Андрей Суздальцев: Вся жизнь – игра 26

Лукашенко был всегда активен и поразительно болтлив.

На прошлой неделе, после завершения парламентских выборов в Грузии, у белорусского президента появился повод не только вспомнить о судьбе своего коллеги М. Саакашвили, но попытаться вернуться к основательно подзабытой роли ведущего интегратора на постсоветском пространстве.

Вопрос не в том, что белорусский президент затронул тему поражения «Единого национального движения» или обратился к задаче сохранения и даже расширения СНГ. Вообще проблема в том, что А. Лукашенко иногда берется за международную проблематику. Это само по себе ужасно.

В принципе, А. Лукашенко мог бы обратиться к еще более знаковым, чем итоги выборов в Грузии, международным темам – гражданская война в Сирии или японо-китайские взаимные территориальные претензии, но эффект был бы одинаков. Так сложилось, что все, о чем говорит белорусский президент по международной тематике, мировое сообщество немедленно относит к разделу курьезов или анекдотов. Печально, что такая же судьба уготована и вполне реалистичным международным заявлениям А. Лукашенко, хотя их, прямо скажем, было немного за последние годы.

Между тем, так было не всегда. В середине 1990-х годов белорусский президент был почти кумиром не только формирующихся политических классов постсоветского пространства, но и вызывал немалый интерес в Европе. Внешнеполитическая арена для А. Лукашенко резко сузилась, когда он определился в геополитическом плане – начался процесс интеграции с Россией. Однако белорусский президент не мог согласиться с ролью младшего партнера в союзе с РФ. Откровенно говоря, он до сих пор не может примириться с этой объективной реальностью. Несмотря на то, что А. Лукашенко изначально позиционировал себя на международной арене в роли слона (скорее слоника) в посудной лавке, в 1990-е годы на фоне больного и слабеющего Б. Ельцина белорусский президент продолжительное время все-таки оставался одной из самых ярких фигур СНГ на международном подиуме далеко за пределами постсоветского пространства.

А. Лукашенко был всегда активен и поразительно болтлив. В этом была одна из причин его первоначального успеха на международной арене. Бог любит тех, кто идет вперед. Этот вывод не раз получал подтверждение на практике. Причем, что поразительно, удача оставалась даже с теми, кто просто бегает по кругу. Активная политическая деятельность, быстрая реакция на политические события, умение держать удар (это, к сожалению, не о Лукашенко, он в этом случае сразу впадает в истерику)– все это способствует политическому долголетию, даже если политик изначально отстаивает устаревшие или абсурдные идеи.

Однако всему есть мера и в конце 1990-х годов, несмотря на то, что А. Лукашенко был по-прежнему активен на международной арене, его многочисленные заявления уже не волновали умы на постсоветском пространстве, не говоря уже о мировых элитах. Политико-экономическая ситуация в Республике Беларусь - все более очевидная сырьевая направленность экспорта на западные рынки, монопольная экономическая зависимость от России, быстрое формирование авторитарного режима с его традиционными проявлениями (ликвидация разделения властей, взятие под контроль избирательной системы и национальной экономики, рост влияния силового блока, нарушения прав человека, усиление политические репрессий), постепенно «съедала» внешнеполитический авторитет белорусского президента. Его многочисленные слова все дальше и дальше расходились с политическими и экономическими реалиями у него дом.

Постепенно выступления А. Лукашенко переместились в конец ленты новостей, где стали добычей политических аналитиков, так как слова белорусского президента стали бесценным источником для оценки ситуации как в российско-белорусских отношениях, так и в самой Беларуси. В итоге международная активность белорусского президента уподобилась индикатору («политическому градуснику»), а также отражала индивидуальные интересы, а то и фантазии А. Лукашенко.

Интервью белорусского президента телекомпании СНГ «Мир», состоявшееся 4 октября, является прекрасным примером своеобразного современного внешнеполитического статуса А. Лукашенко.

Но прежде всего, необходимо отметить, что белорусский президент вообще-то весьма своеобразный человек. Нет необходимости отмечать не раз уже обговариваемую феноменальную эгоцентричность первого президента Беларуси, но было бы странным не видеть, что А. Лукашенко огромные усилия бросает на создание собственного виртуального мира, где все его действия исключительно удачны, а его роль и значение приобретают поистине глобальный политический и исторический характер. В созданном силой собственного воображения виртуальном мирке А. Лукашенко отдыхает и черпает силы для политического выживания. Понятно, что в этом случае, все, что вступает в противоречие со сложившимся в голове белорусского президента мирком, выводит его из равновесия и яростно отвергается.

