Сергей Парсюкевич: Как я наблюдал за выборами 1

Члены комиссии только раскладывали бюллетени стопками по 25 штук, потом пачки относили секретарю комиссии, и она там  делала вид, что считает стопки с бюллетенями.

Мною совместно с Совпелем Сергеем Павловичем осуществлялось наблюдение за ходом проведения избирательного процесса на 44-м участке Витебского-Чкаловского избирательного округа № 18.  Мы попеременно или вместе постоянно находились на избирательном участке в течении всего времени проведение досрочного голосования, а также 23-го сентября 2012 года в основной день голосования.  С целью установления фактического количества избирателей, принявших участие в голосовании на данном участке, мы вели их постоянный учёт – считали каждого избирателя, опустившего свой бюллетень в урну для голосования. При этом мы не оставляли избирательный участок без нашего наблюдения ни на минуту.

В первый день предварительного голосования расхождения в количестве проголосовавших между нами и участковой комиссией не было. Во второй день в протоколе избирательной комиссии было указано, что проголосовал  81 человек. По нашим данным во второй день проголосовало 63 избирателя. На мой вопрос о том, почему между нашими данными имеются расхождения, секретарь комиссии ответила, что у них в протоколе указана сумма проголосовавших за два дня. На следующий день уже пояснялось, что в дневном протоколе указывается количество проголосовавших в течении данного дня. Так к окончанию досрочного голосования разница между нашими данными и данными избирательной комиссии возросла до 19 человек (по нашим подсчётам  досрочно проголосовало 409 избирателей, по данным участковой комиссии – 428).

23 сентября мы также вели постоянный учёт проголосовавших избирателей на участке. Кроме этого я осуществлял выезд с членами комиссии для голосования по месту нахождения избирателей (1 раз на 44-м участке). Когда по телевизору было объявлено, что Витебской области явка избирателей на 14-00 превысила 57 процентов, а по нашим данным на участке к этому времени проголосовало около 35%, я по-пытался узнать у председателя и секретаря комиссии их данные о явке. В предоставлении этой  информации мне было отказано, не взирая на мои ссылки на ст. 13 Избирательного кодекса РБ о гласности и открытости проведения избирательных кампаний в Беларуси. Неожиданно в 15.55 секретарь комиссии подошла к нам и сказала, что они передумали и сообщат нам сведения о количестве проголосовавших на 16 часов.  Тут же мне было пояснено, что по их данным проголосовало 1175 избирателей. Мы тут же посчитали свои данные, у нас на 15.55 получилось, что проголосовало 965 избирателей (и это с учётом того, что за количество досрочно проголосовавших мы взяли число 428).  Кроме того я знаю, что сведения о проголосовавших секретарь комиссии собирала в 15.30.  Расхождение между нашими данными и данными комиссии составило более двухсот человек.  Мне сразу стало понятно, что избирательная комиссия стремиться завысить сведения о явке избирателей.

В 18-20 группа членов комиссии в количестве 4-х человек выехала для проведения голосования избирателей по месту проживания. На три заявки от  граждан было взято 76 бюллетеней. У меня не было возможности выехать вместе с этой группы, т.к. я в этот момент осуществлял выезд с группой для голосования на дому из 45-го участка, Совпель также не мог поехать, т.к. нельзя было оставлять избирательный уча-сток без нашего наблюдения. Когда я прибыл на 44-й участок, я постарался выяснить, с какой целью на заявку о голосовании от 3-х человек взято 76 бюллетеней. 

Председатель комиссии пояснил, что они решили пройти по дому 37 по ул. Бровки и попросить проголосовать избирателей по месту жительства, т.к. явка из этого дома была очень незначительная.  Через непродолжительное время группа членов комиссии, отправленная к д.37 по ул. Бровки вернулась, я к ним подошёл и спросил о том, сколько избирателей проголосовало  при выезде группы. Члены этой группы (ещё до их встречи с председателем комиссии) пояснили, что они прошли два подъезда и использовали для голосования все имеющиеся у них бюллетени. После этого я подошёл к председателю комиссии попросил его дать мне официальные сведения о вы-езде этой группы. Через несколько минут председатель комиссии сообщил мне, что эта группа провела голосование 11 граждан, что явно расходится со сведениями, полученными мною от других членов комиссии.

После окончания процедуры голосования в центр помещения были сдвинуты столы и начался процесс подведения итогов голосования.  При этом председателем комиссии было установлено расстояние от столов, на которых производился подсчёт,  до наблюдателей  в 5-7 метров. С такого расстояния было очень сложно рассмотреть отметки избирателей в бюллетенях, кроме того члены комиссии старались стать так, чтобы своими телами вообще заступить нам обзор.  Если наблюдателю удавалось найти точку наблюдения, с которой было бы видно содержание бюллетеня, то присматривающий за этим процессом председатель комиссии подходил к члену комиссии, за которым осуществлялось наше наблюдение, и старался устранить этот «не-достаток».

