о том, что выборы состоялись во всех избирательных округах. В голосовании приняло участие более 74% избирателей. Избрано 109 депутатов.

В составе вновь избранных депутатов 80 мужчин и 29 женщин, каждый пятый бывший депутат палаты представителей четвертого созыва. Более 13 % депутатов уже достигли пенсионного возраста, около 38% находятся в предпенсионном возрасте, мужчины с 1956, женщины с 1961 года рождения и старше. Они достигнут пенсионного возраста к 2016 году, к окончанию их депутатских полномочий и получат депутатское денежное содержание.

Общее число депутатов, достигших пенсионного возраста к концу их депутатских полномочий достигнет более 50%. Почти половина избранных депутатов, работали до их избрания, в органах исполнительной власти, то есть Парламент стал хорошей площадкой для выхода на более обеспеченную пенсию.

Таким образом, власть получила тот парламент, который она хотела. Он будет беспрекословно, подчинятся исполнительной власти и, как говорят, не задавать лишних вопросов. Но, он не будет парламентом и не станет институтом парламентаризма.

Выиграла ли власть эти выборы? По моему мнению, она проиграла выборы. У меня нет никаких сомнений, что власть знает реальные цифры итогов голосования. Эти цифры для нее неутешительные. Они никак не могут составлять те 74%, которые объявила Лидия Ермошина. Власть знает, что в крупных городах выборы не состоялись из-за низкой явки избирателей.

Между официальными итогами голосования и реальностью существует огромный разрыв, который не может заполнить никакая агитация и пропаганда. Народ, своим отношением к этим выборам, высказал огромное недоверие к власти. Высказал его открыто и официально.

Не выиграла на этих выборах и оппозиция, что бы она не утверждала, и чем бы она себя не тешила. Она не смогла решить ни одной своей задачи. Оппозиция пошла на выборы несколькими разрозненными группами, преследуя свои групповые, партийные интересы и ничего не добилась. Победителей на этих выборах нет, и не могло быть изначально.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту [email protected] для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».