Необходимо помнить, что все восемнадцать лет нахождения у власти белорусский президент провел в отчаянной борьбе за сохранения своего президентского статуса, ежедневно сталкиваясь с почти неразрешимыми проблемами и угрозами: постоянный дефицит буквально всего - ресурсов, финансов, включая валюты, технологий, современного оружия, информации, доверия со стороны внешних партнеров и собственного политического класса, а также населения; угрозы санкций, блокады, переворота и мятежа, вмешательства внешних сил, консолидации жестких противников режима и изоляция подкупленной псевдооппозиции, предательства высшей номенклатуры, олигархов и силовиков и т.д. и т.п.

Выдержать такое непрерывное «барахтанье» возможно, если только постоянно окунаться в тихую виртуальную «заводь» в стиле тихой и спокойной компьютерной стратегии, где на полях и в садах убирают урожай, крутятся мельницы, плывут кораблики, пыхтят заводики, печется хлеб и коптится колбаса, а враги, только щелкни мышка в руках «монарха», исчезают из игры навсегда. Естественно, каждый новый раунд начинается с «чистого листа» и игроку все прощается и все забывается.

Однако, когда А. Лукашенко заявляет, что "действительно, мы имеем с Грузией неплохие экономические отношения (хотя это несопоставимые объемы) и с Российской Федерацией. Но с Грузией мы имели и кое-какие политические контакты, несмотря на то что мы, конечно, поддерживали Российскую Федерацию во всех этих конфликтах (это когда? – А.С.). Мы имели эти политические контакты, и мы благодарны, я это публично говорил и Михаилу Саакашвили, и всем грузинским политикам, которые нас поддерживали на международной арене - в Восточном партнерстве, ООН, перед американцами, европейцами. Саакашвили вообще был проводником белорусской политики, и это была правда. Я ему за это благодарен, и уже не единожды публично об этом говорил" (04.10.12., интервью телекомпании «Мир»), то он видимо считает, что оказался в новом раунде и все вновь живы и здоровы с полной амнезией в головах.

Белорусский президент видимо считает, что кровь и ложь в российско-грузинских отношениях уже ушли в небытие и говорить о них нет смысла. Сейчас, мол, пришло время, когда можно поприветствовать военного преступника, на совести которого жизни нескольких десятков российских миротворцев, убитых 8-9 августа 2008 года.

Стоит напомнить, что Грузия в 1992 году этим русским мальчишкам в «голубых касках» гарантировала жизнь и безопасность. В первые дни наступления на Южную Осетию, российских миротворцев резали, издевались, расстреливали… А. Лукашенко, не упускающий случая, когда ему это выгодно, заявить, что белорусы и русские являются одним народом, никогда не ставил М. Саакашвили в вину убийство русских солдат. Он был благодарен президенту Грузии за поддержку Минска на Западе.

Через два года после нападения на российских миротворцев и атаки Цхинвала, два президента встречались в Крыму (13 июля 2010 г.). Обнимались, похлопывали друг друга по спинам. Затем М. Саакашвили выступал по белорусскому телевидению… Правильно, это ведь в России закопали гробы…

А. Лукашенко продолжает жить в своем виртуальном мирке, где все плохое в отношении его политики забыто, но ведь в реальной политической жизни никогда и ничего не прощается и не забывается. Никогда не забудется, как во время боев в Цхинвале в Беларуси проводилась неделя грузинского кино, а Н. Чергинец осторожно прогнозировал победу М. Саакашвили, как после российско-грузинской войны белорусские власти шустро организовали так называемую «тропу Лукашенко», позволяющую перебрасывать на территорию России десятки тысяч граждан Грузии без российских виз, как белорусский президент обещал признать независимость Абхазии и Южной Осетии и т.д. В разгар боевых действий между Россией и Грузией «единственный союзник России» поспешил в кусты, мигом забыв о неоднократно декларируемой поддержке Москвы. Гуманитарная помощь в Южную Осетию из Беларуси пришла в мизерном количестве и позже ряда стран ОДКБ, белорусский рынок остался открыт для грузинского вина и т.д. и т.п. Список огромный и он еще не закрыт.