Также хочу пояснить, что членами комиссии подсчёт бюллетеней вообще не проводился. Они только раскладывали бюллетени стопками по 25 штук, потом пачки этих стопок относились на стол, за которым сидела секретарь комиссии, и она там уже сама делала вид, что считает стопки с бюллетенями. Ни у наблюдателей,    ни у других членов комиссии возможности проверить правильность её подсчёта не было. Впрочем другие члены комиссии  к этому и не стремились. Поэтому секретарь комиссии выдавала нужные ей цифры.

В итоге в окончательных цифрах расхождение данных избирательной комиссии с данными нашего наблюдения о количестве избирателей, принявших участие в голосовании, составило 150 человек. Мы насчитали 1191 проголосовавшего избирателя, по данным комиссии – 1341. Следовательно, по данным нашего наблюдения явка на 44-м участке 18 округа менее 50%, по данным  участковой комиссии – более 50%. Получается очень странная ситуация: до 16.00 23 сентября мы (наблюдатели) не по-считали более 200 проголосовавших избирателей, а с 16.00 до 20.00 примерно 80 человек зачем-то зачли 2 раза (если доверять данным избирательной комиссии).  Кстати, до 15-00 параллельно с нами учёт избирателей вёл наблюдатель от коллектива «Витязя» и наши данные учёта проголосовавших избирателей полностью совпадали с его данными.

При оглашении количества бюллетеней, обнаруженных в урне для досрочного голосования секретарь комиссии объявила число 498. Она настаивала на этой сумме даже после того, как мы заявили о том, что протоколе за 22-е сентября было указано 428. Только после того как Совпель предъявил ей фотоснимок протокола, она согласилась и уменьшила количество бюллетеней за Волкова на 70 штук, что, впрочем, не повлияло на общее количество избирателей, принявших участие в голосовании за все дни. 

При предъявлении итогового протокола в графе общего количества избирателей было указано число 2572. И это при том, что на 21 сентября было число 2639. Я поинтересовался, почему произошло такое снижение количества избирателей.  Секретарь комиссии пояснила, что они исключили 67 человек из первоначального списка, т.к. 17 человек находятся в больнице и о 50-ти избирателях их родственниками были сообщены сведения, что они находятся в командировках или за границей. Мы, участвуя в наблюдении, не видели ни одного избирателя, который бы обращался в комиссию с подобными просьбами. На наше требование предъявить заявления граждан с просьбами исключить их родственников из списка избирателей, голосующих на этом участке, был получен категорический отказ (видимо потому, что таких заявлений просто не существует). Да и вряд ли подобные просьбы от родственников являются юридическим основанием для исключения человека из списка избирателей участка, на территории которого избиратель официально зарегистрирован. Тогда я попросил сообщить количество избирателей, внесённых в дополнительные списки для голосования.  Сразу же мне в этом было отказано с мотивировкой, что на данный момент секретарь очень занята (на этот момент окончательные итоги голосования уже были подведены), и только после продолжительных и настоятельных требований председателем комиссии было сообщено, что в дополнительных списках всего 14 человек.  Тогда я спросил, почему на эти 14 человек не было увеличено количество избирателей, имеющих право голосовать на 44-м участке.  После замешательства секретарь комиссии сказала, что такое увеличение было, но из основного списка было исключено уже не 67 избирателей, а 81. 

Кроме того хочу пояснить, что первоначально  за этим участком не были закреплены дома 37 и 39 по ул. П. Бровки.  Список избирателей из этих домов был подан только 21 сентября, когда уже вовсю шло досрочное голосование. Причём на 492 квартиры, находящихся в этих домах было внесено чуть больше шестисот избирателей, а по словам самих же членов участковой комиссии, принимавших участие в голосовании на дому, им не хватило 76-ти бюллетеней, чтобы обойти 2 подъезда 37-го дома, и это с учётом того, что люди уже голосовали непосредственно на избирательном участке.



«Статья в рубрике «Особое мнение» является видом материала, который отражает исключительно точку зрения автора. Точка зрения редакции «Белорусского партизана» может не совпадать с точкой зрения автора.
Редакция не несет ответственности за достоверность и толкование приведенной информации и выполняет исключительно роль носителя.
Вы можете прислать свою статью на почту belpartisan@gmail.com для размещения в рубрике «Особое мнение», которую мы опубликуем».