Виртуальная стратегия прочно сидит в голове А. Лукашенко. Именно благодаря ей он уверенно подменяет российское руководство, ощущая себя едва ли не президентом России: «Абсолютно убежден, что так и будет, потому что и российское руководство прекрасно понимает, что грузины - люди не чужие. Да, был конфликт, неприятные для братских народов столкновения (неприятные? – А.С.), но когда-то эту страницу надо переворачивать, никуда от этого не денешься. Я убежден, что и Владимир Путин, и Дмитрий Медведев это прекрасно понимают, хоть они были участниками этого конфликта. И я практически убежден, что если будут шаги со стороны Грузии навстречу России, они будут восприняты положительно, и мы станем свидетелями, наверное, в будущем году нормализации отношений между этими двумя братскими государствами». Любопытно слушать белорусского президента, когда он начинает решать уже и за российский народ. Видимо он не знает, что как раз грузины для России являются людьми далеко не близкими, да и два государства не являются и никогда не будут братскими.

А. Лукашенко не видит и не понимает политические и идеологические процессы, активно развивающиеся в российском обществе, включая быстро прогрессирующий изоляционизм. Поэтому брать на себя обязательства по приглашению Грузии в СНГ, вновь входя в роль основного постсоветского интегратора, было бы с его стороны чрезвычайно самонадеянно: «А что касается вообще политики Грузии на постсоветском пространстве, мне кажется, что в следующем году саммит СНГ, скорее всего, соберется в Минске. Поэтому я всячески буду инициировать, это уже моя будет функция (если Минск станет местом проведения саммита), возвращение Грузии в СНГ». Понятно, что хорошо инициировать то, за что не будешь отвечать и что не будешь оплачивать. Между прочим, главе белорусского государства стоило бы помнить, что СНГ – это, прежде всего, Россия, т.е. российская экономика, ее энергетика, рынок, деньги, ядерное оружие и т.д. Нужна ли России Грузия в СНГ? Автор этих строк не откроет тайны, если подтвердит, что объективно говоря России не нужна и сама Грузия, не то, что Грузия в СНГ. России вполне хватает Украины и Беларуси, вечно пытающихся демонстрировать европейский вектор за счет российского рынка и российских энергоносителей.

Грузия идет своим, выбранным ее политическим классом и большей частью населения, путем. Этот путь не однозначно евроатлантический, как может показаться на первый взгляд. Если завтра правящим кругам этой закавказской страны будет выгодно, то они будут ориентироваться на Иран, послезавтра на Турцию в рамках современной турецкой региональной политики, следом на НАТО и Израиль, чтобы потом снова обратиться к России. Такова грузинская политика минимум с XVI века – внешние силы приглашаются решать грузинские проблемы, которые сами грузины решить не в силах.

Безусловно, поражение партии М. Саакашвили было зафиксировано в первую очередь не в Тбилиси, а в Вашингтоне. Причем за месяц до президентских выборов в США. Вопрос здесь не в грузинской демократии, а в глобальной политической и экономической зависимости этой страны от Запада.

Бесконечная и бессмысленная финансовая помощь стране с непредсказуемым руководством, периодически стремящимся втравить спонсоров в конфликт с Россией (типичная лимитрофия), безусловно, не может продолжаться бесконечно. Грузии надо искать другие деньги и рынки, где их можно взять. А взять можно только в России. Безусловно, кому то в Брюсселе и Вашингтоне очень бы хотелось экономически повесить Грузию на шею России, оставив себе политическое руководство Тбилиси. Эта политика хорошо знакома Москве как раз на белорусском примере. Не отсюда ли столь шустрая реакция А. Лукашенко на грузинские парламентские выборы?

Во всяком случае, на следующий день после интервью телекомпании «Мир» А. Лукашенко уже заявил послам из стран Евросоюза: «Ожидаем, что Евросоюз откажется от бессмысленного давления на нашу страну, предпримет шаги для восстановления доверия к себе как к серьезнейшему партнеру и доброму соседу. … В то же время мы едины с европейцами в понимании конечной цели наших реформ: укрепление позиций Беларуси как современного, ответственного, демократического европейского государства. В нашем характере — всегда отвечать взаимностью на доброе и уважительное отношение». Остаётся спросить: «а за что уважать?».

Game, как говорится, over.

«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».